Русская линия
Вестник Русской линии Анатолий Степанов15.01.2001 

Василий Львович Величко
Из книги «Черная сотня»

Василий Величко родился 2 июля 1860 г. в городке Прилуки Полтавской губернии в дворянской семье. Род Величко происходил от известного запорожского казака-летописца, автора «Летописи событий в Юго-Западной России в XVII веке» Самуила Величко. Детские годы будущего поэта и общественного деятеля прошли в родовом хуторе Вернигоровщине. Его ближайшие предки были дружны с крупными деятелями российской культуры Николаем Гоголем и Тарасом Шевченко, Михаилом Глинкой и Николаем Костомаровым, которые часто бывали в Вернигоровщине.
В 1870 году Величко был определен для обучения в киевский пансионат Даниэля. В 1883 году окончил курс элитного Императорского Училища правоведения, которое было своего рода «кузницей чиновничьих кадров» Российской Империи.
В биографии Василия Величко отчетливо просматриваются два периода. До 1896 года он — преуспевающий поэт, имя которого можно было часто встретить на страницах многих журналов. Первое стихотворение Величко появилось в 1880 году в «Живописном обозрении». А вскоре его стихи уже печатали «Свет», «Русская мысль», «Новое время», «Вестник Европы», «Русский вестник», «Северный вестник», «Нива», «Неделя» и другие мало-мальски известные тогдашние периодические издания. В 1890 году вышел первый сборник его стихотворений, в 1894 году — второй. Кроме того, Величко был автором нескольких драматических произведений, одно из которых, комедия «Первая муха», было даже удостоено Грибоедовской премии.
Василий Львович был душой литературного кружка, который существовал в конце 80-х — начале 90-х годов в Петербурге и собирался у его родственницы Марии Муретовой. В этот кружок входили крупнейшие деятели русской культуры: друг Величко известный русский философ Владимир Соловьев, писатели Николай Лесков и Даниил Мордовцев, художники Илья Репин и Николай Каразин, профессора университета Александр Веселовский и Александр Ладыженский. Словом, у него было все, что только может желать литератор: популярность в литературных и окололитературных кругах, хотя и не шумный, но устойчивый успех у публики, любовь многочисленных поклонников и друзей.
Но вот в 1896 году Василий Величко порывает с прежним богемным образом жизни и уезжает в Тифлис редактировать газету «Кавказ». После этого все изменилось. У поэта появилось немало влиятельных врагов, его стали реже печатать, против него началась кампания лжи и клеветы. Что же произошло?
На Кавказе он столкнулся с враждебной русскому делу, хорошо организованной и мощной армянской плутократией, сросшейся с продажным чиновничеством. И новый редактор русской газеты объявил войну могущественной мафии. Три года длилась эта борьба. Но силы были слишком неравные, — и в 1899 году Величко вынужден был оставить редакторское кресло. К тому времени он нажил себе немало влиятельных врагов из числа коррумпированной бюрократии. В феврале 1904 года о. Иоанн Восторгов, выступая на панихиде по усопшему поэту в Тифлисе отмечал: «Да, так много у него врагов, что даже открытые молитвенные собрания для поминовения покойного служителя русского дела не безопасны в смысле возможности… преследования за них, давления и осуждения со стороны сознательных или бессознательных врагов русского дела».
Умудренный опытом борьбы за русские национальные интересы, Василий Львович покинул Кавказ и вернулся в Петербург. Настроение в безмятежно спящей столице, не чуявшей страшной угрозы для России, резко контрастировало с ощущениями опаленного в сражениях поэта. Отныне делом его жизни стало — зажечь «самосознания зарю» (строка из его стихотворения). Поэт становится не только певцом русской идеи (как было прежде), но и бойцом за русскую идею. Во многом благодаря его усилиям в 1900 году в Петербурге возник национальный русский кружок, из которого вскоре выросла первая черносотенная организация «Русское Собрание». Поэтому, в некотором смысле Василия Львовича Величко можно назвать черносотенцем номер один.
Свою борьбу он продолжал главным образом на поприще публицистики. В апреле 1902 года известный издатель Виссарион Комаров получил право на издание старейшего консервативного журнала «Русский вестник». Журнал был основан еще в 1856 году одним из корифеев русской журналистики Михаилом Катковым, но к началу ХХ века порядком захирел. Комаров пригласил Василия Величко стать соредактором журнала. Новая редакция замыслила превратить «Русский вестник» в главный рупор национального движения. В первом же номере, вышедшем при новом руководстве, было опубликовано «Письмо к нашим читателям», судя по стилю принадлежавшее перу Василия Величко. В этом обращении редакция заявила о своем намерении сделать журнал «прочным связующим звеном для русских людей, любящих родину и жаждущих плодотворного объединения во имя ее блага». Дабы не возникло никаких сомнений, редакция разъясняла, что основой для объединения должна стать русская триада «Православие, Самодержавие и Народность», которая «суть такая же жизненная истина для России, как крылья для птицы, как воздух для тех, кто дышит».
В «Русском вестнике» в полной мере раскрылся талант Величко-публициста. В 1902—1903 годах он опубликовал цикл статей под общим названием «Русские речи». Статьи были посвящены самым злободневным проблемам русской жизни. Об этом свидетельствуют их заголовки: «Самоуправление и самодеятельность», «Инородцы и окраины», «Вопрос о рабочих». Целых три статьи были написаны по еврейскому вопросу: «Роковой вопрос», «Сионизм» и «Исход». В них, по сути, была сформулирована черносотенная концепция решения еврейского вопроса.
В 1903 году Величко опубликовал историческую драму «Меншиков», готовил к печати новую книгу стихов. Было много других замыслов. Однако осенью он неожиданно заболел и в октябре 1903 года вынужден был сложить с себя обязанности второго редактора «Русского вестника».
… Василий Львович Величко скончался 31 декабря 1903 года. Он умер в самом расцвете сил — в возрасте 43 с половиной лет. Всего себя без остатка отдавал он делу борьбы за национальные интересы России. Даже на смертном одре его мысли были о судьбе Отечества. Очевидец его кончины приводит предсмертные слова поэта, обращенные к друзьям: «Думайте о благе России, Царя и народа!.. Душа Царя — душа народа! Он Божий ставленник, живая связь народа с Богом!.. Народ не виноват в пороках русской интеллигенции. На крыльях его духа Россия вознесется над миром!.. Уходите в деревню! Там будут выработаны формулы, которые победоносно выведут Россию на истинный путь!..». Господь даровал Василию Величко конец благий. Свидетельство очевидца: «Не было ни сутолоки, ни криков. Было тихо и торжественно… Так умирают лучшие русские люди. Чистая и могучая душа поэта и борца русской самобытности уходила из пораженного болезнью тела величаво и спокойно».
По заключению врачей смерть поэта наступила от воспаления легких. Тысячи людей переносят эту болезнь и выздоравливают. А он умер. «Таинственной и загадочной» назвал его кончину известный духовный писатель Сергей Нилус в своей книге «Близ есть, при дверех». И рассказал один примечательный факт, связанный с этой неожиданной смертью.
Величко был близким другом философа Владимира Соловьева. После смерти мыслителя, которая наступила в 1901 году, Василий Львович написал о нем книгу-воспоминание. Как известно, в последние годы жизни Соловьев был полон апокалипсических предчувствий и настроений. Его последнее предсмертное сочинение «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории» включало вполне самостоятельную «Повесть об антихристе», которой философ придавал важное значение. В связи с этим произведением Величко вспоминал: «Любопытно, что он [Соловьев — А.С.] однажды, прочитав приятелю в рукописи эту повесть, спросил его внезапно:
 — А как вы думаете, что мне за это будет?
 — От кого?
 — Да от заинтересованного лица. От самого!
 — Ну, это еще не так скоро.
 — Скорее, чем вы думаете.
Приятель Соловьева, рассказавший мне это, и сам тоже немножко мистик, подобно всем верующим людям, добавил потом не без волнения:
 — А заметьте, однако: через несколько месяцев после этого вопроса нашего Владимира Сергеевича не стало: точно кто вышиб этого крестоносца из седла».
… А через два года не стало и самого Василия Львовича Величко, рассказавшего эту историю. В связи с этим Сергей Нилус заметил: «Достойно внимания, что и Соловьев, и Величко умерли в молодых еще годах и полном расцвете физических и духовных сил».
В одной из своих статей «Духовная сущность и свобода писателя» Величко обратился с пламенным призывом ко всем русским литераторам посвятить свой талант служению не идолам бренного мира сего, но вечным идеалам и святыням. Он писал: «Пусть каждый, вступающий в священный храм литературы, скажет себе: „Не хочу быть ярким электрическим фонарем на дверях растленного кафешантана. Я предпочитаю быть еле видной восковой свечечкой пред алтарем моей святыни!!!“». Так он и прожил свою жизнь, горя пред алтарем русских Святынь скромной восковой свечой.
Делу русского пробуждения Василий Величко отдал не только талант публициста и организатора, но и свой поэтический дар. Одно из его стихотворений пользовалось особенной популярностью. Его он посвятил своим братьям по борьбе — членам Русского Собрания. Это стихотворение было своего рода поэтической визитной карточкой черной сотни.

РУССКОМУ СОБРАНИЮ

В тумане смутных дней
В нелегкий путь пошли мы,
Огнем любви палимы, —
Любви к земле своей!

Тому, кто сердцем верен,
Не страшен сильный враг!
Да будет каждый шаг
Отважен, тверд и мерен!

Сплотимся лишь тесней
Вокруг родного дела,
Осветим правдой смело
Туманы смутных дней!

Обступим стяг священный,
Как доблестная рать!
За Русь! За нашу мать
Поднимем кубок пенный!

За русский пыл в крови,
За славные преданья,
За луч самосознанья
И торжество любви!


http://rusk.ru/st.php?idar=6029


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru