Русская линия
Церковный вестникМитрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин)20.03.2013 

У рецензирования православной литературы нет альтернативы

Три года назад были введены новые правила издания православной литературы: все книги, предназначенные для распространения в храмах и церковных лавках, должны пройти рецензирование и получить соответствующий гриф. За это время состоялось 72 заседания коллегии Издательского Совета, на которых было отрецензировано 8045 книг, из них 510-ти отказано в грифе, а 445 возвращены на доработку. О том, как это повлияло на развитие православного книгоиздания и какие принципы положены в основу рецензирования, ответственному редактору «Журнала Московской Патриархии» Сергею Чапнину рассказывает председатель Издательского Совета митрополит Калужский и Боровский Климент.

— Ваше Высокопреосвященство, как вы оцениваете ситуацию на рынке православной литературы в 2010—2012 годах? Как можно обозначить основные тенденции и проблемы?

— К моменту реорганизации Издательского Совета в 2009 году рынок православной литературы в целом уже сложился. Большинство представленных на нем издательств начали свою деятельность еще в 1990-е и в начале 2000-х годов. Наиболее крепкие позиции здесь заняли те издательства, которые сумели наладить свои каналы книгораспространения, опирающиеся главным образом на церковную сеть — епархии, монастыри и приходы. Господствующим направлением книгоиздания на протяжении почти 20 лет было удовлетворение спроса сугубо церковного читателя: отсюда большое количество изданий, а если быть более точным — переизданий и репринтов с дореволюционных изданий Священного Писания, творений святых отцов, молитвословов, духовно-аскетической литературы.

За последние несколько лет ситуация изменилась кардинальным образом. Основополагающая тенденция православного книжного рынка сегодня — это удовлетворение запроса на православную тему, который существует в светском обществе. Ставка всё больше делается не на воцерковленных людей, а на тех, кто интересуется православием, кто ищет дорогу к храму, задает вопросы Церкви — часто далеко не самые удобные. Издатели стали искать подходы к тем людям, которых принято именовать крещеными, но не просвещенными, а таких, как известно, большинство из тех, кто в соцопросах называют себя православными. Это отвечает и миссионерскому посылу современного периода бытия Церкви, да и лучше оправдывает себя в коммерческом плане, поскольку такой подход позволяет выходить на рынок светской литературы.

Эту тенденцию с определенной долей условности можно назвать «доступно о православии». Книги, изданные в соответствии с этим принципом, характеризует решительный отказ от архаизма и «высокого штиля», дореволюционных речевых оборотов — словом, от всего, что может стать современному человеку препятствием для восприятия книги. По замыслу издателей эти «новые книги» должны отвечать запросам людей ХХI века, которые живут в социальных сетях, не боятся задавать вопросы Пат­риарху и смело сравнивают разные религиозные традиции. Герои этих книг, как правило, «простые люди»: священники и их жены, монахи и миряне, сомневающиеся и уверенные — словом, наши современники, члены нашего общества. Чтобы читатель понял, что это литература «для него», важно, чтобы он почувствовал, что эта литература «про него» и «про жизнь окружающих его людей».

Можно сказать, что большинство издателей сейчас уловило эту тенденцию. Наверное, естественно, что лучше всего это удалось молодым издателям, которые стремятся сочетать современный издательский стиль с верностью церковной традиции, не боятся при этом использовать опыт зарубежных коллег. Но мало уловить тенденцию, нужно еще и суметь предложить адекватный ей издательский продукт, а это удается пока далеко не всем. Но позитивные сдвиги на православном книжном рынке налицо, хотя и проблем остается немало — в целом книжная отрасль переживает сейчас, как известно, не лучшие времена.

В этой ситуации издатели всё большее внимание стали уделять продвижению книги. Предпринимаются усилия для определения целевой аудитории, изучения ее спроса и ожиданий. В отдельных случаях разрабатывается целый комплекс мер по донесению книги до читателя. Это в первую очередь грамотная организация процесса распространения — презентации, акции, репортажи в СМИ, причем не только в церковных, но и в светских, размещение информации о книге в верхних строчках поисковых систем.

Кстати, всё больший интерес к православной теме проявляют и светские издательства, однако для большинства из них православие — всё еще пока «терра инкогнита». Впрочем, это тема для отдельного разговора.

— Готовы ли вы дать оценку тому, как на православное книгоиздание повлияло введение грифа Издательского Совета?

— По итогам более чем трех лет работы можно констатировать, что в целом качество изданий значительно выросло — это касается как содержания, так и оформления. Дальнейшему повышению качества православного книгоиздания должно способствовать издание разработанного Издательским Советом совместно с Издательством Московской Патриархии и Синодальной библиотекой «Руководства по редакционной подготовке и оформлению церковных печатных изданий», которое в настоящее время находится на рассмотрении у членов Высшего церковного совета.

Что касается обязательного присвоения грифа Издательского Совета тем изданиям, которые предназначены для распространения в церковных лавках, на мой взгляд, этому нет и не может быть альтернативы по одной простой причине: Церковь всегда стояла и стоит на страже духовной безопасности своих чад и именно поэтому не имеет права пустить на самотек процесс формирования ассортимента книжных лавок. И если до 2009 года эта работа не была организована, то только потому, что, попросту говоря, руки не доходили.

— Какие принципы лежат в основе деятельности Издательского Совета по предоставлению грифа?

— Основной принцип рецензирования заключается в том, чтобы определить, соответствует ли содержание того или иного издания вероучению и традициям Православной Церкви. При Издательском Совете действует коллегия по научно-богословскому рецензированию и экспертной оценке, в которую входят компетентные специалисты в разных областях богословской науки, а также опытные священнослужители. Главная задача коллегии — дать церковную оценку каждому поданному на рецензирование изданию. Каждый член коллегии представляет свое заключение по отрецензированной им книге и, как правило, предлагает вариант решения, но окончательное решение принимается коллегиально — часто в результате довольно острых дискуссий и обсуж­дений.

Наша церковная жизнь развивается сейчас, как известно, весьма активно, обсуждается множество вопросов и в рамках Межсоборного присутствия, и на целом ряде неформальных площадок. Эти дискуссии зачастую продолжаются и на страницах печатных изданий. В этой связи большое внимание в своей деятельности коллегия уделяет развитию конструктивности внутрицерковной дискуссии, стараясь внимательно следить за тем, чтобы оппоненты, защищая свои мнения, дискутировали бы по существу предмета и не переходили на личности.

— Можете ли вы кратко охарактеризовать те издания, которым было отказано в получении грифа и почему?

— Большинство изданий, которым было отказано в грифе, не получили его по весьма простой причине — их содержание не соответствовало церковной тематике. Среди таких изданий встречаются порой замечательные книги, которые украсят полку любого светского книжного магазина, но не церковного.

Совсем другое дело — это так называемая православная литература, содержащая всевозможные сомнительные идеи, непонятно на чем основанные предания, советы и рекомендации. Здесь приходится разбираться: является ли появление такой книги лишь результатом отсутствия духовного образования у автора или существуют другие причины. В большинстве случаев, если издатель или автор наделали ошибок, что называется, по простоте душевной, то эти ошибки легко исправляются. Иногда приходится сталкиваться с авторами, которые отстаивают свои специфические взгляды, что называется, с упорством, достойным лучшего применения. К счастью, таких авторов немного.

На сайте Издательского Совета (www.izdatsovet.ru) размещен список не рекомендованных к распространению изданий, но с некоторых пор мы стали очень аккуратно относиться к его пополнению. Мы столкнулись с тем, что некоторые недружественные по отношению к Церкви СМИ пристально следят за этим списком, и как только в нем появляется новое издание, моментально об этом сообщают, создавая довольно мощную антирекламу. Хотел бы обратить внимание, что не следует путать издания, не получившие грифа, и издания, не рекомендованные к распространению.

— Время от времени приходится слышать об озабоченности издателей: задержки с рецензированием, что существенно влияет на издательские планы, или, например, неожиданные, а порой и странные отзывы рецензентов. Что это — проблемы первого этапа, когда процедура рецензирования только формировалась, или такие ситуации нельзя исключить и в будущем?

— Если говорить о тех издательствах, с которыми мы сотрудничаем на постоянной основе, то в настоящее время технические издержки рецензирования сведены к минимуму. Начиная с 2012 года мы заключаем со всеми издательствами договор, в котором оговорены сроки рецензирования — 30 рабочих дней. Так что составить издательский план с учетом этого срока несложно и подавляющее большинство православных издателей это давно сделали. Некоторые недоразумения возникают главным образом, когда к нам обращается какое-то новое издательство, которое еще не знает во всех деталях порядка рецензирования. Мы всегда с пониманием относимся к таким ситуациям и стараемся разъяснять заявителям все возникающие вопросы.

Что касается «неожиданных и странных отзывов», то чаще всего таковыми они кажутся тем издателям и авторам, которые не понимают логики принимаемых решений. Как я уже говорил, главным принципом работы коллегии является принцип церковной пользы. И если та или иная книга содержит пусть даже очень важную информацию, но не имеющую отношения к нуждам Церкви, такая книга, очевидно, получит отказ, и ничего странного в таком решении не будет — напротив, оно будет абсолютно логично. Нам неоднократно приходилось разъяснить, что во многих случаях книга не получает грифа не потому, что она плохая сама по себе, а потому, что ее появление в церковной лавке Издательский Совет считает неуместным.

В спорных вопросах коллегия всег­да ориентируется на официальное мнение Церкви. Это, в частности, касается книг, посвященных лицам, почитаемым в определенных кругах, но не причисленным к лику святых. Принцип, которым руководствуется коллегия, простой: если Церковь не канонизировала того или иного человека, не следует преждевременно именовать его святым.

Если мы имеем дело с изданием, которое по своей направленности входит в сферу компетенции соответствующего синодального отдела, мы, как правило, запрашиваем отзыв из этого отдела. Со многими синодальными структурами Издательский Совет заключил соглашения о рецензировании профильной литературы, согласно которым экспертиза, проведенная в этих отделах, принимается за основу решения о предоставлении грифа.

— Не раз приходилось слышать, что рецензия стоит очень дорого. вы с этим согласны? Из чего складывается ее стоимость?

— Интересно, что о высокой стоимости рецензирования говорили уже тогда, когда оно было вообще бесплатным — как известно, у страха глаза велики. Но если говорить серьезно, стоимость рецензирования складывается из собственно отчислений за рецензирование, отчислений на деятельность коллегии и налоговых отчислений. Учитывается также объем и тип издания. Понятно, что не одно и то же — отрецензировать детскую книжку и научную монографию, поэтому все издания разбиты на категории в зависимости от сложности экспертизы.

При расчете стоимости наиболее часто издаваемых книг: Священного Писания, богослужебной литературы, молитвословов, творений святых отцов, вышедших до революции (то есть прошедших еще дореволюционную цензуру), стоимость рецензирования является достаточно невысокой, поскольку работа рецензента в данном случае заключается в том, чтобы сравнить представленный текст с текстом издания, которое было взято за основу. Это, по сути дела, техническая работа. Стоимость повторного рецензирования также является минимальной.

Если же мы имеем дело с оригинальным трудом, сложность рецензирования значительно повышается. Необходимо внимательно изучить текст, отметить все места, которые могут вызвать сомнения, дать им соответствующую оценку, сформулировать вариант заключения коллегии. Это гораздо более трудоемкая работа, требующая соответствующей квалификации, поэтому и оценивается она дороже. Могу сразу сказать, что количество таких изданий не является значительным, большинство из них издаются на гранты или спонсорские средства и изначально не ориентированы на получение прибыли.

Таким образом, если оценивать стоимость рецензирования в относительных цифрах, то в большинстве случаев она не превышает 1−2% от общей стоимости издания.

— Издатели сетуют, что для многих храмов наличие грифа не играет никакой роли, когда принимается решение о приобретении православной литературы. В чем здесь проблема?

— Да, действительно, пока еще не везде осознали всю серьезность постановления Священного Синода об обязательном наличии грифа у изданий, распространяемых через церковную сеть, и подчас настоятели смотрят сквозь пальцы на то, что продается в церковных лавках. В настоящее время вопрос об оптимальных механизмах контроля за книгораспространением находится в стадии обсуждения. На мой взгляд, наиболее эффективным решением этого вопроса было бы использование не административных, а экономических мер. Имею в виду прежде всего создание общецерковной сети книгораспространения, через которую могли бы распространяться только те книги, которые имеют гриф Издательского Совета. Иными словами, нужно постараться исключить как возможность приобретения литературы на стороне, так и заинтересованность в этом. Это значит, что нужно проводить такую ценовую политику, при которой епархиям, храмам и монастырям будет невыгодно приобретать литературу у «серых» распространителей. Если можно будет заказывать широкий ассортимент литературы по разумным ценам через общецерковную систему книгораспространения, проблема во многом будет решена.

В настоящее время каждое издательство имеет свои каналы распространения, пытаясь наладить прямой контакт с заказчиками. Экономически это оправданно для издателей, но в плане решения общецерковных задач такая практика имеет ряд недостатков. Поскольку подавляющее большинство издательств находится в Москве, то более или менее регулярно обеспечиваются литературой главным образом только епархии Центральной России. Московским издателям просто невыгодно возить литературу в Сибирь и на Дальний Восток. Если говорить о ближнем зарубежье, то практически везде — наверное, за исключением Белорусии — имеются большие проблемы с таможней. В отношении дальнего зарубежья вопросом доставки книг систематически вообще никто не занимался, а ведь сейчас по всему миру живут миллионы наших соотечественников! Очевидно, что все эти задачи невозможно решить усилиями частных распространителей.

Думаю, что ни в коем случае не следует разрушать существующие каналы книгораспространения, соз­данные ценой многих усилий и кропотливой работы. На одном из заседаний Издательского Совета предлагалось выдавать добросовестным распространителям соответствующие сертификаты — мне кажется, это могло бы быть эффективной мерой. Но при этом необходимо развивать общецерковную сеть книгораспространения для системного решения множества накопившихся в этой сфере вопросов.

— Каковы дальнейшие перспективы грифования православной литературы? Возможно ли в будущем изменение процедуры получения грифа?

— На настоящий момент сложилась, на мой взгляд, оптимальная система грифования, которая включает в себя три грифа «По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси», «Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви» и «Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви». Первые два грифа введены постановлением Священного Синода от 25 декабря 2009 года, последний гриф был введен распоряжением Святейшего Патриарха начиная с 2012 года по итогам анализа первых двух лет действия практики грифования. Эти грифы охватывают все типы изданий, которые могут распространяться через церковную книжную сеть.

Нам предстоит в будущем распространить эту систему на всю каноническую территорию Русской Православной Церкви. Дело в том, что в самоуправляемых Церквах сложились свои практики грифования, несколько отличающиеся друг от друга. Очевидно, что и для распространителей, и для читателей — где бы они ни жили — будет гораздо удобнее, если система грифования будет унифицированной.

Однако, как я уже говорил, эффективность грифования будет напрямую связана с развитием общецерковной системы книгораспространения, поскольку гриф является ключевым элементом этой системы и вне ее эффективность действия грифа значительно снижается. За создание такой системы неоднократно высказались многие архиереи, особенно из удаленных епархий России, а также из епархий ближнего и дальнего зарубежья. Очевидно, что процесс обеспечения качественной православной литературой всех без исключения епархий нашей Церкви должен быть хорошо отлажен, причем важно уделить самое пристальное внимание вопросам ценообразования, возможно, продумать систему льгот для епархий, в которых уровень жизни невысок.

Есть и другие вопросы, решить которые возможно только на общецерковном уровне. Это, например, вопрос закупки для зарубежных и удаленных от центра российских епархий минитипографий, что позволило бы приобретать у издательств не книги, а оригинал-макеты для изготовления необходимого тиража. Это сняло бы многие проблемы с таможней, с транспортировкой книг на дальние расстояния. Но чтобы наладить такую систему, нужен единый координационный центр, обеспечивающий связь между издателями и епархиями.

Вопрос о необходимости создания общецерковной системы книгораспространения Издательский Совет вынес на обсуждение Архиерейского Собора. Мы надеемся, что давно назревшее решение о создании такой структуры будет принято.

http://e-vestnik.ru/interviews/retsenzirovanie_pravoslavnaya_literatura_kliment/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru