Русская линия
Российская газетаЕпископ Егорьевский Тихон (Шевкунов)15.03.2013 

Неизвестные герои
Они закрыли своим телом гранаты и спасли бойцов. Помним ли мы о них?

Может ли общество жить без идеологии? Без идей? Без примеров и образцов? Кто и как сегодня задает нам эти образцы, как транслируются вечные ценности и устанавливаются те самые «духовные скрепы», о дефиците которых в современной России говорил в послании Федеральному собранию ее президент. Мы обсуждаем эту тему с наместником Сретенского монастыря, ответственным секретарем Патриаршего совета по культуре архимандритом Тихоном (Шевкуновым).

«Мне больно сегодня об этом говорить, но сказать я об этом обязан. Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп» — это слова из послания Федеральному собранию Президента В.В. Путина…

Архимандрит Тихон: Разобщенность «отцов и детей», непонимание людей даже внутри одного поколения, размывание, а порой и утрата традиционных для России нравственных ценностей… До нынешнего года ни о чём подобном от руководителей нашего государства мы не слышали.

Нравится нам это или нет, но после советского периода с его принудительной идеологией мы, по нашему обычаю, шарахнулись в противоположную сторону — в данном случае к полной идейной растерянности, неопределенности смыслов и целей. При всем отвращении к любой принудительной идеологии, все больше людей постепенно приходят к выводу, что и другая крайность — полностью деидеологизированное государство духовно расслаблено и попросту нежизнеспособно.

А что взамен? Новая идеология?

Архимандрит Тихон: Вот уж чего бы я нам совсем не желал, так это вымученной за письменными столами, обязательной для всех идеологии. Но, к счастью, в области человеческих убеждений и мировоззрений есть вещи, гораздо более значимые и действенные, чем любая идеология.

Например?

Архимандрит Тихон: Вечные ценности.

Для современного человека это как-то слишком патетически звучит. Может быть, лучше — «базовые ценности»? Именно их воспитанием сейчас как раз призывают активно заниматься, когда говорят о молодежной политике России.

 id=
Сержант Евгений Эпов. Командир отделения 23-го отряда спецназа МВД. Герой России.Фото из семейного архива.

Архимандрит Тихон: А позвольте спросить, какие «базовые ценности» сегодня наиболее востребованы молодежью?

Это известно по многочисленным социологическим опросам. На первом месте — здоровье. Потом качественное жилье, семья. Потом деньги, материальные блага. Безопасность. Возможность получить высокооплачиваемую, интересную работу. Далее — друзья. И, наконец, — любовь к Родине.

Архимандрит Тихон: Ну, если главные ценности молодежи сегодня действительно именно таковы, то наше положение и вправду — хуже не придумаешь. Ведь, если перевести эту иерархию ценностей с социологического на русский то мы услышим: «Обеспечьте мне качественное образование, высокооплачиваемую работу, безопасность, достойное жилье, всё для поддержания здоровья, и тогда мы с друзьями будем любить Родину».

Я совершенно не собираюсь морализировать, всё перечисленное социологами — естественные и нормальные желания большинства людей. Мне только одно непонятно: зачем усилиями, как было сказано, молодежной политики целого государства заниматься воспитанием готовности получить качественное жилье? Или терпеливо взращивать непритворное стремление к высокой зарплате? Очевидно, когда мы говорим об ослаблении «духовных скреп», то имеется в виду нечто иное.

Все-таки «вечные ценности»?

Архимандрит Тихон: Похоже, что так. Пренебрежение ими, забвение их приводит к трагическим разрывам и непониманию между людьми и поколениями. Помните, у Шекспира: «Порвалась связь времен»…

Да, высшие ценности, — милосердие, доброта, мужество, жертвенная любовь к людям и к Отечеству, мудрость, верность, бескорыстие, справедливость, скромность… Я уже не говорю о вере в Бога, об открытии Его замысла о мире и человеке. Именно перечисленные духовно-нравственные качества так хотят видеть большинство родителей в своих детях. И, наверное, именно их воспитание и культивирование должно быть предметом молодежной политики. Но только вот беда: никакие нравоучения и самые правильные проповеди здесь совершенно не работают. Более того - вызывают стойкую и длительную аллергию.

Так в чем же, по-вашему, должна заключаться современная молодежная политика?

Архимандрит Тихон: Не знаю, что сказать о современной, но давайте вспомним, в чем заключалась молодежная политика… в Древней Греции.

Этической базой, основой древнегреческого общества были — герои. Мифические и совершенно реальные. Такие, как Перикл, Александр Македонский, герои искусства, философы — Гомер, Фидий, Платон.

Древний Рим тоже был цивилизацией героев — Тиберий и Гай Гракхи, Цезарь, Муций Сцевола. Чтобы передать молодому поколению высокое чувство жертвенной любви к Родине, вовсе не требовалось читать юношам морали. Достаточно было рассказать, как их сверстник Муций Сцевола, взятый в плен врагами и принуждаемый к предательству, произнес: «Вот что может сделать свободный римлянин» и, положив руку в огонь жертвенника, держал ее, пока она не обуглилась.

Византия в этическом смысле тоже была цивилизацией героев. О них можно было прочесть в особых книгах, называемых «житиями святых»: в этом обществе в первую очередь были востребованы герои духа. В средневековой Европе герои это — рыцари. На Руси — святые и богатыри-рыцари. Своих героев мы увидим и в новой, и в новейшей истории. Я уже не говорю о недавнем советском периоде, насквозь пронизанного культом истинных и поддельных героев.

Герои — это носители тех самых главных, вечных ценностей — народа, культуры, цивилизации, как раз того, о чем с вами говорим. Но, что очень важно, они больше, чем просто носители. Именно на них в обществе возложена непосильная ни для кого другого задача — действенной передачи этих ценностей от поколения к поколению, от сердца к сердцу. Никакие морализирования, нравоучительные проповеди, семинары и селигеры без этих подлинных носителей высших ценностей с такой задачей не справятся. Педагогическая функция героев — продолжение их особого служения даже спустя много веков после их смерти. Недаром знаменитые «Сравнительные жизнеописания» Плутарха — биографии великих римлян и греков, изучались, к примеру, в российских гимназиях вплоть до революции, когда на смену прежним, пришли совершенно иные герои.

А что же у нас сегодня происходит с героями?

Архимандрит Тихон: Простите, не происходит, а уже произошло. За последние десятилетия успешно проведена работа по тотальной де-героизации России. Как писал Маяковский, «работа адовая будет сделана и делается уже».

Вообще-то дегероизация — это, в разумных рамках, позитивный и порой даже необходимый процесс, время от времени происходящий в различных странах и культурах, когда ветром истории с пантеонов сносит шелуху и наносное.

Но в нашем российском случае за ревизию взялся «креативный» класс и «рукопожатное» сообщество особо продвинутых любителей отечественной истории. В итоге проведенной с большевистской беспощадностью зачистки, национальных героев они нам просто не оставили. Низложены все. Превращены в безжалостных монстров, подонков и подлецов, трусов, извращенцев, беспринципных конъюнктурщиков. Методы — клевета, циничное и безжалостное высмеивание, передергивание фактов. В науке -тенденциозность. В сборе фактов — подлоги и приемы папарацци. И все это, конечно, под предлогом «борьбы за правду» и трепетного желания открыть нам, слепым и обманутым, истину о нас самих.

Недавно я зашел в центральный московский книжный магазин. На самом видном месте, среди лидеров продаж — пасквиль Резуна о маршале Жукове, очередное переиздание. Или еще пример: уже не год и не два муссируется идейка о том, что «ваш Александр Невский» — не более чем заурядный приспособленец, прихвостень татарских князей. А Пушкина как пытаются ославить бездарные пошляки!..

Но если вам возразят, что есть немало фактических материалов, говорящих о жестокости Жукова.

Архимандрит Тихон: Отечественные и академические западные ученые давно камня на камне не оставили от «исторических» концепций Резуна. Да речь ведь даже не об этом. Любого без исключения военачальника можно при желании обвинить в жестокости. Но помните, что писал Пушкин: «Оставь герою сердце… Что же / Он будет без него? Тиран…» Это из стихотворения «Герой», посвященного, кстати сказать, не кому-нибудь, а Наполеону — врагу России. Вот где мудрость гения и глубокий, пронизывающий века исторический взгляд.

Книга Резуна и последовавшая за ней кампания — ярчайший пример согласованной деятельности — международной и внутрироссийской — по перелицовке не только истории Второй мировой войны, но и нашей национальной ментальности. Подспудно и напрямую нам внушают: если те, кого вы называет своими великими героями, на самом деле сплошь и рядом — чудовища и выродки, то какова же «эта страна», каков народ, каковы вы сами?

Из недавней истории в качестве героев нам оставлены, кажется, лишь двое: престарелые академики Д. С. Лихачев и А.Д. Сахаров с их противостоянием распадающемуся советскому государству. Был ещё, правда, А.И. Солженицын, но в последние годы жизни он, по мнению креативной публики, что-то не то написал, и они его от своего общества отлучили.

Впрочем, каких-то современных героев «креативный класс» нам все-таки предлагает. А именно — «героев» гламура. Они несут и успешно передают молодым «ценности», прямо противоположные высшим: вместо скромности — наглое тщеславие, вместо благородства — мелочность, вместо мужества — демонстративное приспособленчество и конъюнктуру. И далее по списку.

Но где же в нашей стране сегодня взять настоящих героев?

Архимандрит Тихон: Да, вот уж извечный вопрос!.. Об этом еще Чацкий у Грибоедова терзался: «Где, укажите нам, отечества отцы,/ Которых мы должны принять за образцы?»

 id=
Майор Сергей Солнечников. Майор в/ч 53 790 в ДальВО. Герой России.Фото из семейного архива.

Только давайте вспомним, в какое время Чацкий бросает этот упрек России? В 1827 году, кажется, Грибоедов читал законченную рукопись в Петербурге. И что же, тогда действительно не находилось никого, кто мог бы послужить благородным примером и высоким «образцом»?

Но ведь именно в эти годы расцвел гений Пушкина. Творили Баратынский и Жуковский. Карамзин совершил научный и литературный подвиг, публикуя «Историю государства Российского» на языке современной русской словесности. Беллинсгаузен и Лазарев в 1820 году открывают Антарктиду. В годы написания «Горя от ума» Лобачевским создана неэвклидова геометрия. В живописи — Веницианов, Брюллов, Кипренский. В музыке — Глинка, Алябьев. Не говорю уже о наших великих воинах — генералах, офицерах и солдатах, изгнавших Наполеона и дошедших до Парижа! Их что, тоже нельзя «принять за образцы»? А Сперанский, Уваров? Да те же декабристы, если кто-то хотел взять с них пример, тоже были, что называется, под рукой.

Как же можно ответить людям, во все времена мыслящих о России, как Чацкий? Что это за поразительно близорукая позиция? Ответ простой, и дал его нам тот же Александр Сергеевич Пушкин в одном из писем Вяземскому. Он написал о главном герое «Горя от ума»: «Чацкий совсем не умный человек!»

Нет героев… Да только за прошедший год двое наших военных закрыли своим телом гранаты, чтобы спасти бойцов. Мы помним их имена?

Без того, чтобы в Интернет заглянуть, нет.

Архимандрит Тихон: В том-то и дело. Майор Сергей Солнечников и сержант Евгений Эпов. А чем отличается их подвиг от подвига Александра Матросова? И ведь мы можем привести множество примеров — люди совершают настоящие подвиги — и военные, и государственные, и научные, и трудовые.

Что же мы должны сделать по отношению к ним?

Архимандрит Тихон: «Должны» — не самое удачное слово. Когда мы говорили о высших ценностях, то не упомянули одно из самых высоких и безусловно самое благородное человеческое качество — благодарность. Лишь очень немногие высокие души сами взращивают в себе это редкое и прекрасное чувство. Навыку искренней благодарности надо терпеливо и, что необычайно важно, деликатно учить и детей и взрослых. Это касается и отдельных людей и всего общества. Нельзя требовать благодарности по отношению к самому себе, — это предельно пошло, — но можно и жизненно необходимо прививать людям умение быть благодарными к тем, кто этого действительно заслуживают.

Есть лишь одна заповедь, за исполнение которой Бог обещает совершенно определенную награду: «Почитай отца твоего и матерь, и долголетен будешь на земле». То же самое относится и к жизни народов и обществ. Посмотрите, сколько столетий и даже тысячелетий живут, несмотря ни на какие катаклизмы, страны, где почитание предков и национальных героев возведено в незыблемую традицию и повсеместный обычай. И напротив, как только в стране начинают дерзко разорять традиции предков и очернять лучших сынов и дочерей своего народа, стремительная деградация и распад неминуемы.

Люди, воплотившие в себе лучшие качества человека, таким, каким его задумал Бог, лучшие качества своего народа — это величайшая драгоценность любой страны. Именно они — знаменитые и безвестные — самое великое достояние России. Никакие усилия государства и общества не могут быть признаны чрезмерными, если они будут направлены на благодарность и на то, чтобы не дать пройти незаметно подлинным проявлениям героизма.

Сколько раз мы читали в газетах о том, как в каком-нибудь губернском городе, прямо на бульваре, на глазах у всех какие-то мерзавцы схватили девушку, потащили её в машину, а прохожий парнишка-ботаник заступился и был за это убит. Сколько таких сообщений… Но ведь этот парнишка и есть настоящий, истинный герой! А что же мы? Ну, появится маленькая заметка в областной газете. Ну, кто-то усмехнется: «дурак, нечего было лезть». Кто-то посочувствует - «жалко парня». И всё. И мы снова будем удивляться пассивности, трусости, нерешительности нашей молодежи…

Вряд ли такие истории попадают в поле зрения губернаторов, например.

Архимандрит Тихон: Беда, если это действительно так. Прославление героев всегда было задачей первых лиц. Мы хотим, чтобы наши юноши были мужественными и не привыкали к трусости? Хотим, чтобы они не давали своим пассионарным восточным сверстникам (у которых, кстати нет недостатка в героях для примера в жизни) помыкать собой в армии? Не проходили бы один за другим мимо, потупив глаза, когда рядом оскорбляют девушку? Если в сквере, где произошла трагедия, поставить памятник этому погибшему «ботанику» — настоящему русскому герою, если на открытие памятника губернатор соберет весь город, то жизнь для местных подлецов окажется уже не столь безопасной: благодарная память героев способна вдохновить даже робких.

Губернаторы вам скажут, что у них слишком мало времени, чтобы заниматься подобными вещами.

Архимандрит Тихон: А вы думаете, у президента Соединенных Штатов его много? Но ведь он каждый год встречается с пожарными, тушившими небоскребы 11 сентября. Лично приходит, потому что знает: это — часть его самого главного служения. Да что брать далекие примеры — 1 марта была годовщина подвига офицеров и солдат 6 десантной роты. Президент Путин специально для того, чтобы почтить их память прибыл во Псков. Да, показали сюжет по телевидению. И все… СМИ «отработали» и забыли. Спросите у молодых, знают ли они об этом, без всякого преувеличения беспримерном подвиге десантников? Здесь у нас совершенно нет продуманной, системной работы.

Или, может быть, у нас действительно не самое пригодное для героев время?

Архимандрит Тихон: В двадцатые-тридцатые годы в период Великой депрессии в США ситуация была в этом смысле еще более скверной, вот уж действительно — самое что ни на есть непригодное для героев время. Казалось, вокруг их нет и быть не может. Что же сделали американцы? Осознавая, что как раз в такое безвременье носители важнейших, вечных ценностей особенно необходимы, они все-таки нашли героя. Кого? — простого пастуха. Ковбоя. На него, на этот образ и была по сути возложена ноша передачи традиций и духовно-нравственных ценностей американского народа.

Он рождал хорошие ассоциации: свобода, ответственность, сила, мастерство своего дела …

Архимандрит Тихон: Да, а ещё благородство, мужество, оптимизм, терпение, доброта, чувство справедливости, жертвенность. И в течение многих лет он прекрасно выполнял «функцию героя».

Но это герой преимущественно кинематографа, культуры. При всей важности таких примеров для воспитания, с ними все вроде бы ясно. Но вот герои истории?.. Как раз сейчас идет напряженная дискуссия о том, каков должен быть учебник отечественной истории. Возможен ли вообще единый подход к такому противоречивому предмету, как история, не утопия ли это?

Архимандрит Тихон: В Церкви Христовой, когда общее решение должны принять люди самых разных позиций и взглядов, мы руководствуемся нашим древним христианским принципом: «В главном — единство, во второстепенном — свобода, во всем — любовь».

Может быть к этому прислушаются участники дискуссии?

Архимандрит Тихон: Вот уже два десятилетия у нас ищут национальную идею. Пока остановились на том, что это патриотизм. Конечно же, оно так, но любые окончательные формулировки, к сожалению, рано или поздно становятся общим местом, они всегда ограничены и уязвимы, почти всегда досадно идеологизированы. Такие формулировки неизбежно меняются в зависимости от изменений то государственного строя, то направления политики. Но есть вечные и высшие ценности и человеческие качества, — такие, как вера, честь, благородство, справедливость, стремление к истине, служение своему делу, труд в раскрытии талантов, данных человеку Богом, жертвенность, доброта, любовь к людям, любовь к своему Отечеству и верность ему. Не формула национальной идеи, а люди, воплощающие в себе эти лучшие и преемственные в нашей тысячелетней истории духовные качества и выражают собой цель и национальную идею России. Да и народ по большому счету никогда не формулирует свою национальную идею, но зато безошибочно определяет ее носителей.

Беседовала Елена Яковлева

http://www.rg.ru/2013/03/14/tikhon.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru