Русская линия
Вечерняя Москва08.03.2013 

«Я сотый, пришел на работу…»
6 марта исполнилось 100 лет со дня рождения летчика-аса Александра Покрышкина

Александр Иванович Покрышкин

В истории Отечества всегда были, есть и будут люди-легенды. Таков Александр Иванович Покрышкин, которого президент США Ф. Рузвельт, выступая в Конгрессе, назвал лучшим летчиком-истребителем Второй мировой войны. О подвигах прославленного аса, об истории любви, которую они пронесли через 44 года совместной жизни, корреспонденту «Вечерней Москвы» незадолго до своей смерти рассказала жена героя Мария Кузьминична Покрышкина.

Они встретились в августе 42-го — в страшное для страны время, когда шло повальное отступление наших войск. Она служила медицинской сестрой в батальоне аэродромного обслуживания. Он с друзьями пришел в санчасть навестить своего раненного товарища. Это была любовь с первого взгляда.

«Я услышала мужские голоса, смех, и в проеме двери показались три летчика, — рассказывала Мария Кузьминична. — Я смотрела на них, но почему-то видела только того, кто стоял в середине. Это был широкоплечий, выше среднего роста капитан с красивым волевым лицом и большими серо-голубыми глазами. «Это он!», — вдруг промелькнуло у меня в голове. Но я тут же устыдилась этой мысли и с головы до ног покраснела. «Господи! О чем я думаю? Ведь я даже голоса его не слышала». А он стоял и молча, очень внимательно, разглядывал меня. Как Саша потом мне рассказывал, в ту самую минуту он тоже подумал: «Вот та, которую я всю жизнь искал».

Едва поженившись, им пришлось расставаться — ее батальон перебазировался под Орджоникидзе, и целых пять месяцев молодожены не имели вестей друг о друге. Но, начиная с марта 1943 года, об Александре Покрышкине все чаще стали писать газеты как о лучшем летчике-истребителе.

«Он сам никогда не гордился и не красовался — не любил этого, — вспоминала жена. — Был человеком долга и чести. У японцев есть прекрасная пословица: «Чувство долга — это здоровье души». Он обладал аналитическим умом, способным мгновенно оценить ситуацию, и найти единственно верное решение. Знаете, есть люди упрямые, Александр Иванович никогда таким не был. Но если он принимал какое-то решение, то никогда его уже не менял. Он умел оставаться при своем мнение, даже если все на свете были против него. Настолько был уверен в своей правоте. Но прежде чем принять решение, он его много раз обдумывал. Не случайно он так самозабвенно любил шахматы: в них тоже приходиться просчитывать максимальное количество вариантов, чтобы выбрать один, единственно верный. С шахматами могла конкурировать только охота. По этому поводу я часто шутила: «На первом месте у тебя, Саша, работа, на втором — охота, а уж третье — мое». «Держись за него, Мария, — смеялся он. — Оно тоже призовое».

Александр Покрышкин, и это беспрецедентный случай, будучи ведущим групп, за всю войну не потерял ни одного летчика. А ведь были летчики, и Герои, и дважды Герои, которые научившись хорошо воевать, гонялись за немецкими самолетами, не думая о том, что делается с их менее опытными ведомыми. Им важно было увеличить личный счет сбитых самолетов. Покрышкин за количеством сбитых самолетов никогда не гонялся. Официально ему засчитано 59 сбитых самолетов, но их было больше. Свой 59-й самолет он сбил под Львовом, и с тех пор перестал их считать. Сохранились записи его фронтового блокнота: «Провел бой с летчиками 16-го полка, сбитые самолеты отдал летчикам…»

Самого Покрышкина сбивали дважды, и оба раза в первый год войны, когда у него еще не было опыта. Первый раз его сбили в Молдавии 3 июля 1941 года, как раз в тот день, когда Сталин впервые после начала войны выступил по радио. Когда они шли втроем на разведку переправы через реку Прут, их обстреляли из зениток. В самолет Покрышкина попало три снаряда. Потекло масло, вода, он начал терять скорость… Летчик хотел дотянуть до своих, перелетел через какой-то бугорок, речушку… Но тут у самолета оторвались рули высоты, он упал прямо на деревья и развалился на куски. Падая, Покрышкин задрал очки на лоб, чтобы осколками не поранить глаза и уперся руками в приборную доску. Он получил сотрясение мозга и сильно повредил ногу. В то время был приказ: в плен не сдаваться. Позже он рассказывал жене: «Прислонившись к дереву спиной, прислушался: никто не бежит ко мне, никто не стреляет. Думаю: что я дурак, что ли, в конце концов, лишать себя жизни? Я еще повоюю». Четверо суток он выходил к своим.

После этого случая летчик пришел к выводу, что тройками летать больше нельзя. Так зарождалась знаменитая тактика ведения воздушных боев Покрышкина, которую позже он назовет «Формулой грозы». Вообще у него было в ходу выражение: «Кто в 41−42-м годах не воевал, тот войны по-настоящему не видел». Второй раз Александра Ивановича сбили 5 октября 1941 года на Украине. Больше его уже никто сбить не смог. Мало того, до самого Берлина его самолеты не получили ни одной пробоины, он ни разу не сорвался в штопор, ни разу не прыгал с парашютом. Он прошел всю войну без единой царапины!

Немцы организовали настоящую охоту на Покрышкина. Едва он взлетал, эфир тут же заполнялся голосами «Внимание, внимание! Покрышкин в воздухе». Не помогали замены позывных и бортовых номеров — немцы прекрасно знали его по почерку полета. Однажды был забавный случай: Александр Иванович в пятый или шестой раз сводил группу в бой. Обычно он в воздухе связывался с наземной станцией и говорил так: «Я сотый, пришел на работу». А наш переводчик передавал ему сведения и следил за немецким эфиром. Вдруг раздается смех в эфире. Оказывается, немецкий летчик цыплячьим голосом спрашивает: «А сколько их, Покрышкиных-то?» Он видимо, уже несколько раз за тот день взлетал, и все время слышал «Покрышкин в воздухе». Вот и подумал что их много.

Александра Покрышкина узнавали и наши пехотинцы. Для того, чтобы бомбы не сыпались на головы советских солдат, он придумал новый тактический прием — «заход за линию фронта». Он поднимал свою группу в воздух (Александр Иванович считал, что самая маневренная группа должна состоять из восьми самолетов) и уводил ее за линию фронта. Над вражеской территорией они навязывали бой немецким бомбардировщикам. Били так, что немцы не выдерживали и в результате очень часто немецкие бомбы сыпались на немецкие же позиции.

…Перебирая старые фотографии, Мария Кузьминична рассказала мне еще об одном интересном эпизоде. Во время войны, когда Александр Покрышкин был уже подполковником и дважды Героем Советского Союза, Главком ВВС Александр Новиков распорядился отозвать его с фронта. Когда они приехали в Москву, оказалось, что Александра Ивановича назначают на должность начальника отдела боевой подготовки истребительной авиации ВВС. И, минуя полковничье звание, ему присваивают генеральский чин. Никто не сомневался в согласии Покрышкина — о таком только мечтать можно! Но он попросил разрешения подумать. Месяц уговаривали человека стать генералом, а он не соглашался.

«Давай, Мария, посоветуемся, — говорил он. — Штабная работа, она известная: бумаги подписывать да справки составлять. Не люблю я из-за стола командовать. Хожу по кабинетам и все время думаю: как там в полку без меня? Если я, научившись воевать, уйду сейчас с фронта, а моих ребят посбивают без меня, как куропаток, я же не смогу жить со спокойной совестью». «Саша, мне все равно где с тобой быть, — отвечала жена. — На фронт, значит на фронт. Главное — вместе». Когда они вернулись в полк, там было такое ликование, что трудно передать.

В этом был весь Покрышкин. Чувство долга для него всегда было превыше всего. Без воздушных боев, без полетов, без своих учеников и друзей-однополчан он просто не мог жить. Он воевал до последнего дня войны. Звание генерала, которое он имел возможность получить в начале 1944 года, было присвоено Александру Ивановичу только в 1953 году.

СПРАВКА «ВМ»

Звезды Героя имеют номерные знаки с обратной стороны. Героем Советского Союза Александр Покрышкин стал 993-м по счету, дважды Героем — десятым, а трижды Героем — первым. Звание трижды Героя Советского Союза Александру Покрышкину было присвоено 19 августа 1944 года. И до самого конца войны Александр Иванович Покрышкин был единственным трижды Героем в нашей многомиллионной армии. Вторым это звание получил Георгий Константинович Жуков — 9 мая 1945 года, после подписания акта о капитуляции фашистской Германии. А летчику Ивану Никитичу Кожедубу это звание присвоили уже в августе 1945 года, он стал третьим по счету Трижды Героем.

http://vmdaily.ru/news/2013/03/04/ya-sotij-prishel-na-rabotu-185 820.html?print=true&isajax=true


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru