Русская линия
Нескучный сад Андрей Десницкий29.03.2013 

Уроки нравственности: Дорого. Долго.

27 марта журнал «Русский репортер» проводит дискуссию на тему «Кто в России устанавливает моральные нормы?» В том, что общие моральные нормы есть сегодня в России, сомневается библеист Андрей ДЕСНИЦКИЙ. Когда количество вопросов, на которые в обществе нет единого ответа, падает ниже некоторой черты — начинается война всех против всех и общество как таковое заканчивается.

В середине 90-х я встретил в Троице-Сергиевой Лавре одного послушника, который тосковал по советским временам. Да как же так, — удивлялся и возмущался я, — Церковь в те времена не жила, а выживала, а теперь дышим полной грудью! «Тогда, — ответил мне послушник, — были простые и ясные нравственные нормы, и все их разделяли, а теперь совсем не то».

Я категорически не согласился с ним тогда, слишком хорошо помнилась мне жизнь в СССР с ее двойными и тройными стандартами буквально на каждом шагу. Но теперь, кажется, я лучше начал понимать, что он имел в виду. Да, девяностые никак не назовешь временем расцвета нравственности и бескорыстия. Но в обществе оставались некие представления о базовых правилах — и даже если исключения встречались чаще, чем следование этим самым правилам, все равно было ясное понимание, что это именно исключения. Самый страшный олигарх девяностых, Борис Березовский, год назад попросил прощения у своей страны, адресно и конкретно — и я тогда принял этот жест за циничный политический шаг. Может быть, так оно и было сначала, да только вышло так, что эта просьба оказалась последним, что он сказал стране.

Попросят ли нынешние, пусть даже лет через двадцать? Не уверен. Старые советские нормы, как и советская (или еще дореволюционная) инфраструктура, износились до такой степени, что починке уже, похоже, не подлежат. А нового создано слишком мало, новое пока что — не держит.

Нет, мы, конечно, все знаем, что такое хорошо и что такое плохо, свои представления есть у каждого. Но всё чаще и чаще мы убеждаемся в неочевидности этих представлений. Хорошо ли свадебному кортежу стрелять в воздух на улицах города? Хорошо ли калечить или убивать водителя, припарковавшего машину на месте, которое вроде как твое? Хорошо ли радетелю за народное благо иметь элитную недвижимость на территории потенциального противника? Хорошо ли чиновнику получать липовую научную степень? Да вот, оказывается, это кому как, это еще надо подумать и посмотреть. Интересно даже, какой вопрос из казавшихся совершенно очевидными прежде будет задан следующим.

Когда количество вопросов, на которые в обществе нет единого ответа, падает ниже некоторой черты — начинается война всех против всех и общество как таковое заканчивается. Похоже, мы начали это осознавать — не случайно на улицах Москвы в этом году народ собирался не столько по политическим, сколько по нравственным поводам, в связи с гибелью сирот и запретами на их усыновление. Конечно, в том и в другом случае нравственность тут же оседлала политика, так это ведь только потому, что политика сама по себе людям уже не интересна, и она это знает. И похоже, что повестку завтрашнего дня будет определять вне зависимости от текущих политических раскладов тот, кто сможет предложить обществу внятные, понятные, действенные нравственные нормы, правила игры на общем поле.

Только кто это будет?

Власть последний год явно действует под девизом «мы всё равно сделаем, как захотим, а ваше дело десятое». Людей возмущает не самоуправство и не воровство чиновников сами по себе, а скорее тот градус цинизма, которым всё это сопровождается. При этом законодатели очень озабочены нравственностью, принимают один закон за другим, чтобы проследить за тем, насколько вот вы или я нравственны: проживаем ли по месту прописки, не курим ли в вагонах, не получаем ли деньги из-за границы, а далее везде.

Но еще Екатерина II наставляла своих законотворцев: «Весьма худая та политика, которая переделывает то законами, что надлежит переменять обычаями». И не скажешь лучше. Вот, к примеру, ввели в свое время ВАК, чтобы он проверял правильность оформления диссертаций, отсутствие в них плагиата и всё такое прочее. Теперь оказалось, что среди пропущенных им работ высоких должностных лиц доля плагиата устойчиво стремится к ста процентам, а руководитель арестован по обвинению в растрате (о если бы хоть в плагиате!). Как вообще что-то можно проконтролировать в условиях, когда «корочки» давно стали формальным атрибутом, и с этим мирятся все участники процесса?

А может быть, нормы установит интеллигенция? В советское время именно она претендовала на роль носителя нравственных ценностей, и если ругали ее «образованщиной», как Солженицын, если отказывали в самом праве называться «интеллигенцией» — то как раз за неспособность или нежелание исполнять свою главную роль. Да, только где эта интеллигенция? Разумеется, могу назвать немало интеллигентных людей, нравственные идеалы которых для меня очень много значит. Но вот этого сословия, похожего в идеале на рыцарский или монашеский орден, уже, кажется, не будет — оно просто не воспроизводится.

Глядя на молодых представителей «думающего сословия», я вижу кого угодно: специалистов среднего звена, средний класс, рассерженных горожан, хипстеров или яппи — и ни одна из этих категорий не претендует на то, чтобы учить нас жить, особенно на собственном примере. Да, пожалуй, это и хорошо.

Или, наконец, Церковь? В это очень хочется верить… но не получается, если честно. Скандал следует за скандалом, и дело даже не в том, что на тысячу достойных пастырей находится один недостойный. Оказывается вдруг, что у этого недостойного пастыря, попавшего, к примеру, в ДТП с жертвами, всё схвачено, и если бы не досадное происшествие — так бы и молчали все вокруг о его недостоинстве. Себе ведь дороже.

И сразу понимаешь: можно много поститься и молиться, регулярно не просто причащаться, но и служить Литургию, быть целиком и полностью человеком Церкви, или по крайней мере казаться им — и не выдержать простейшего экзамена на порядочность. А если так, то в самом ли деле церковная жизнь сама по себе способна сделать тебя не то чтобы святым, но хотя бы приличным человеком? Тоже, оказывается, не всегда… А про агрессивное навязывание своей веры «активистами» уж и вовсе говорить не приходится, тут вопросы нравственности отступают перед таким насущной и актуальной для всех нас проблемой, как соответствие теории эволюции первой главе Бытия. Когда такое на кону, какая нравственность?

Или преподаст уроки нравственности школа, которая учит теперь в основном сдавать ЕГЭ, а скоро к нему добавится ГТО? Или семья, или трудовой коллектив, профком и местком с их «ты людям всё расскажи на собрании», ну что там было еще хорошего в СССР, не хорошего, так просто действенного? Всё не то, что надо.

Так кто же, кто? Не знаю… Если только мы сами. Во всяком случае, другого реалистичного варианта я не вижу. Разве что ангел с небеси, да и то, если вспомнить историю Содома, его жителям и ангелы не помогли — потому, наверное, что они сами не хотели себе помочь.

http://www.nsad.ru/articles/uroki-nravstvennosti-dorogo-dolgo


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru