Русская линия
Русская линия07.03.2013 

Новомученики Солигалича
Житие священномучеников протоирея Иосифа, иерея Владимира, диакона Иоанна и мученика Иоанна.

Новомученики Солигалича протоиерей Иосиф Смирнов, иерей Владимир Ильинский, диакон Иоанн Касторский и Иоанн ПеребаскинНебольшой уездный город Солигалич в северной части Костромской губернии, окружающие его глухие, простирающиеся на сотни вёрст леса — древняя земля, освящённая трудами и подвигами многих угодников Божиих. В этих местах устраивали скиты и монастыри подвижники — преподобный Авраамий Городецкий, ученик и последователь игумена земли Русской Сергия Радонежского, преподобный Александр Вочский, преподобные Адриан, Ферапонт и Феодосий Монзенские. Село Одноушево близ Солигалича — родина святителя Ионы, митрополита Московского, при Первосвятительстве которого Русская Православная Церковь в 1448 году обрела полную церковную самостоятельность — автокефалию.

Духовным центром Солигалича и настоящим украшением города был величественный собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы, воздвигнутый в 1668 году на средства родившейся в этих местах царицы Марии Ильиничны — супруги царя Алексия Михайловича. В 1680 году царь Феодор Иоаннович пожертвовал в собор драгоценную святыню — серебряный с позолотой напрестольный крест с частицами мощей многих угодников Божиих.

Более двух столетий этот храм был местом благоговейного возношения ума и сердца к Богу, молитвы в горе и в радости, молитвы покаяния и благодарения, возносимой нашими благочестивыми предками — дворянами и купцами, крестьянами и ремесленниками, воинами и учителями. В юные годы собор посещал выпускник местного духовного училища, будущий известный церковный историк и академик Петербургской Академии Наук Е.Е. Голубинский.

Трагические события 1917 года нарушили мирное и спокойное течение жизни небольшого уездного города. Уже через несколько месяцев после Октябрьского переворота все центральные российские газеты сообщили о массовом расстреле, совершённом в Солигаличе карательным отрядом Красной гвардии. 31 марта (13 апреля по новому стилю) 1918 года во время работы Поместного Собора Русской Православной Церкви святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, совершил в храме Московской Духовной семинарии первую заупокойную литургию по всем убиенным «за веру Православную и Церковь Российскую». Среди жертв красного террора, поимённо названных святителем на богослужении, были имена четверых жителей Солигалича — настоятеля городского собора протоиерея Иосифа Смирнова, двух пожилых священнослужителей — иерея Владимира Ильинского и диакона Иоанна Касторского, а также мирянина Иоанна Перебаскина, смотрителя Солигаличского Духовного училища.

Протоиерей Иосиф Сергеевич Смирнов родился в 1864 году. Закончив Костромскую духовную семинарию, с 1885 по 1896 год преподавал в Солигаличском приходском училище. В 1886 году был рукоположен во священника к собору Рождества Пресвятой Богородицы; состоял духовником при городской тюрьме и наблюдателем церковно-приходских школ Солигаличского уезда. В сентябре 1905 года был назначен настоятелем собора. Избирался депутатом городской думы и Солигаличского уездного собрания, состоял членом уездного комитета попечительства о народной трезвости. В 1907 году был возведён в сан протоиерея.

Сведения из послужного списка и материалы периодической церковной печати показывают нам отца Иосифа как образованного, достойного священнослужителя, человека безупречной христианской нравственности, занимавшегося, помимо исполнения церковного служения, обширной общественной деятельностью и пользовавшегося среди горожан глубоким уважением. Отец Иосиф был удостоен нескольких церковных и государственных наград, среди них — ордена Святой Анны III степени. Благочестивый семьянин, отец настоятель имел семерых детей. Старший из них, Сергий, был преподавателем мужской гимназии, другой — Леонид — учился ко времени описываемых событий в Московском университете.

Священномученик иерей Владимир Ильинский (сидит в центре в нижнем ряду)Иерей Владимир Иоаннович Ильинский родился в 1833 году, долгое время был священником церкви села Солда Солигаличского уезда. Его сын, иерей Василий Ильинский, служил священником при Богородице-Феодоровском Ратьковском женском монастыре, находившемся в 2 верстах от Солигалича. Ко времени Октябрьского переворота отец Василий был уже 85-летним старцем и находился на покое. В его обширном послужном списке (как, впрочем, и у остальных трёх страдальцев за Имя Христово) значится: «судим и штрафован не был», «под судом и следствием не состоял», «поведения отлично-хорошего». Многолетнее беспорочное служение Церкви Христовой снискало священнику Владимиру Ильинскому почёт и глубокое уважение православного народа. Не удивительно поэтому, что выбор карателей, пытавшихся устрашить население публичной казнью лучших представителей различных сословий, пал именно на него.

Диакон Иоанн Алексеевич Касторский родился в 1848 году в семье диакона села Николо-Берёзовец Солигаличского уезда. Окончив Солигаличское духовное училище, служил сторожем и причетником при городском соборе, затем псаломщиком в Богородице-Феодоровском монастыре. В 1880 году был рукоположен в сан диакона, имел четырёх детей. На склоне лет отец Иоанн лишился супруги — в ведомостях клира за 1915 год указывается, что он вдов. Семидесятилетний старец, смиренный труженик на ниве Христовой, диакон Иоанн Касторский отличался благочестием и безупречностью в служении.

Статский советник Иоанн Павлович Перебаскин родился в 1862 году, окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию и имел учёную степень кандидата богословия. Не принимая священного сана, Иоанн Павлович посвятил себя делу духовного образования и воспитания юношества. Сразу после окончания Академии в 1884 году он направился в небольшой уездный город Солигалич, где стал помощником смотрителя, а в 1897 году — смотрителем духовного училища. К своим обязанностям Иоанн Павлович, награждённый орденами Святой Анны и Святого Станислава III степени, относился с глубокой ответственностью и усердием; им была написана книга «Правила поведения учеников Солигаличского Духовного училища», изданная в 1915 году.

Вместе с глубоко почитаемыми народом солигаличскими священнослужителями и смотрителем Духовного училища — лучшими людьми городского духовного сословия — красногвардейцами были расстреляны ещё 17 человек, представителей иных сословных групп населения уездного центра.

Расстрел предваряли следующие трагические события. К осени 1917 года в связи с общим кризисом в России ситуация в Солигаличе была крайне тяжёлой. Привычными чертами повседневной жизни стали дороговизна, инфляция, нехватка продуктов питания, обилие вдов, сирот и инвалидов войны. Однако в целом обстановка в городе была спокойной — работали городская дума и земство, действовало Духовное училище, в семи городских храмах регулярно совершались богослужения.

7 октября (20 октября по новому стилю) в Солигалич из Петрограда прибыл большевик Василий Алексеевич Вылузгин, с целью агитации за партию большевиков перед выборами в Учредительное собрание. Вылузгина в Солигаличе хорошо знали — он был уроженцем этих мест, здесь у него проживали жена и дочь. Активная деятельность Вылузгина принесла свои плоды — в ноябре 1917 года на выборах в уезде победили именно большевики, незначительно опередив партию эсеров. Вскоре был образован Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, главой которого стал большевик Дудин.

События в стране развивались быстро, большевики повсеместно захватывали власть, и мирная позиция Солигаличского Совета, старавшегося в вопросе о власти сотрудничать со всеми партиями и сословиями, не устраивала Вылузгина. Опираясь на поддержку участников и инвалидов войны, в то время лишившихся всех льгот и представлявших собой наименее социально защищённую группу населения, умело используя их законное недовольство, Вылузгин провозгласил создание Военно-революционного комитета и в ночь на 5 (18) декабря совершил в Солигаличе настоящий военный переворот. Сторонники Вылузгина захватили комиссариат, тюрьму, общественный клуб, милицию, сместили со своих постов всех местных чиновников и создали отряд Красной гвардии. Однако городская дума не признала власти, утвердившейся насилием.

31 декабря (13 января 1918 года по новому стилю) Вылузгин провёл уездный съезд Советов, на котором сместил Дудина и сам стал главой советской власти в уезде. При этом обстановка в городе накалялась: экспроприация собственности, обыски и аресты стали обычным явлением.

10 (23) января вышел в свет печально известный Декрет «об отделении Церкви от государства», положивший начало изъятию церковной собственности, притеснению духовенства и верующих. В те дни святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, писал: «Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово, и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани».

Вся православная Россия откликнулась на послание своего Первосвятителя проведением многочисленных крестных ходов. В воскресенье 11 (24) февраля прошли крестные ходы в Костроме и уездных городах губернии; в Солигаличе шествие было особенно многолюдным. Возглавлял крестный ход настоятель собора Рождества Пресвятой Богородицы протоиерей Иосиф Смирнов; с хоругвями и иконами шли ученики Духовного училища вместе со своим смотрителем Иоанном Перебаскиным; в крестном ходе принимали участие и уже немощный старец священник Владимир Ильинский, и семидесятилетний диакон Иоанн Касторский. Молитвенным пением и колокольным звоном православный народ выражал своё несогласие с произволом новой власти, обращался к Богу и Его Пречистой Матери с горячей молитвой о прекращении беззаконий и умягчении злых сердец.

Однако безбожная власть ответила на протест своих сограждан новыми репрессиями. Поистине, на этих беззаконниках, по крещению принадлежавших к Православной Церкви, но злыми делами своими поставивших себя вне её спасительной ограды, сбылось грозное проречение святого пророка Исаии: «Ибо огрубело сердце… и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся…» (Ис. 6, 10).

На вторник, 13 (26) февраля, Вылузгин назначил «реквизицию хлебных излишков» в Богородице-Феодоровском монастыре близ Солигалича. Эта обитель пользовалась в народе необыкновенной любовью: там находился благоговейно чтимый горожанами список с всероссийской святыни — чудотворной Феодоровской иконы Пресвятой Богородицы, Небесной покровительницы Костромского края. Все верующие солигаличане понимали, чем на деле закончится намеченная Вылузгиным «реквизиция», и были полны решимости защитить святую обитель от разграбления.

Накануне вечером на заседании городской думы выступил монастырский священник Василий Ильинский, сын отца Владимира. Было принято решение спасти обитель от погрома, и вскоре у её стен стали собираться люди. Здесь их встречал иерей Василий, получивший благословение своего старца-отца духовно возглавить защиту монастыря. Прибывшие на место представители Совета были вынуждены отступиться от своего намерения.

После молебна, отслуженного в монастырском храме, огромная процессия верующих направилась в город; по дороге к ней присоединялись всё новые и новые участники. Местный отряд Красной гвардии не смог остановить это стихийное народное выступление. Множество людей окружило здание исполкома Совета, требуя прекратить террор и насилие. Вылузгин вышел на балкон и пытался убедить народ разойтись, но его речь не возымела действия. Тогда богоотступник, окончательно выведенный из душевного равновесия, выхватил из-за пояса револьвер и открыл огонь по собравшимся людям, убив при этом одного человека. Разгневанный народ ворвался в здание; члены исполкома скрылись, а сам Вылузгин, получивший ранение, был арестован и доставлен в больницу. Утром следующего дня неизвестные, проникнув в больницу, убили ненавистного людям уездного диктатора, и законная власть на солигаличской земле была восстановлена. Однако продержалась она всего неделю: из Вологды в Солигалич по вызову большевиков был немедленно отправлен кавалерийский отряд из 150 человек, в официальных документах того времени уже именовавшийся «карательным».

Восстановление большевистской власти в Солигаличе совершилось с беспощадной жестокостью: на гибель своего соратника красногвардейцы 22 февраля (7 марта) 1918 года ответили массовым расстрелом местных жителей. Среди казнённых по приговору «военно-революционного суда» были самые достойные представители солигаличан: настоятель собора протоиерей Иосиф Смирнов и смотритель Духовного училища Иоанн Перебаскин, старец-иерей Владимир Ильинский и уважаемый всеми диакон Иоанн Касторский, городской голова М.М. Алексеев, начальник почтово-телеграфной конторы Д.В. Кременецкий, секретарь уездной земской управы М.А. Воскресенский, воинский начальник штабс-капитан А.Н. Иванский, врач Виноградов, возглавивший Совет после гибели Вылузгина. Среди расстрелянных была и 19-летняя телеграфистка Анна Капустина. Каждый из жертв большевистского террора получил от Христа Спасителя мученический венец в меру своего подвига.

Солигаличские страдальцы — священномученики протоиерей Иосиф, иерей Владимир, диакон Иоанн и мученик Иоанн — встретили свой последний час мужественно, достойно имени христианина, так, как некогда шли на смерть бесчисленные сонмы мучеников первых веков истории Церкви. Их смирение можно уподобить смирению Самого Божественного Страдальца, Который «как овца, ведён был … на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен» (Ис. 53, 7).

За месяц до трагических событий, совершившихся в Солигаличе в 1918 году, Поместный Собор Русской Православной Церкви обращался ко всероссийской пастве: «Объединяйтесь же, православные, около своих храмов и пастырей, объединяйтесь все, мужчины и женщины, и старые и малые, составляйте союзы для защиты заветных святынь… Лучше кровь свою пролить и удостоиться венца мученического, чем допустить веру православную врагам на поругание. Мужайся же, Русь Святая. Иди на свою Голгофу. С тобою Крест Святой, оружие непобедимое…»

Почитание Солигаличских страдальцев никогда не прекращалось на Костромской земле. Место их погребения близ городской церкви святых первоверховных апостолов Петра и Павла было увенчано крестом, уничтоженным по распоряжению властей в 30-х годах (восстановлен 28 июня 1996 года); но память о подвиге жертв неправедного суда богоборческой власти хранилась в сердцах верующих, выражаясь и в благоговейном молитвенном поминовении. Изменение отношений между Церковью и государством послужило началом открытому почитанию новомучеников: в печати появились статьи, правдиво повествующие о трагических событиях 1918 года; многочисленные обращения духовенства, монашествующих и мирян побуждали священноначалие рассмотреть вопрос о причислении убиенных за исповедание веры Христовой к лику святых. «Невозможно восстановить полнокровную жизнь Церкви, не прославив тех, кто в годы гонений своим мученичеством засвидетельствовал верность Христу, не воздав должное их страдальческому подвигу», — писал в своём обращении один из священников Костромской епархии.

Новомученики града Солигалича последовали этому пламенному призыву и ныне предстоят Престолу Божию с сонмом новомучеников и исповедников веры Христовой, в земле Российской просиявших.

http://soligalich.prihod.ru/dushepoleznoe_chtenie_razdel/view/id/16 422

http://rusk.ru/st.php?idar=59765

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru