Русская линия
Нескучный садПротоиерей Максим Первозванский04.03.2013 

Работа для подростка — прививка от инфантильности

Как развить в подростке самостоятельность? Как научить его зарабатывать и распоряжаться деньгами с умом, но сохранить его от потребительского отношения к жизни? Тему «дети и деньги», поднятую на нашем сайте в статьях Ирины Косалс, продолжает протоиерей Максим ПЕРВОЗВАНСКИЙ, отец девятерых детей

Проблема «подростка и денег», как мне кажется, должна решаться каждым родителем индивидуально. Дети очень разные, и то, что подходит одному, совершенно не годится для другого. Кроме того, есть разные традиции и разные возможности в зависимости от того, в какой семье растет ребенок, и даже в какой местности: в мегаполисе или в глубинке. На мой взгляд, в статьях Ирины Косалс дан хороший развернутый анализ проблемы и ее решений. И родители, которых волнует проблема подростков и денег, думаю, почерпнут в ней для себя много ценного.

Деньги дают много возможностей, но предполагают и определенную ответственность. Очень важно, чтобы ребенок это понял. Поэтому родителю нужно учить ребенка распоряжаться деньгами осмысленно. Ведь нередко бывает так, что ребенок, получив деньги, например, на экскурсию, тратит их лишь бы для того, чтобы что-то купить.

Лучший способ объяснить ребенку, как нужно обращаться с деньгами, это дать возможность самому их заработать. Если у ребенка в 14−15 лет возникает такое желание, не стоит этому препятствовать: опыт работы это всегда хорошо. У нас часто бывает так, что ребенок до двадцати с лишним лет не имеет никакого представления о том, что такое работа, он неосмысленно получает высшее образования, не представляя, что будет делать со своим дипломом дальше.

Между тем, есть прекрасный международный опыт, например, в Ирландии, достаточно ранней социализации детей. Там дети при желании могут начать работать чуть ли не с 9-ти лет, для того, чтобы понять, чем в дальнейшем они хотели бы заниматься. Поработав, они возвращаются в школу, и продолжают обучение, уже понимая, какое образование они хотели бы получить. Пример Ирландии — это пример когнитивного общества, нацеленного на познание, на развитие сложных процессов в жизни, науке и т. д. И такое «разорванное» во времени образование, позволяет ребенку благополучно интегрироваться в это общество. Конечно, у нас ситуация другая, но она тоже в последние годы резко меняется.

Сегодняшняя школа не выполняет тех функций, которые были возложены на нее еще 50 лет назад. Если раньше именно школа была местом социализации детей, то сегодня она стала местом их «инфантилизации»: многие родителей, выбирая меньшее из двух зол, просто выдерживают в ней подростков, предохраняя их от опасностей, которыми чревато бесцельное шатание по улицам. Уже, будучи взрослыми людьми, в 18−19 лет наши дети только заканчивают одиннадцатый класс, при этом они совершенно ничего не знают о взрослой жизни, особенно если родители своевременно удовлетворяют все их материальные потребности. Школа не развивает и творческую инициативу ребенка, поскольку занята подготовкой ребенка к переходу на следующую ступень обучения. Между тем школа и университет сегодня далеко не единственные места получения образования, ведь далеко не все образования мы получаем сидя за партой. Не секрет и то, что нынешнее высшее образование, которое получают до 70% школьников, на самом деле, не имеет отношения к высшему образованию. Следствием незнания жизни являются и завышенные амбиции многих молодых людей, которые желают начать карьеру с оклада не менее 70 тыс. руб. Именно такие представления о жизни формируют у детей сегодняшние СМИ, где главными героями становятся совсем не те, кто трудится в поте лица.

Сегодня в Москве у подростка есть возможность работать. Вопрос в том, что надо работать, а не каждый к этому готов. Могу привести известный мне лично пример. В семье моих друзей, девочка, закончив 9 классов, сказала родителям, что в школе ей больше делать нечего. До этого несколько лет она занималась в школе Сергея Андрияки акварелью. Девочка ушла в экстернат. И в тоже время нашла работу, связанную с дизайном. Теперь в освободившееся от учебы время она 4 дня в неделю ездит на работу. То есть работа для подростка — это необязательно курьерские услуги или «Макдональдс». Можно при желании найти возможность приобретать опыт по будущей специальности, и при этом продолжать учиться.

Такой подход нельзя в полной мере считать «западным», у нас тоже в разные времена были «школы рабочей молодежи», «рабфаки». Мой собственный отец поступил в университет в 30 лет, уже имея семью с двумя детьми. А до этого он работал токарем на заводе. И такое «позднее» получение образования не помешало ему стать кандидатом наук, профессором, написать ряд книжек по своей специальности.

Но, несмотря на то, что у нас есть такой исторический опыт, наверное, не стоит подростков к этому подталкивать. Кто-то увлечен учебой, занимается в кружках, помогает по дому — и ничего особенно не требует. Сложнее, когда ребенок в переходном возрасте, ничего не делая, ставит перед родителями ультиматумы: а почему кому-то дают денег больше, чем ему. Вот здесь родитель должен объяснить, что деньги не берутся из ниоткуда. Впрочем, это не значит, что ребенок тут же пойдет искать работу, может и начать воровать — дети очень разные.

Даже если ваша семья православная, это не дает никакой гарантии, что у вас не возникнет проблем с ребенком в переходном возрасте. В этом возрасте Церковь вообще на подростка может не иметь никакого влияния. Не стоит думать, что сложных подростков мы сможем перевоспитать Церковью. В церковных семьях сложные подростки встречаются не реже, чем в нецерковных, и связано это с тем, что родители сами пришли к вере не так давно, и их тоже привели к храм тяжелые жизненные обстоятельства.

Проблема детских запросов в какой-то степени проще решается в многодетной семье. Все потому что там любой вопрос решается по принципу «слабого звена». Т. е. все понимают, что этот ребенок в этом году заканчивает школу, значит надо поддерживать его, или в семье появился новорожденный, и все внимание будет отдано ему. Сегодня ты не в фокусе внимания, но завтра все внимание будет отдано тебе, когда все через это проходят, вырабатывается определенное понимание.

Гораздо сложнее, когда ребенок один и у него перед глазами примеры других детей, которым дают какие-то суммы на расходы. Но и здесь бывают исключения из правил. Хочу еще раз подчеркнуть, что дети очень разные, общих решений здесь нет. Важно, чтобы родители чувствовали своих детей и понимали, что они могут позволить, а что нет.

Если ребенок хочет летом поработать, и это не противоречит планам семьи, то почему нет? Можно сейчас подавить в нем самостоятельность, а потом лет в 20 он не захочет ее проявлять: сядет за компьютер, начнет играть — и считай, человека потеряли.

Как ребенку лучше распорядиться собственными деньгами? Наверное, не стоит у него забирать часть зарплаты на нужды семьи, но можно переложить на плечи ребенка какую-то часть расходов на него самого. Пусть купит себе, какой хочет мобильный телефон, или велосипед. Впрочем, в этом вопросе каждая семья может принять свое решение. В статье описаны основные подходы, как решать проблему ребенка и денег. Но конкретный выбор родителю придется все же делать самому.

Подготовила Оксана СЕВЕРИНА

http://www.nsad.ru/articles/protoierej-maksim-pervozvanskij-rabota-dlya-podrostka-privivka-ot-infantilnosti


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru