Русская линия
Православие.RuИеромонах Ириней (Пиковский)04.03.2013 

Духовная брань блудного сына
Слово в Неделю о блудном сыне

Большая часть евангельских текстов направлена на то, чтобы подвести человека ко крещению. Евангелие кратко пересказывает заповеди Божии, сказанные в Ветхом Завете, показывает на примерах как их следует исполнять. Может даже показаться, что все Евангелие — одна большая огласительная беседа перед крещением: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:16). Однако вчитываясь в текст Евангелия мы понимаем, что крещение еще не гарантирует спасение, в духовной жизни встречаются «взлеты и падения». Родившись «от воды и Духа» (Ин.3:5), человек входит в Царствие Божие, но он может и покинуть его, как блудный сын когда-то оставил дом отца.

Хотя притча называется «о блудном сыне», основной акцент в ней делается не на самом факте блуда, а на том, что младший сын ушел «на сторону далече». После того, как получил наследство отца он не смог и несколько дней пробыть в родительском доме. Вместо того, чтобы вступить в управление над своей частью имения, он убежал. А в дальней стране, потеряв рассудок, сын скатился до уровня свиньи.

Эта притча имеет несколько вариантов прочтения. Ее можно читать как счастливую историю о возвращении потерянного сына к отцу. Ее можно читать как пример фарисейской зависти по отношению к обращающимся к Богу язычникам. Но в то же время эта притча может быть иллюстрацией законов духовной брани: как человек падает под действием страсти и как он может ее победить.

Судя по тому, как быстро младший сын собрал вещи и убежал, начатки страсти перед побегом в нем уже присутствовали. Просто у него не было денег, чтобы реализовать свои тайные желания раньше. Страсть подтачивала его как червь, она подтолкнула выпросить наследство у отца раньше его смерти. Судя по тому, что старший сын был осведомлен о том, что его брат, убежавший в дальние края, проедает там имущество с блудницами, младший братик жил «на широкую ногу». Когда младший брат полностью отдался в плен страсти «свободной жизни», им завладели чревоугодие и блуд, возможно, также тщеславие. Поэтому его грехи стали известны повсюду. Но страсть наслаждения, как вампир, не дала возможность младшему сыну наслаждаться вечно. Быстро выпив все жизненные соки, она вышвырнула его на помойку.

«Блудный сын» уже потерял отца, истратил имущество, стал нуждаться и голодать, его не брали на нормальную работу. Но, несмотря на это, он не сразу пошел назад к отцу. Видимо гордость или ложный стыд не давали ему возможность вернуться. И в этом падшем уже состоянии его подобрала другая страстишка, опустившая его до уровня свинопаса. Причиной этому было то, что горделивый сын стал бороться за жизнь в одиночку, он не захотел ни у кого ничего не просить. Возможно, он также надеялся, что заработав денег и «поднявшись с колен», он слова удовлетворит свои тайные желания. Если так, приступы страсти, как у наркомана могли продолжаться у него вновь и вновь до смерти.

Страсть, по толковым словарям русского языка, — это сильное желание с преобладанием чувственного, физического влечения. Это может быть сильное чувство, создаваемое побуждениями инстинкта. Святые отцы в лице прп. Иоанна Дамаскина подчеркивали, что «страсть есть возбуждающее чувство движение желательной способности (души), вследствие представления (человеком) блага или зла»[1]. Желание греховное — это и неудовлетворенное стремление, фантазирование о предмете страсти, это и чувство удовольствия, которое подогревается опытом прошлых греховных поступков.

Способность чувствовать удовольствие, соединяемая с представлением желанного предмета в уме порождает влечение. Если влечение ничем не останавливается, оно может разжечь в душе огонь до такой степени, что человек теряет рассудок и отдает свою волю в плен страсти, теряя над собой контроль. Теряя контроль над своей волей, человек перестает помнить себя и в состоянии аффекта может совершать такие поступки, которые никогда бы не совершил в трезвом уме.

По словам св. Антония Великого: «в теле находится естественное возбуждающее его влечение, но оно не производит своего действия, если не будет согласия души»[2]. Только тогда, когда душа согласится, тело может совершить тот или иной волевой поступок: грех или добродетель.

Прп. Максим Исповедник для объяснения процессов, происходящих внутри души, использовал понятие порока. Порок, — по его мнению, — это греховное фантазирование, сопровождаемое неправильным употреблением вещей. Само по себе желание, как способность чувствовать, грехом не является. Не является грехом и сам по себе объект, на который направлены чувства человека. Грехом является злое намерение человека, причиной которого является засевшая в уме недобрая фантазия.

По словам свт. Григория Нисского, все произрастает из худого делания ума, из помрачения разума. Если страсть лишится содействия помыслов, она станет бессильной и скоро пройдет. Именно злая фантазия, худое делание ума, является почвой, существенным фактором, причиной и результатом развития греховной страсти.

Греховная мечтательность цепляется за помыслы. При этом греховной мы называем именно ту мечтательность, которая имеет соответствующую качественную характеристику помыслов: дурные, нечистые, постыдные, невоздержанные, гневливые, тщеславные, плотские и другие. Через помыслы мы или наши страсти владеют нашей волей. Поэтому, святые отцы призывают постоянно испытывать помыслы, владеть своим умом в помыслах, противиться лукавым помыслам, отвергать греховную мечтательность.

Блудный сын демонстрирует нам пример человека, в уме которого долго жили греховные помыслы. Его естество было давно согласно на грех, что и совершилось, когда был преодолен стыд перед отцом. Но этот же блудный сын показывает нам и пример человека, который встал и вернулся к отцу. Поворотным пунктом в его возрождении было то, что он в какой-то момент одумавшись, «пришел в себя» (Лк.15:17). В нескольких строках Евангельского текста мы можем проследить весь путь его возрождения: он вспомнил об отце, честно признался себе в своем собственном бедственном положении, решился «встать, пойти и сказать» отцу: «я согрешил против неба и перед тобою» (Лк. 15:18). Главное, что произошло в младшем сыне — он задумался над своими поступками и раскаялся в них.

Отец этой притчи является образом Отца нашего небесного. Он всегда надеялся на возвращение своего сына, он ждал его у ворот дома, он принял его снова как сына, поцеловал и устроил в честь его целый пир. Так и Отец наш небесный ожидает, что мы, как бы далеко не уходили «на сторону далече», когда-то вернемся.

Любому человеку свойственно ошибаться, но по-настоящему серьезную ошибку совершает тот, кто, затаив греховный помысел, в нем не кается, кто, обуреваем страстными мечтаниями, не пытается отогнать от себя злые фантазии. Такой человек подобен блудному сыну: в нем все готово на грех, нет только места и благоприятных обстоятельств, чтобы грех совершить. Но давайте так же, как сегодняшний блудный сын, остановимся, «придем в себя» и покаемся в том, чем согрешили пред небом и Отцом небесным.

«Во глубине греховней содержимь есмь Спасе, — поется в каноне недели о блудном сыне, — и в пучине житейстей обуреваемь: но якоже Иону от зверя, и мене от страстей возведи, и спаси мя»[3].

Аминь.


[1] Цит. по: Зарин С.М. Аскетизм по православно-христианскому учению — Киев, 2006 — стр. 238.

[2] Цит. по: Зарин С.М. Аскетизм по православно-христианскому учению — Киев, 2006 — стр. 240.

[3] Ирмос 6-й песни канона Недели о блудном сыне.

http://www.pravoslavie.ru/put/59 894.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru