Русская линия
Отрок.ua Денис Таргонский23.03.2013 

Пост — к нормальной жизни мост

Пост, хотя внешне и похож на диету, имеет совсем другую суть. И прежде всего потому, что он — не часть спортивно-оздоровительного комплекса, а одна из граней жизни Церкви. Как приметой школьника, например, является школьная форма, которую он иногда носит, а иногда нет, так и приметой христианина является пост. Иногда христиане постятся, иногда веселятся, но жизни радуются всегда.

Церковная культура поста называется аскетикой. С греческого «аскео» переводится как «тренировка». Спортсмены, как известно, ведут такой образ жизни, чтоб всегда быть в форме. У них есть цель — достичь максимальных результатов на соревнованиях. У христиан своя цель — достичь такого блаженства в этом веке, которое будет сопровождать человека в вечности.

Пост не для того существует, чтоб унизить природу человека или лишить его чего-то естественного. Человек «начинается» сверху. Корни человека, требующие постоянной подпитки благодатью, погружены в глубины духа. А потом следует душа с ее эстетическими интересами и этическими вкусами, и все это выражается внешне при помощи тела. Лишь тогда, когда удовлетворен дух, радуется душа и в бодрости пребывает тело. «Такое вседовольство природы человека я называю Царством Небесным», — писал святитель Феофан Затворник. Поэтому пост — это по сути такая культура жизни, которая дает душой радоваться и телом не хворать.

Пост — естественная потребность человека отдохнуть, на какое-то время отдалиться от того, что дорого сердцу, чтобы это не стало идолом. Сытая жизнь истощает человека более, чем воздержание. «Пессимизм возникает от пресыщения, а не от голода», — писал Честертон.

Пост дарит вкус хорошей еде или музыке, потому что не дает нам к ней привыкнуть и просто глотать. Ведь мы особенно радуемся тому, чего ждем.

Не от всего, что мы так долго любили, мы можем быстро отвыкнуть. Но саму потребность отказаться от чего-либо мы можем ощутить уже тогда, когда попробуем вкус другой жизни.

Пост возможен только в границах Церкви, иначе он просто навредит и сердцу, и телесным ресурсам. Точно так же физические упражнения вне спортивной культуры могут сделать нас инвалидами. В модном стремлении похудеть человек теряет здравый смысл, так как видит лишь предмет своей страсти и не замечает красоты окружающего мира. Когда человек сосредоточен на Господе, он открывает для себя и широту, и глубину, и высоту во всем, что ее окружает. И наоборот, когда он зациклен на оздоровлении по системе голодания, например, Поля Брега, он теряет свою внутреннюю красоту, и истощает свои внутренние ресурсы, данные Богом для любви и милосердия. Ведь нередко голодный человек, как пес, способен только «отгавкиваться», когда к нему обращаются по-человечески.

Пост — узкий путь, и разбалованному человеку он кажется слишком сложным. Человеческая природа похожа на автомобиль с испорченным рулевым управлением. Таким авто управляет не водитель, а дорога. Становясь на узкий путь поста, человек познает свою немощь и просит Бога руководить его душой, чтобы сам он мог руководить своим телом. Именно потому этот путь кажется узким, что его надо проехать по своей полосе с ограниченной скоростью, чтобы добраться до цели. Но ведь так хочется дать газу — и на всю дорогу… Дай Боже разума в этот момент помолиться. Пост, по сути, и является тренировкой такой молитвы.

Все люди разные, и дорога у каждого своя, а потому пост мы проводим по-разному и нужды у каждого свои. Для меня, кроме всего прочего, вся острота поста, причиняющая душевные страдания, заключается в отказе от вафель «Артек» и игры на гитаре. Я воздерживаюсь от этого не потому, что это нечто греховное, а потому, что есть кое-что получше. Как в евангельской притче о вине: И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше (Лк. 5, 39). В этой премудрой притче Господь раскрывает еще одну важную черту, характеризующую человеческую жизнь (и в этом — один из уроков поста). Что-то может быть постоянным лишь тогда, когда достигается постепенно. И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие; а иначе молодое вино прорвет мехи, и само вытечет, и мехи пропадут (Лк. 5, 37).

«Золотое правило поста, — писал блаженный Иероним, — поддерживать свои силы». Я в юности сорвал себе мышцы в тренажерном зале, потому что тренировался по системе Арнольда Шварценеггера, будучи по сути «чайником». У меня перед глазами стояли тогда плакаты прославленных культуристов, подобно тому, как некоторым христианам не дают покоя подвиги преподобных, вкушавших одну просфору в день. Нам следует присматриваться и стремиться к той любви и теплу, что освещали святых нашей Церкви, а уже потом — к их аскетическим высотам. Мы должны отдавать себе отчет в том, где мера наших возможностей. Ведь логика поста проста: она ведет человека через отказ от себя — до любви к ближнему. Чем меньше мы влюблены в себя, тем больше любим других. «Высота духовного совершенства, возможного для человека на земле, — писал преподобный Максим Исповедник, — это любовь и милосердие».

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/post_k_normalnoi_zhizni_most.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru