Русская линия
Фонд стратегической культуры Петр Искендеров01.03.2013 

Косово как форпост борьбы за всемирный Халифат

Предстоящие парламентские выборы в Косове, которые, возможно, состоятся уже в текущем году, сулят Европе большие перемены. В выборах впервые примет участие новая партия «Объединенное исламское движение» (LISBA), зарегистрированная в начале февраля 2013 года и уже объявившая о начале широкой кампании не только общебалканского, но и общеисламского масштаба. Речь идет о первой на Балканах партии ярко выраженного исламистского характера, которая провозгласила своей целью сделать Балканы частью исламского Халифата… [1]

До недавнего времени косовско-албанское общество трудно было назвать исламским. Албанский этнос исторически не имеет таких прочных религиозных основ, как, скажем, сербский, болгарский, греческий или, к примеру, хорватский. Известное высказывание одного из идеологов албанского национального движения Пашко Васа Шкодрани (католика, занимавшего в Османской империи пост губернатора Ливана) о том, что«религией албанцев является албанизм», как нельзя лучше характеризует нерелигиозную природу албанской идеологии. [2] Аналогичный характер носила и деятельность Албанской лиги Призрена, которая в 1878—1881 годах распространила свою активность не только на Албанию, но и на те территории Балкан, которые ее лидеры считали албанскими: сербское Косово, македонские Дебар и Скопье, греческую Янину. «Пусть все мы будем албанцами и создадим Албанию», — говорилось в обращении Абдюля Фрашери к участникам очередного съезда Албанской лиги в Призрене в январе 1881 года. [3] Социологические исследования, проводившиеся в 1990 — 2000 годах в Косове, показывали, что подавляющее большинство жителей края, исповедующих ислам, являются приверженцами его достаточно умеренного толка — суфизма.

Однако после одностороннего провозглашения независимости Косова в 2008 году настроения албанского этноса начали стремительно меняться в сторону радикализации. Обнародованные в марте 2007 года результаты исследования, проведенного Программой развития ООН в октябре-декабре 2006 г., показали, что лишь 2,5% косовских албанцев считали тогда объединение Косова с Албанией наилучшим способом решения косовского вопроса. И наоборот — 96% из них выступили за то, чтобы Косово стало независимым в своих нынешних границах. [4] Однако уже по итогам опроса, проведенного агентством «Гэллап Балкан Монитор» в январе 2010 года, подавляющее большинство граждан Албании и Косова выступали за создание «Великой Албании». На вопрос о поддержке этой идеи утвердительно ответили 74,2% респондентов в Косове и 70,5% - в Албании. При этом 47,3% участников опроса в Косове и 39,5% в Албании считают, что появление великоалбанского государства в его самых широких этнических границах возможно уже в ближайшем будущем. [5]

Эти данные говорят о происходящей в умах албанского населения Балкан опасной переоценке ценностей, чему способствуют наводнившие Косово мусульманские фонды, институты и другие структуры, вкладывающие сотни миллионов долларов в строительство мечетей, развитие религиозного образования и другие проекты, приводящие к ползучей исламизации косовско-албанского общества. Сегодня в одной только 200-тысячной Приштине насчитывается 22 мечети, и их число продолжает расти. Особую активность в этом плане проявляют саудовские ваххабиты и сторонники «Братьев-мусульман», причем авторитет последних значительно вырос после прихода их к власти в Египте.

На этом фоне создание в Косове фундаменталистской партии LISBA не удивляет, как не удивляет и рост популярности радикального движения «Самоопределение», не скрывающего великоалбанских лозунгов.

«Объединенное исламское движение» имеет руководство о двух головах. Его председателем является Арсим Красничи, но еще более популярен Фуад Рамичи. Они негласно разделили функции управления партией. Красничи отвечает за организационные вопросы, а Рамичи взял на себя международную деятельность.Ближайшей балканской союзницей LISBA является Партия демократического действия Боснии и Герцеговины, основанная ныне покойным первым президентом этой бывшей югославской республики Алией Изетбеговичем, еще в 1970 году опубликовавшим «Исламскую декларацию». В ней Изетбегович провозгласил идею создания единого транснационального исламистского государства в соответствии с канонами Корана: «Мы заявляем, что естественной функцией исламского порядка является собрать всех мусульман и все мусульманские сообщества по всему миру в единое целое. В нынешней ситуации данное стремление означает борьбу за создание великой исламской федерации от Марокко до Индонезии, от Тропической Африки до Центральной Азии[выделено нами. — П. И]… Нет ни мира, ни сосуществования между исламской верой и немусульманскими социальными и политическими институтами». [6]

«Объединенное исламское движение» поддерживает тесные связи с родственными партиями и движениями македонских албанцев, ряд которых также приобретают все более откровенный исламистский характер. Кроме того, Фуад Рамичи пользуется значительной поддержкой на Ближнем Востоке — особенно после его участия в операции"Флотилия свободы" в 2010 году. А первым политическим крещением Рамичи стало участие в 2007 году в охвативших Косово акциях протеста против правительственного запрета на ношение хиджабов в местных школах. С тех пор спектр его политической деятельности значительно расширился и вышел за пределы не только Косова, но и Балканского полуострова.

Еще одной важной фигурой исламистского лагеря на косовской политической сцене является Ферид Агани, основоположник «Партии справедливости». Эта партия считает своим союзником и наставником «Партию справедливости и развития» премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. На последних выборах в Ассамблею Косова в декабре 2010 года «Партия справедливости» получила три депутатских мандата. [7] С тех пор в деятельности партии заметно усилились религиозно-консервативные тенденции, а сам Ферид Агани все больше использует уличные методы борьбы.

Нельзя сказать, чтобы в Европе не осознавали растущей угрозы превращения Косова в базу строительства «Великой Албании» и евроазиатского Халифата. На днях свою озабоченность наступлением исламизма выразил министр иностранных дел Словакии Мирослав Лайчак. [8] Его германский коллега Гидо Вестервелле также заявляет, что «националистические настроения и эмоции должны находиться под контролем и рассматриваться с большой ответственностью и с большим вниманием». [9]

Однако проблема в том, что Запад остается заложником собственного же «косовского проекта». Если даже взять обоих нынешних критиков албанского радикализма — Мирослава Лайчака и Гидо Вестервелле, то первый в бытность его Высоким представителем международного сообщества в Боснии и Герцеговине упорно отрицал опасность «косовского прецедента» для Балкан, заявляя, например, что «у Боснии и Герцеговины нет ничего общего с Косовом». [10] Что же касается Вестервелле, то он уже снискал славу одного из ведущих в мире адвокатов албанских сепаратистов Косова и одновременно жесткого оппонента Сербии, от которой он требует скорейшего признания косовской независимости. А пока европейцы решают свои геополитические задачи, Балканы в целом и Косово в частности стремительно превращаются в важнейший форпост борьбы за всемирный Халифат.

[1] http://www.weeklystandard.com/blogs/kosovo-radical-islamists-new-political-offensive_701 196.html

[2] Подробнее см.: Vickers M. The Albanians. A Modern History. London, 1998.

[3] Краткая история Албании. М., 1992. С. 194.

[4] UNDP: Early Warning Report. 2007, March. P.16.

[5] http://www.balkan-monitor.eu/

[6] Подробнее см.: The Muslims of Bosnia-Herzegovina: Their Historic Development from the Middle Ages to the Dissolution of Yugoslavia. Boston, 1996.

[7] http://www.kqz-ks.org/SKQZ-WEB/al/zgjedhjetekosoves/materiale/rezultatet2010/1.%20Rezultatet%20e%20pergjithshme.pdf

[8] Express, 22.02.2013.

[9] AFP 221 205 GMT FEV 13

[10] Время новостей, 15.04.2008.

http://www.fondsk.ru/news/2013/02/27/kosovo-kak-forpost-borby-za-vsemirnyj-halifat-19 321.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru