Русская линия
Российская газета Елена Яковлева03.04.2013 

Монахи с Невского проспекта
Александро-Невской лавре исполняется 300 лет

Александро-Невская Лавра

В эти дни свое 300-летие празднует Александро-Невская лавра. Этот монастырь-парадокс, «пустынь» в столице, вобрал в своей истории самые сильные драмы времени и дал удивительных святых.

Трудно найти человека, которого бы в Александро-Невскую лавру впервые привел религиозный интерес. Обычно — культурный. Не видеть лаврского Трезини — все равно что не видеть шпиля Петропавловской крепости — как-то неловко.

Говорят, что и первыми строителями Невского проспекта были лаврские монахи. А щебень от спроектированного Теодором Швертфегером треснувшего и разобранного при Елизавете Троицкого собора пошел на усыпку проспекта.

И до сих пор Невский — особая тема в жизни Лавры. «Трудно быть монахом на Невском проспекте», любит повторять наместник монастыря епископ Кронштадский Назарий.

Монастыри обычно возникают в пустынях — не в географических, в демографических. В пустом, безлюдном месте. Именно в них, убегая «от мира», поселяются настоящие монахи. Те из них, аскетические подвиги которых становятся известны, привлекают к себе желающих спасаться таким же образом, так собирается монастырь.

Но Александро-Невская лавра возникла по воле царя. Образец учебного, лечебного, исправительного учреждения по замыслу царя не очень-то удался.

После закрытия лавры множество людей поехали к ее бывшему духовнику — святому преподобному Серафиму Выгрицкому.

Пожалуй, только образ монастыря — центра просвещения удалось удержать. Царственная сень только с виду благолепна. История Лавры совпала не только с началом новой столицы, но и с плачевным синодальным периодом жизни Русской православной церкви. Эпоха бесцеремонного вторжения государства в церковную жизнь и регулирования ее странным образом оказалась в диалоге с советским временем. Опыт синодального периода охотно взяли на вооружение гонители Церкви в XX веке и востребовали из него многие формы государственного контроля за Церковью.

Церковью в тот период управлял не независимый Патриарх, а государственное ведомство — Священный синод во главе с обер-прокурором. Ставшая нарицательной фигура обер-прокурора Победоносцева, которой теперь так попрекают Церковь, — апогей всего этого.

Главное же, что рождает Церковь — святость и святые, — возникало эти два века не благодаря, а вопреки синодальному устройству церковной жизни.

С Лаврой были связаны путь и судьба преподобного Феодора Ушакова, дяди знаменитого адмирала и тоже святого (только в чине праведности) Федора Ушакова. В начале XIX века получил большую известность лаврский старец Алексий, к нему перед отправлением в Таганрог приезжал Александр I, войдя в келью, увидел черный гроб и, говорят, услышал от схимника: «Смотри, вот постель моя. И не моя только…»

Но особенных святых подарила Лавра XX веку.

Кроме расстрелянных в 1922-м новомучеников митрополита Петроградского Вениамина вместе с архимандритом Сергием (Шеиным) (членом IV Государственной Думы) и мирян Юрия Новицкого (профессора кафедры уголовного права Петроградского университета) и Ивана Ковшарова (юрисконсульта Лавры) Церковь особенно чтит преподобного Серафима Вырицкого.

Это был святой, как теперь бы сказали, «из буржуа», причем «из нуворишей».

Мальчик из крестьянской семьи, довольно рано оказавшийся ее кормильцем вместо умершего отца, Василий Муравьев начинал как рассыльный в одной из лавок Гостиного двора, а закончил выпускником высших коммерческих курсов, коммерсантом, заготавливающим и продающим пушнину за границу — в Германию, Австро-Венгрию, Англию, Францию.

На фотографиях начала прошлого века респектабельные господин и дама: Василий Муравьев и его жена — посетители международных выставок.

Но все это время удачливый коммерсант оставался глубоко верующим человеком и пребывал под духовным руководством старца Варнавы Гефсиманского. А в 1920 году супруги Муравьевы, пожертвовав на нужды монастырей все свое имение, ушли в монастырь.

В тяжелые для Лавры времена он был сначала казначеем, а потом и духовником. Исповедовал братию в неотапливаемом соборе с проступившим инеем на стенах. На исповеди и беседы к нему, кстати, приходил отец современной физиологии академик Иван Павлов.

Тяжело заболев от постоянного переохлаждения и неимоверных физических и душевных перегрузок, постриженный в схиму отец Серафим в 1930 году по настоянию врачей и благословлению епископа переехал жить в Вырицу. Вместе с ним по благословению отправилась и схимонахиня Серафима (его бывшая жена Ольга Ивановна).

Это произошло за 2 года до того, как «гефсиманской» ночью 18 февраля 1932 года было арестованы все монашествующие Ленинграда — более 500 иноков. К 1933 году число действующих храмов в Петербурге сократилось с 495 до 61, монастыри были полностью разгромлены, колокольный звон запрещен.

А в Вырицу устремился нескончаемый людской поток — от епископов до простых богомольцев со всей России. Сотни посетителей ежедневно с утра до ночи.

Схимонаха Серафима почитали выдающийся астроном, академик Сергей Глазенап, один из создателей современной фармакологической школы профессор Михаил Граменицкий, физик с мировым именем Владимир Фок, биолог Леон Орбели, профессор-гомеопат Сергей Фаворский.

Именно преподобному Серафиму Вырицкому приписывают знаменитый духовный стих, знакомый почти каждому православному верующему XXI века: «Когда искушения восстанут на тебя, и враг придет, как река, Я хочу, чтобы ты знал, что От Меня это было… Знай и помни всегда, где бы ты ни был, что всякое жало притyпится, когда ты наyчишься во всем видеть Меня. Все послано Мною для совершенствования дyши твоей, — все от Меня это было».

Лавра в цифрах

10 тысяч кв. м помещений было отреставрировано в Лавре с начала восстановительных работ.

63 кв. м золота было закуплено для реставрации.

284 окна, 46 из которых находятся в Свято-Троицком соборе, заменили в Александро-Невской лавре за время реставрации.

За время 15-летнего существования иконописно-реставрационной мастерской Лавры было создано 11 иконостасов, расписаны 3 храма, 1 часовня, сделано 12 проектов храмового убранства. Более 1000 икон написано работниками иконописной мастерской Александро-Невской лавры.

Справка «РГ»

В 1996 году в Александро-Невской лавре начался процесс возрождения монашеской общины. Окончательная передача всех зданий Лавры Церкви состоялась в 2000 году. Наместником Лавры с 1996 года стал архимандрит (с 2009 года — епископ Выборгский, с 2013-го — епископ Кронштадтский) Назарий (Лавриненко), активно занимающийся восстановлением Лавры.

http://www.rg.ru/2013/04/03/lavra300.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru