Русская линия
Вестник Русской линии Зинаида Пейкова01.11.2000 

О некоторых причинах негативного отношения населения к Социальной концепции РПЦ

В истории русской Церкви судьбы важнейших документов, принимаемых на соборах, не были очень счастливы. Наиболее печальной оказалась судьба деяний Стоглавого собора 1551 г., подлинные документы которого и вовсе были уничтожены. Какая судьба ожидает нынешний документ «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», — покажет время. Но уже за первые 10 недель после их появления в некоторых группах общества успело сложиться негативное отношение к ним. Социологические опросы смогли бы показать, что именно вызывает неприятие населения. Предваряя эти опросы, заглянем в текст самих Основ и попытаемся понять, какие места в них наиболее сильно могли спровоцировать такое отторжение.
Оглавление Основ можно свести к следующему понятийному ряду: «нация — государство — этика и право — политика — труд — собственность — война и мир — преступность — нравственность — здоровье — биоэтика — культура — СМИ — глобализация и секуляризм». Очевидно, этот ряд выстроен не очень удачно. Так, этика, нравственность и биоэтика, близкие по смыслу, неоправданно разорваны. Государство, политика, война и мир и глобализация — тоже разведены, равно как труд и преступность. Но эти недоработки технически легко исправимы.
Дело в другом. Дело в том, насколько этот перечень проблем созвучен тем реальным проблемам, которые сегодня волнуют наше общество. Если он сильно расходится с той иерархией проблем, которые наиболее остро беспокоят население, то рассчитывать на большой успех нового документа было бы наивно. В другом, более благополучном обществе, легче можно было бы таким образом скорректировать общественное мнение в нужную сторону, но в нашем обществе, стоящем на краю пропасти, это сделать трудно.
Верно то, что в разных общественных группах иерархии проблем сильно отличаются. Но верно и то, что существуют общие для всего общества проблемы. На них и необходимо было ориентироваться при выработке документа. Согласно опросам, эти проблемы таковы.
СПИД — 70,3%, наркомания — 67,3%, экология — 54%, истощение природных ресурсов — 39,3%, продовольственный кризис — 35,7%, ядерная война — 28,1%,. национальные конфликты — 25,6%, господствующее положение США в мире — 21,1%, религиозные войны — 14,6% и т. д. Такими представляли себе в декабре 1998 г. угрозы для человечества в XXI веке (исследование Института социологии РАН, см.: Современное российское общество: переходный период / Отв. ред. В.А. Мансуров. М., 1999, с.20).
Угрозу самой российской государственности представляют, согласно тому же исследованию, прежде всего следующие проблемы (см.: там же, с.10): кризис российского сельского хозяйства — 77,0%, кризис российской промышленности — 76,5, инфляция, удешевление рубля — 71,6, преступность — 69,8, безработица — 64,8, коррупция, злоупотребления чиновников — 63,4, безвластие, раскол в высших эшелонах власти — 58,7, отсутствие порядка и дисциплины — 56,1, отток российских капиталов за рубеж — 56,1, упадок морали в обществе — 50,9, крах банков, финансовой системы — 50,0, бедственное положение науки и культуры — 46,9, отток за рубеж лучших российских специалистов — 41,2, национальные конфликты — 39,9, загрязнение окружающей среды — 36,2, сокращение населения России — 33,1, массовые беспорядки, забастовки — 27,3, политика западных государств — 25,3% и т. д.
Чтобы укрепить свой престиж в мире, Россия должна, по мнению большинства, добиться экономического подъема — 76,3%. Затем ей нужно укрепить свою военную мощь — 10,6%, возродиться духовно — 7,4% и утвердить свою особую культуру — 2,0%, все остальные варианты ответов, вместе взятые, — 2,8% (см.: там же, с.21). Заметим, что, например, за то, чтобы «утвердить свою особую культуру», высказались лишь 2% только потому, что нельзя было выбирать 2 и более ответов. В таких случаях, когда требуется выделить лишь один ответ, результаты свидетельствуют о рейтинге того или иного мнения, а не об его распространенности.
Таковы острейшие проблемы, стоящие сегодня перед среднестатистическим читателем Основ социальной концепции.
Посмотрим также, какие идеи были в 1999 г. наиболее популярными в населении (в исследовании ВЦИОМ предлагалось назвать идеи, которые скорее всего могли бы объединить современное общество, см.: Экономические и социальные перемены. Мониторинг ВЦИОМ. М., 2000,. 1 (45), с.92). Иерархия этих идей такова: стабильность — 49,6%, законность и порядок — 42,1, достойная жизнь — 31,3, сильная держава -27,9, возрождение России — 25,7, социальная защищенность — 21,7% и т. д.
Отражаются ли перечисленные выше наболевшие проблемы в Основах? И в какой степени? Очевидно, понятийно-проблемный ряд Основ не очень близок реальной иерархии проблем России.
Разумеется, никто и не ожидает прямого и скорого влияния Церкви на решение этих проблем, например, не ждет от нее экономического подъема страны. Но попытки опосредованного влияния были необходимы, или хотя бы выражение понимания серьезности создавшегося в стране положения. Ведь на Церковь надеются прежде всего, что она поможет пережить жизненные трудности — 68%. Почти так же сильно ждут от нее, что она сделает отношения между людьми более нравственными — 67%, сохранит национальную культуру и традиции — 59%, поможет России выйти из кризиса — 31% (Россия: преодоление национальной катастрофы / Отв. ред. Осипов Г. В. М., 1999, с.163). Более всего наши люди ищут в религии облегчения душевных переживаний, страданий, бед — 22,0% (Экономические и социальные перемены. 1998,. 1 (33), с.82), а не какой-то абстрактной богословской доктрины или любого другого документа. В религии находят сегодня источник моральных и нравственных норм повседневной жизни лишь 7,5% (там же). Но вряд ли Основы могут сравниться с живой религией и послужить для них таким же авторитетным источником этих норм.
Но кроме впечатления неотзывчивости Церкви на нужды населения, может создаться гораздо худшее впечатление — оскорбления некоторых его чувств, что, видимо, уже и случилось. Речь идет о разделе 2 «Церковь и нация». Посмотрим, что бы могло вызвать такую реакцию. Проследим частоту употребления некоторых слов в этом разделе.
Напомним, что русские составляют 85% населения России, за ними следуют украинцы и татары. Остальные народности по своей численности оказываются не чем иным как национальными меньшинствами. Однако словосочетание «русский народ» встречается лишь 1 раз, «православный народ» — тоже 1 раз. По 1 разу прилагательные с корнем «русс» употребляются в связи существительными «Церковь», «войско» и «агиографические источники». На этом фоне внимание к еврейскому народу кажется чрезмерным.
О народе израильском говорится 4 раза, о нем же как народе израильском богоизбранном — 3, просто богоизбранном — 2, о нем же как о сынах Израиля, принадлежащих Богу, — 1, семени святом — 1, как о народе Божием — 1, как о народе, с которым Иисус Христос отождествлял Себя по рождению, — 1, всего в сумме 13 раз. В дополнение к этому прилагательные «израильский» и пр. встречаются 9 раз. Прилагательные «православный» и пр. — 10 раз. Кроме того, слово «иудей» («иудеи») встречается 5 раз, «иудейская нация» — 1 раз. «Израильтянин» встречает 1 раз, «еврей» встречается 2 раза, «еврейский» — 2 раза, «древнееврейский» — 1 раз. Не обделен вниманием даже еврейский язык, называемый «священным» и «доступным одному народу», — 1 раз, и святым, на котором совершалось богослужением в храме, — 1 раз. Но ничего не говорится о русском языке и ничего о том священном церковнославянском языке, на котором русский народ в наши дни совершает своим богослужения. Нет также слова «Россия», а «Русь» используется лишь 1 раз и то косвенным образом — в титуле Патриарха Московского и всея Руси Гермогена. Зато «Иерусалим» — «главный духовный и политический центр богоизбранного народа» — фигурирует 3 раза, а «Израиль» — дважды.
Из остальных национальностей упоминаются лишь древнеисторические эллины — 2 раза, варвары, скифы и самарянка — по 1 разу. Упоминаются арамейский и греческий языки. Есть 3 упоминания об инонациональных захватчиках, нападавших на Россию. О многочисленных современных российских национальностях и об их национальных проблемах, столь острых для наших дней, не говорится. Напомним, что национальные конфликты в мире беспокоят 25,6%, а национальные конфликты в России — 39,9%.
Словосочетание «Ветхий Завет» встречается в разделе трижды, «Новый Завет» — ни одного раза. В целом объем раздела 2 «Церковь и нация» составляет 9.776 знаков (с пробелами). Из них непропорционально большую часть занимают экскурсы в одну лишь ветхозаветную историю богоизбранного народа — 2.664 знака (тоже с пробелами), или 27% всего текста раздела. Кроме того, Ветхий Завет определенную долю оставшегося текста занимает в форме сопоставлений его с новозаветными положениями.
Вне всякого сомнения, такая трактовка национальных проблем является грубейшим просчетом авторов и граничит с цинизмом или провокацией. Неудивительно то, что есть нарекания в их адрес. Удивительным было бы другое — если бы этих нареканий не было. Ведь рост национального самосознания многочисленных народов в нашей стране не прекращается и, как уже говорилось выше, задача утверждения в России своей особой культуры является одной из наиболее актуальных для населения проблем, она стоит на 4-м месте по своей значимости. За свою сильную державу и за ее возрождение тоже стоит значительная часть населения. И не от кого иного как именно от Церкви ожидают, что она сохранит национальную культуру и традиции, 59% - более половины нашего населения. Основы концепции этих ожиданий, мягко говоря, не оправдывают.
Как показал этот беглый просмотр одного из разделов Основ социальной концепции, она еще весьма далека от совершенства. Печально то, что авторы не использовали богатые арсеналы данных, накопленные социологами. При всем несовершенстве своих методов и неточности своей информации социологи могли бы помочь им избежать столь серьезных промахов.

http://rusk.ru/st.php?idar=6002


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru