Русская линия
Радонеж Пётр Мультатули13.02.2013 

Прохановщина
Куда ведёт Изборский клуб?

21 декабря 2012 г. в день рождения Сталина Изборский клуб провёл своё очередное собрание. Причём провёл его в Ульяновске, на родине Ленина. Причину выбора для собрания клуба именно Ульяновска, «исторического русского города», объясняется в декларации клуба стремлением предотвратить угрозу очередной Смуты. Довольно странное решение: борьбу со Смутой «изборцы» решили начать с родины её главного идеолога и организатора. Собственно причины этого решения были раскрыты самими «изборцами»: «Ульяновск как родина Ленина, перевернувшего царскую Россию, более всех других городов напоминает о временах слома империи Романовых, поэтому именно здесь решили искать новую концепцию развития». Логика, конечно, железная! Следуя этой логике, член Изборского клуба М. Шевченко заявил: «Романовская империя была воплощённой утопией, созданной по немецко-французским лекалам, и противоречила жизненным началам евразийских народов, её населявших. Отсюда и бесконечные бунты. Элита страны стала чужой для народа, она говорила на чужом языке, жила идеалами и ценностями, далёкими от своей страны. И это не могло кончиться ничем иным, как бунтом и взрывом». Так началось заседание клуба, имевшее целью «примирение красных и белых».

Символ Изборского Клуба

Мирились «изборцы» странно, стремясь почти в каждом выступлении заявить о своём неприятии Российской империи и дать высокую оценку советскому периоду. М. Шевченко: «В своей интенции русская революция, и это почувствовал Блок, несла именно призыв Христа. Потому что обычная, земная жизнь в Российской империи для русских людей была почти невыносима».

Л. Ивашов: «Причиной Революции 1917 года, на мой взгляд, стала утрата Россией собственного геополитического проекта, выражением которого на протяжении многих столетий был концепт „Москва — Третий Рим“. Произошёл полный разрыв, усугублённый поражениями в русско-японской войне и поражениями в Первой мировой войне. Даже попытки Петра Аркадьевича Столыпина построить капитализм европейского типа на евроазиатском пространстве способствовали развитию революционной ситуации. Кроме того, в начале ХХ века Русская Православная церковь окончательно утратила функцию соединения власти и народа, превратилась в одну из подчинённых структур государственной бюрократии. Россия к началу ХХ века была опутана не только долгами и концессиями, но представляла самое благодатное поле для деятельности различных зарубежных спецслужб и спецструктур».

А. Беляев-Гинтовт: «Люди просто сравнивают, что было сделано Сталиным за неполные тридцать лет его правления, и что сделано нынешними властями, от Ельцина до Путина, уже за двадцать с лишним лет их правления. С чего начинал Сталин — с разрушенной мировой и гражданской войнами страны, с нищим населением, без технологий, без промышленности. И к чему он пришёл „от сохи“ — не просто к „атомной бомбе“. Он пришёл — впервые в мире — к атомной энергии в мирных целях, он пришёл — впервые в мире — к полётам в космос. Сталинские проекты: от государства максимальной социальной справедливости до Северного морского пути, от освоения Сибири до мощного „красного Китая“ — и сегодня во многом определяют лицо человеческой цивилизации».

То есть, сплошная красно-сталинистская пропаганда и ни одного «белого» выступления. Так с кем вы собираетесь мириться, господа-товарищи?

Только один А. Дугин оперировал христианскими понятиями: «По-настоящему „красных“ и „белых“ объединяет, да и делает русскими, — любовь. Русский — это тот, кто любит, это любящее существо. А любовь всегда предполагает выход за свои собственные пределы, жертвенность по отношению к другому».

Но здесь возникает вопрос: о каких «красных» идёт речь? О Троцком, Ленине, Дзержинском, Бухарине? О карателях из интербригад и ЧК? О комиссарах, что отбирали последний хлеб у крестьянина? Или о сегодняшних удальцовых и лимоновых? Так, ни у тех, ни у других никогда никакой любви и жертвенности не было и нет: одна лишь ненависть, гордыня, алчность и садистская жёсткость. Тех красных и белых, что воевали друг с другом в далёкую Гражданскую войну, давно уже нет на свете. Они стоят перед нелицеприятным Судом Божиим, и никакое примирение им не нужно. А если речь идёт о тех, кто поднимался в бой с партбилетом на груди, так не «красными» они были, а патриотами. Пусть обманутыми, находящимися в плену ложной идеи, но патриотами, которые считали вступление в партию проявлением преданности Родине. Ни «Капитал» Маркса, ни «Материализм и эмпириокритицизм» Ленина они отродясь не читали. Многие из них к концу жизни стали верующими, многие ушли из жизни, сохраняя коммунистические воззрения. Но «красными» они не были, и «примиряться» с ними незачем, так как с ними никто не ссорился. Сегодня же никаких «красных» и «белых» в их классическом понимании нет. Есть люди, воспринимающие историю как результат Промысла Божьего, и есть те, кто считает историю результатом деятельности людей. Есть те, кто считает, что проливать невинную кровь во имя политической «целесообразности» есть преступление, а есть, которые это вполне допускают. Объединяться с такими людьми православному человеку невозможно сугубо по духовно-нравственным причинам, так как в противном случае мы становимся ответственными за все их слова и действия, даже если внутри себя мы будем с ними не согласны.

В Ульяновске члены Изборского клуба призвали «всех государственников, кому дорого будущее России, выступить единым патриотическим, имперским фронтом, противостоящим либерально-глобализаторской идеологии и её адептам, которые действуют в интересах наших геополитически врагов«[1]. Тут, конечно, стоит заметить, что «изборцы» тактично промолчали, что именно такими адептами были Ленин и большевики, а потому вдвойне нелепо проводить своё собрание в Ульяновске. Но дело даже не в этом, а в том, насколько вообще возможен единый «имперский патриотический» фронт государственников? Ведь просто государственников не бывает, а государства бывают разными. Вот большевики заодно с эсерами, либералами и сепаратистами боролись против самодержавного строя Российской империи. Для этого они брали деньги от японской разведки, американских банкиров, немецких генералов. Они грабили банки, убивали полицейских, организовывали мятежи в армии. Были ли они государственниками? Конечно, нет. Они были злейшими врагами Российского государства, стремившимися к его разрушению. Потом большевики пришли к власти, начали Гражданскую войну, брали заложников, организовывали концлагеря, убивали священников, офицеров, крестьян, рабочих, жгли и разрушали церкви, глумились над святыми мощами. Они создали своё государство — СССР, совершенно чуждое русской истории, с чуждой символикой, чуждой идеологией. Можно ли после этого называть большевиков государственниками? Наверное, можно, но только государство их ничего общего с Российским не имело. Даже само имя России отсутствовало в его названии. Да, великий русский народ, не приняв большевистскую идеологию, как мог, подлаживал её под свои представления об идеальном государстве. Эта позиция русского народа заставила советских вождей и, прежде всего, Сталина в годы Великой Отечественной войны, считаться с его (народа) обычаями, идеалами и историей. Иначе большевистский режим просто не выжил бы. Поэтому и пришлось Сталину, ещё за четыре года до войны утверждавшему, что «история России есть история её битья», вспоминать «наших великих предков», восстановить военную форму с погонами и ослабить притеснение Церкви. Поэтому и пришлось сталинским преемникам внешне подлаживать «Моральный кодекс строителей коммунизма» под евангельские заповеди. Но сколько бы ни пытались коммунисты маскировать свою сущность, природа их государства никогда не менялась. Эта природа была богоборческой и антирусской.

Только то государство является спасительным, которое считает своей главной целью жизнь в Боге и с Богом и подчиняет этой цели все иные задачи. Причём в таком государстве эта цель является не чем-то навязанным сверху, а живой потребностью всего народа. Другие формы государственного устройства могут быть временным этапом, могут быть Божьим возмездием, но они не являются государственным идеалом. Россия до 1917 г. всегда была Государством-Церковью, Святой Русью, Третьим Римом. Основой такого государства является симфония властей, когда православный Царь управляет державой вместе с Патриархом. Христос является Главой не только Церкви, но и такого государства, политическим идеалом которого его является Милость и Правда.

И вот нам говорят, что православные христиане должны объединиться со всеми, кому дорого будущее России. Но уместен вопрос: какой России? Языческой или христианской? Большевистской или Императорской? России державной или националистической? Нам говорят, что это неважно, так как у нас есть общий враг: либеральные глобализаторы. Но большевики и либералы — суть одно и тоже русофобское явление, что сто лет тому назад, что и сейчас. Они одинаково ненавидят историческую традиционную православную русскую цивилизацию. Им одинаково чужды и ненавистны наши святыни, наши ценности, наши радости, наши скорби. Подлинная разница между социал-демократами, кадетами, октябристами вековой давности, такая же, как между сегодняшними удальцовским «Авангардом» и «Другой Россией». Эта разница заключается исключительно в методах. То есть либералы ненавидят традиционную Россию и стремятся ко всяческому её ослаблению, но выступают против прямых репрессий инакомыслящих, предпочитая разлагать народ и общество своей ядовитой прозападной идеологией. В 1917 г. причиной этого были либеральные убеждения, а сегодня — страх перед тем, что вслед за инакомыслящими репрессированными окажутся сами либералы. Левые наоборот, могут удерживаться у власти только двумя способами: безудержной демагогией и беспощадным террором. Используя либералов как попутчиков для захвата власти, левые радикалы готовят им незавидную участь. Либералы это понимают и поэтому выступают против коммунистов. Но в идеологическом плане и левые радикалы, и либералы есть порождение западной богоборческой цивилизации, а поэтому они, несмотря на все свои противоречия, легко вступают в союзы и коалиции друг с другом. В этой связи примечательны слова одного из видных западных либеральных идеологов С. Хантингтона: «Конфликт между либеральной демократией и марксизмом-ленинизмом был конфликтом идеологий, которые, невзирая на все различия, хотя бы внешне ставили одни и те же основные цели: свободу, равенство и процветание. Но Россия традиционалистская, авторитарная, националистическая будет стремиться к совершенно иным целям. Западный демократ вполне мог вести интеллектуальный спор с советским марксистом. Но это будет немыслимо с русским традиционалистом. И если русские, перестав быть марксистами, не примут либеральную демократию и начнут вести себя как россияне, а не как западные люди, отношения между Россией и Западомопять могут стать отдалёнными и враждебными»[2].

То есть наиболее умные из либералов признают, что объединяться они готовы и с коммунистами, и с троцкистами, и со сталинистами, но никак не с русскими православными государственниками. Последние в их глазах являются наиболее опасными врагами. Сегодня однозначно ясно, что либералы уже не представляют собой главную угрозу для будущего России. Сама жизнь расставила всё на свои места, показала всю несостоятельность, лживость их псевдорыночной идеологии стяжательства, космополитизма и безответственности. Сегодня слова «либерал», «рыночник», «демократ» в устах простого народа звучат почти как ругательства. Либералы в ближайшие десятилетия не смогут увлечь за собой народ, они политические аутсайдеры. Это, кстати, признаёт и член Изборского клуба Пётр Акопов: «Либерализм как идеология и как политическая сила повержен». Тогда вопрос: а зачем с ним воевать?

Гораздо опаснее левый «ренессанс». В настоящее время в активном возрасте находится поколение, которое ничего не знает ни о красном терроре, ни о Соловках, ни о ГУЛАГе. Более старшее поколение в своём большинстве забыло эпоху «великого дефицита», километровых очередей за туалетной бумагой, пустые прилавки, вечно не расселяемые коммуналки. Забыли пустопорожние многочасовые речи на партийных и комсомольских собраниях, никому не нужный сбор макулатуры и металлолома, беспробудное пьянство. Забыли, что путешествовали по миру только по телевизору с Сенкевичем, а детей если и крестили, то тайно. Забыли, что 21 год тому назад почти все были против советской власти, радовались, когда рухнул коммунистический режим, в защиту которого не поднялся ни один человек. Всё это забыли, зато вспоминают, что колбаса была по рубль двадцать, как будто степень благосостояния измеряется колбасой. Сегодня любят уверять, что был хороший Советский Союз, потом пришли «плохие дяди» — Горбачёв и Ельцин, эту «хорошую» страну разрушили, и стало всё плохо. Но разве Горбачёв и Ельцин не являются порождением советской системы, разве не являются они порождением Коммунистической Партии Советского Союза, выпестовавшей их «по образу своему и подобию»? Разве главный рыночник Егор Гайдар не был редактором главного партийного журнала «Коммунист»? Разве либеральный костяк «младореформаторов» 1990-х годов не состоял сплошь из бывших комсомольских работников? Забывчивость в истории вещь опасная. Она привела к тому, что кровавый призрак большевизма, гнилость позднего советского режима стали восприниматься сегодня некоторыми чуть ли ни как вариант земного рая.

Нас хотят уверить, что коммунисты лишь прикрываются знаменем «марксизма-ленинизма», на самом же деле они являются российскими государственниками и даже православными. Но в программе КПРФ написано: «КПРФ ведёт свою родословную от РСДРП — РСДРП (б) — РКП (б) — ВКП (б) — КПСС — КП РСФСР»[3]. То есть сегодняшние коммунисты чётко и недвусмысленно заявляют, что они являются духовными наследниками организаторов геноцида русского народа, гонителей Православия: Ленина, Троцкого, Дзержинского, Свердлова, Бухарина, Сталина, Лациса, Крыленко, Бела Куна, Френкеля, Ярославского, Ягоды, Ежова.

Именно «их дело», по собственному признанию, собирается продолжать руководство КПРФ, оправдывая самые чудовищные злодеяния своих духовных предшественников. В 2008 г. один из руководящих работников КПРФ И. Мельников заявил по поводу убийства Царской Семьи: «Сегодня признавать эту позицию наших предков неверной — как минимум, неуважительно. А как максимум — опасно». Мельников также дал понять, что считает убийство Царской Семьи оправданными: «Это сегодня, в наши дни, царская семья является красивой сказкой из уст некоторых сладкоголосых исследователей. Но они умышленно забывают, что не большевики, а весь трудовой народ, за счёт которого наслаждалось жизнью высшее общество, вынесло царской семье приговор и исполнило его», — отметил он, назвав расстрел Романовых «логичным выплеском народного гнева».

Любому русскому человеку, не ослеплённому большевистской ложью, должно быть ясно, что взаимодействие с такой организацией и с такими людьми — нельзя, грешно. Грешно перед памятью тех миллионов, замученных и убитых офицеров и солдат, православных священников и учителей, гимназисток и предпринимателей, профессоров и рабочих, крестьян и донских, кубанских, терских, уральских, сибирских казаков, мусульманских мулл, буддистских лам и верующих иудеев, перед священной памятью Святой Царской Семьи. Сотрудничать с наследниками одного из самых кровавых режимов в мировой истории — означает предать эту священную память. Никакими сиюминутными политическими выгодами, никакими политическими соображениями нельзя оправдать союз с дьяволом.

Но именно такой союз предлагает нам Изборский клуб. Идеологию «изборцев» можно назвать по имени их председателя А. А. Проханова — «прохановщиной», как любили давать такие определения большевики. Это явление чрезвычайно опасное именно своим соглашательством, попыткой соединить несоединяемое, белое с чёрным, Бога с дьяволом. «Прохановщина» гораздо опаснее явной коммунистической и леворадикальной идеологии. Там хотя бы всё по честному: классовая борьба, руководящая роль партии, смерть капиталу и т. п. Здесь же убаюканные прохановской трескотнёй об «империи» некоторые наши православные патриоты не замечают, как Проханов протаскивает в их сознание возможность соглашательства с любыми формами большевизма. В своём выступлении на заседании Изборского клуба Проханов заявил, что «мы собрались для того, чтобы провозгласить соединение, примирение красных и белых начал«[4]. При этом под «белым началом» глава Изборского клуба понимает «православную монархию», а под «красным»: «может весь красный период», а «может красный имперский сталинский проект». При этом Проханов подчёркивает, что православная монархия была разрушена «либеральной мегамашиной». Но так как частью этой разрушительной «мегамашины» были представители всех «красных» проектов (как ленинско-троцкистского, так и сталинского «имперского»), то получается, что Проханов хочет соединить воедино палачей и жертв, разрушителей и созидателей, революционеров и охранителей. Попытка соединить воедино добро и зло — наиболее опасная основа «прохановщины». Это попытку Проханов преподносит как восстановление единства русской истории: дореволюционной и советской. Что же, мы за восстановление такого единства, только надо чётко понять, в чём это единство возможно, а в чём — категорически нет. Объединяться можно только на основе Добра и Правды, а не на основе соглашательства и лжи. Безусловно, что Добро и Правда были присущи нашему народу во все периоды его исторического развития. Президент В. В. Путин, выступая перед Федеральным собранием, сказал: «Для возрождения национального сознания нам нужно связать воедино исторические эпохи и вернуться к пониманию той простой истины, что Россия началась не с 1917 и даже не с 1991 года, что у нас единая, неразрывная, тысячелетняя история, опираясь на которую, мы обретаем внутреннюю силу и смысл национального развития«[5]. Очень верное определение, ничего общего не имеющее с «прохановщиной». Президент говорит о том, что в течение всей тысячелетней русской истории существовала и существует некая связь, которая нас объединяет и делает, несмотря ни на что, единым народом. Заметим, Путин говорит не о преемственности государственных устройств и идеологий, «белых» и «красных» проектов, а о некой связующей скрепе. Что же эта за скрепа, позволяющая связать воедино дореволюционную, советскую и сегодняшнюю Россию? Безусловно, такой скрепой является жертвенная любовь к России, которая существовала и существует в Великом многонациональном русском народе. Именно об этой любви Путин сказал: «Для планеты мы, независимо от нашей этнической принадлежности, были и остаёмся единым народом. Вспоминаю одну из своих встреч с ветеранами. Там были люди разных национальностей: и татары, и украинцы, и грузины, и русские, разумеется. Один из ветеранов, не русский человек по национальности, сказал: «Для всего мира мы — один народ, мы — русские». Так было и во время войны, так было всегда»[6].

Эту жертвенную любовь к Родине наш народ в целом пронёс весь советский период. Это доказали Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства, освоение целины, конфликт у острова Даманский, ликвидация последствий Чернобыльской аварии, мужество и героизм наших воинов в Афганистане. Всякий раз, когда нужно было спасать, защищать Родину, исполнять перед ней свой долг, наши люди, не думая, рисковали своим достоянием, здоровьем и самой жизнью, так как её основой, пусть и не всегда осознано, были великие, данные Богом ценности: Любовь и Самопожертвование. В этой жертвенной любви и заключается преемственность нашей истории. Господь сказал: «Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15, 13). Всё, что в советский период продолжало традицию русской цивилизации, навсегда останется частью народной души. Подвиги, совершённые во имя Родины в советский период, являются такой же народной святыней, как и подвиги, совершённые во имя Родины в дореволюционную эпоху. Об этом и говорил Президент: «Разве справедливо, что у нас до сих пор нет ни одного достойного общенационального памятника героям Первой мировой войны? Наши предки называли её великой войной, но она была незаслуженно забыта, фактически по ряду политических, идеологических соображений вычеркнута из нашей исторической памяти и из истории. Боевой дух Вооружённых Сил между тем держится на традициях, на живой связи с историей, на примерах мужества и самопожертвования героев. Полагаю, что в российской армии нужно возродить имена наиболее прославленных полков, воинских частей, соединений прошлых эпох, и советской, и более поздних эпох, таких подразделений, как Преображенский, Семёновский полки«[7]. Вместе с Преображенским и Семёновским полками должны быть воссозданы героические Таманская и Кантемировская дивизии, являвшиеся гордостью советских Вооружённых Сил. В этом и заключается историческая преемственность нашей истории.

Но никогда мы, православные христиане, все верующие в Бога люди, не можем и не должны говорить о преемственности с преступным режимом, десятилетия терзавшим нашу Отчизну, поправшим все законы Божии и человеческие во имя своих кровавых экспериментов и безумных утопий. Никогда мы не должны оправдывать преступления советского периода якобы существовавшей «государственной необходимостью», «целесообразностью», «случайными издержками». Иначе нам придётся держать ответ перед Господом за наше малодушие и наше соглашательство. Логика преемственности проста: человек, положивший душу свою за Отечество, за други своя — герой; человек, истязавший и убивавший невинных — палач. Советские разведчики и контрразведчики, не жалевшие своих жизней ради безопасности и свободы нашей Родины — герои; каратели из НКВД, убивавшие и пытавшие невинных людей — палачи. Секретарь парторганизации, закрывший под страхом ареста аварийную шахту — герой, партийный функционер, подписывающий списки по т.н. 1-й расстрельной категории — преступник. Девушка-милиционер, отдавшая свою блокадную пайку ребёнку — героиня, спекулянт, наживавшийся в блокадном Ленинграде торговлей украденными продуктами — преступник. Воин, с честью защитивший Отечество — герой, перешедший добровольно на сторону врага — предатель. Верующий, отказавшийся, даже перед лицом смерти отречься от Бога — святой, красноармеец, оскверняющий храм — преступник. Всё просто и ясно. И не надо никаких спекуляций, которые так любит Проханов, выставляющий себя главным защитником памяти о Великой Отечественной войне. Хотя в первую очередь от кого он её должен защищать, так это от себя и своих единомышленников. Спекулируя на подвиге советского народа, они стремятся обелить большевистско-сталинский режим, и даже больше — придать ему сакральные черты. Вот, послушаем, что пишет Проханов: «Ведь, что произошло во время войны? Уже в первые дни в восхитительной грозной песне, от которой слёзы на глазах — «Священная война» — война названа священной. И если война священная, то и победа в этой войне тоже священна. А если война и Победа священны, то и люди, которые одержали эту победу, тоже являются причастными святости. Возможно, они являются и святыми.

30 миллионов наших людей, погибших на этой войне, являются христовой жертвой. Если бы эти жертвы не были принесены, куда бы сегодня устремилось человечество? И если бы Господь не принёс в жертву своего Сына на Голгофе, куда бы устремилось человечество? В какой Содом, в какую тьму, в какую адскую реальность? Поэтому все миллионы наших соотечественников, погибших на войне — это святомученики. И если это так, то командиры взводов, отделений, рот, полков, командиры фронтов, командиры армий являются причастными святости. Поэтому мы видим — конечно, не канонические, вызывающие иногда возмущения и протест наших иерархов — иконы, на которых изображён генералиссимус Сталин. Значит, есть ощущение того, что эта личность была причастна к мистической Победе. И, как знать, как пройдут дальнейшие канонизации, кто окажется в сонме православных святых через 10−20 или более лет? Может, и возникнет такая икона, на которой вокруг головы Иосифа Сталина будет кружиться золотой нимб"[8]?

Вообще, хочется заметить гражданину Проханову, что «нимбы» кружатся вокруг голов только католических купидончиков, да и то на самых примитивных их изображениях, а у православных святых нимб венчает главу, его в народе так и называют: «венчик». Что же касается так называемых «икон» со Сталиным, то, сколько бы времени ни прошло на них кроме рогов ничего вырастить не сможет. Ведь икона — это не агитплакат ЦК КПСС, а, говоря словами отца Павла Флоренского, «окно в иной мир». Через изображения святых на нас смотрит Бог, а кто может смотреть на нас через изображения грешников? Понятно, кто.

Теперь о прохановских «святых батальонах». Разумеется, что люди, защищавшую свою Родину от нацистских оккупантов и павших в борьбе с ними, совершили великий подвиг. Мы молимся об упокоении их душ и, вполне возможно, некоторые из них получили от Господа мученический венец. Факты свидетельствуют, что большое, если не подавляющее, число воинов Великой Отечественной войны были людьми верующими. До сих пор при обнаружении их останков находят кресты, складни и иконки. Можно себе представить, как отреагировали бы они на фактическое прохановское богохульство. Ведь речи Проханова свидетельствуют о том, что он ничего не смыслит в христианской святости. Для Проханова «присвоение» святости тождественно вручению ордена. Кому хочет товарищ Проханов, тому святость и раздаёт. А ведь канонизация святого — это лишь подтверждение Церковью Божьей Воли. Разумеется, ни о стяжании Духа Святого, ни о том, что мученичество в христианстве всегда связано с исповеданием веры во Христа Спасителя, ни о том, что, как правило, прославление того или иного человека подтверждается Церковью не раньше 50 лет после его кончины, что святость подтверждается чудесами и почитанием в народе — ничего этого, разумеется, Проханов не слышал. Да ему этого и не надо. Ведь все его разговоры о святости героев Великой Отечественной войны призваны замаскировать его призыв к канонизации генералиссимуса. Не Христу поклоняется Проханов, а своему кровавому божку «Сталину». Причём, в этом божке подразумевается не столько реальный Сталин, сколько весь «красный проект», который у Проханова является религией. Это хорошо видно из следующих пассажей: «Сталин сегодня — это Сталин-миф. Миф, в котором спасается сегодняшнее русское племя, русский человек, русский народ: растоптанные, обобранные, лишённые своего государства. И этот раненый, истерзанный народ скрывается в Сталине, как раньше, во время нашествий, скрывались в монастырях. Поэтому сегодняшний Сталин — это монастырь, в котором сберегается русский народ, где он лечит свои раны, где он опять пропитывается духом сопротивления, победы. Монастырь, куда он сносит свои святыни, скрижали, реликвии. Где он молится, готовится к новым сражениям. Монастырь, из которого по подземным ходам выбирается в поле и там бьётся, сражается, наносит удары по врагу«[9]. Заметим, сказано вполне откровенно: Сталин — это новый монастырь, новое спасение, новый храм. Значит «старый» храм, то есть христианский, больше не нужен, Спасение больше не нужно, «старый» монастырь, разрушен. Налицо лукавая подмена: под видом Иосифа Виссарионовича Джугашвили выступает отец лжи. Господь же сказал: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины»(Ин.8:44).

«Прохановщина» воинственно антиправославна и лишь для вида прикрывается примитивным псевдоправославным флёром.

Сталин возведён Прохановым в «святомученики». Что это такое, знает только один глава Изборского клуба, так как в Православии такого чина святости нет. Но Проханова это не смущает: «Сталин будет не просто святым, а святомучеником, потому что его убили. Он принял мученическую смерть за родину, за чертог Богородицы. И Сталин-святомученик будет сиять над грядущей, ещё не существующей Россией, и осенять её своим светом, своей волей, своей любовью и своей возвышенной красотой и силой». Но оказывается в прохановской «церкви» в «святомученики» зачислен не только Генеральный секретарь. В январе 2007 г. в эти же «святомученики» был зачислен казнённый Саддам Хуссейн. Об иракском президенте Проханов поведал следующее: «Его последний путь и мученическая смерть напоминали восхождение на Голгофу. Подобно Христу, он был предан самыми близкими соратниками — генералами гвардии»[10]. Тогда на это кощунство никто не обратил внимания, спустя 6 лет уже в интервью РНЛ глава Изборского клуба продолжает:

«Я не сомневаюсь, что будет написана икона, на которой генералиссимус Сталин в своём праздничном военному мундире стоит на великом алтаре, и голова его окружена сияющим золотом«[11]. Как известно, «великий алтарь», на котором стоял Сталин в день парада Победы, был мавзолей Ленина. Так, Проханов, прикрываясь Православием, продолжает смешивать Божественное и дьявольское, создавать ритуалы своей псевдорелигии. Воспользовавшись полным отсутствием какой-либо реакции со стороны православной общественности, благо, что эти бредни с удовольствием помещает православный ресурс, девизом которого являются слова: «Православие, Самодержавие, Народность», Проханов продолжает витийствовать дальше: «Сталинград важен человечеству также как и Иерусалим, как Вифлеем». То есть читай: Сталин важен человечеству также как Христос.

Для Проханова Христос не более чем ширма, за которой он прячет свою религию. Жертва Христа для Проханова не является исключительной, единственной, а значит и Божественной. Так, говоря о подвиге советских людей в годы войны, Проханов называет этот подвиг «Христовой жертвой», а в интервью Русской Народной линии уточняет: «равным Христовой жертве». Именно так, не христоподражательной, а «христовой». То есть человек ставится на один уровень с Богом. Разве это не является святотатством, хулой на Господа? Согласно «прохановщине» богом является человек, а Царствие Небесное можно и нужно строить на земле. Корни этой прохановской веры довольно точно пояснил другой член Изборского клуба А. Дугин: «Проханов родом из кавказских молокан, из крайней спиритуалистической русской секты, одержимой мечтой о «волшебной стране», где вместо воды источники земные дают молоко, белое райское молоко«[12]. Сам «отец-основатель» свои представления о «волшебной стране» пытается прикрыть ссылкой на Молитву Господню: «если внимательным сердцем и умом прочитать единственную молитву, которую оставил нам Спаситель, — молитву «Отче наш», то в ней сказано: «Отче наш, сущий на небесах, да святится имя Твоё, да приидет Царствие Твоё». То есть Господь завещал нам, живущим земной жизнью, вымаливать Царствие Божие здесь, на этой земле. И далее: «Да будет воля Твоя как на Небе, так и на земле». То есть воля Господня, которая присутствует в полной мере в райской жизни, в небесной, в фаворской жизни, эта же воля может и должна восторжествовать также здесь, среди нас. И райские смыслы, райские идеальные формы бытия возможны здесь. Нельзя это непрерывно откладывать на потом. Молитвами и делами, верой и любовью своей, своим преображением мы в состоянии приблизить Царствие Божие на земле. Поэтому «красный проект» о построении идеального человеческого бытия на земле вовсе не является богоборческим, не противоречит божественной восхитительной молитве «Отче наш»«[13].

На самом деле, если внимательным «сердцем и умом» прочитать то, что написал Проханов, то невозможно не прийти к выводу, что всё им написанное есть богоборческая ересь. Поразительно, что она не нашла никакого возражения у выступавшего вслед за Прохановым епископа Нижнетагильского и Серовского Иннокентия. Владыка не нашёл ни одного слова возражения хуле на главную молитву христиан, на прохановскую проповедь обожествления человека. Ведь именно дьявол предлагает строить рай на земле.

У нас много твердят о «царебожниках». Может быть, такие и есть, но они в Изборских клубах не выступают и по центральным каналам ТВ не красуются. Ни один православный священник на их собраниях не появляется. Почему же «сталинобожник» Проханов в присутствии иерарха Русской Православной Церкви, других православных священников, не стесняясь, отвергает все святоотеческие толкования Молитвы Господней? Почему он дерзнул возвести на неё хулу, и никто из православных его не одёрнул? Наоборот, аплодировали, в кулуарах восхищались. Или забыли слова Христа: «А иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем Моим, иже на Небесех» («А кто отречётся от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим Небесным» (Мф. 10:33).

Вообще отношение прохановцев к Русской Православной Церкви весьма своеобразное. Да, они много твердят о своей любви к Церкви, об «удивительных священниках», нарочито льстят Патриарху, но всё это делается исключительно с целью мимикрии своих красных идей. Если бы эти люди на самом деле прислушивались бы к Патриарху, то никогда бы не стали говорить чепуху про батальоны и армии «святомучеников». Ведь Святейший в одной из лучших свои проповедей сказал: «Некоторые недоумевают: «Почему же такой страшной и кровопролитной была последняя война? Почему так много народа погибло? Откуда то, ни с чем не сравнимое, страдание людей?» Но если мы и на эту военную катастрофу посмотрим тем взором, которым взирали на прошлое и настоящее наши благочестивые предки, то разве сможем удержаться от совершенно ясного свидетельства, что сие было наказание за грех, за страшный грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью, над святынями, над Верой«[14].

Патриарх и Церковь нужны Проханову исключительно для камуфляжа. На них открыто «прохановцы» нападать не смеют. Зато любые иерархи, не разделяющие их восторгов по поводу «красного проекта», беззастенчиво шельмуются. Особенно подвергается атакам «прохановцев» Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), причём исключительно за его последовательную антибольшевистскую, антиленинскую позицию. Вот тут-то у «прохановцев» все политесы и заканчиваются. Церковь называется «РПЦ», владыка Иларион её «главным идеологом», «тонким ценителем штруделей и штризелей» и т. д. И дело даже не только в том, что православный человек не может так выражаться о своей Церкви и своём иерархе, а в том, что ставится этому иерарху в вину: его убеждение о необходимости выноса тела Ленина из мавзолея и осуждение преступлений Сталина.

Когда-то Ленин сказал о военспецах, что они как редиска: снаружи красные, а внутри белые. «Прохановщина» — это редиска наоборот: сверху тоненькая бледно-розовая плёнка, а внутри твёрдая красная основа. Впрочем, иногда, она свою бледно-розовую оболочку скидывает, и является во всём своём красном обличии. Так, в интервью «Комсомольской правде» от 6 ноября 2012 г. Проханов, восхваляя Октябрьскую революцию, повторяет большевистско-либеральную ложь о последнем Государе: «Все толкали царя на модернизацию страны. Существовали такие планы: ГОЭЛРО, строительство каналов, заводов, но Николай постоянно откладывал этот рывок. Он был просто на него неспособен. Ради этого он должен был отказаться от войны! Первой мировой не должно было быть! Она вовсе не была заложена в историю, её спровоцировали банкиры, через которых Европа работала здесь, в России»[15]. Примечательно здесь даже не то, что с точки зрения исторической науки всё вышесказанное полный вздор, а то, что для Проханова духовными ценностями являются ценности красной религии. О святом Царе-Мученике, прославленном Русской Православной Церковью, Проханов говорит, словно о неудачливом школьнике, а о её гонителе и поработителе, как о святом! Что может быть нагляднее этого прохановского антиправославия!

Спаситель сказал: «Не судите, да не судимы будете, не осуждайте, и не будете осуждены» (Лк.6:37). И мы не осуждаем конкретных людей, ни красных, ни белых, ни коммунистов, ни либералов. Не осуждаем мы и Проханова, пока его взгляды являются частным мнением. Но, когда эти взгляды становятся идеологией сообщества, претендующего на принадлежность к политической элите, когда еретические воззрения пытаются выдать за Православие, мы молчать не можем. Ибо это — хула на Духа Святого, а она «не простится человекам ни в веке сем, ни в будущем» (Мф.12:31−32). Православный человек не может быть ни в чём единым с еретиками и богоборцами. Спаситель сказал: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, то расточает» (Мф. 12:30). Не о единении красных и белых думает Проханов, а том, как используя белый флёр, соблазнить православных и использовать их потенциал для утверждения «красного имперского проекта», который на деле станет новой вариацией сталинизма.

И вот наши православные братья, и даже некоторые священники, восхищаются этими соблазнителями, участвуют в их нечестивых собраниях, выполняют роль декораций в кощунственных постановках. Псалмопевец сказал: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста, и на седалище губителей не седе» (Пс.: 1−1). Почему мы забываем это? Неужели не понятно, что как только православные, участвуя в этих сборищах, выполнят свою постыдную и жалкую роль, роль всеядных соглашателей, «прохановщина» выбросит их за ненадобностью, расправится с любыми «белыми» проявлениями и явит миру свою антихристианскую сущность.

Конечно, хотелось бы надеяться, что в Изборском клубе есть люди, которые мыслят по-другому, нежели Проханов. Но к сожалению, их голос не слышен, а значит не они определяют идеологию клуба. Очевидно, что пока Изборский клуб находится в плену у идеологии «прохановщины», он обречён на неминуемое поражение, ибо основой этой идеологии является ложь. Президенту «изборцы» лгут, что они государственники, не уточняя какие, православным, что они православные, красным, что они красные, белым, что они белые, сталинистам, что сталинисты, националистам, что националисты. Рано или поздно все поймут, что «король-то голый», и тогда вместо объединения произойдёт мощный разрыв, что так часто случалось в нашем патриотическом движении. Будет потеряно бесценное время, которое Господь дал нам для подлинного объединения, осмысления и собирания, и тогда, что мы ответим Ему на Страшном Суде, как оправдаемся за то, что так упорно отказывались соединиться с Ним и, не меняя упорно, соглашались с дьяволом во имя мирского псевдоединства?


[1] Завтра, 2013. N 2 (999).

[2] Цит. по Решетников Л. П. Вернуться в Россию. — М.: ФИВ, 2012.

[3] Программа КПРФ // http://kprf.ru/party/program

[4] Завтра, 2013. N 2 (999).

[5] Послание Президента Федерльному собранию // http://www.kremlin.ru/news/17 118

[6] Послание Президента Федерльному собранию // http://www.kremlin.ru/news/17 118

[7] Послание Президента Федерльному собранию // http://www.kremlin.ru/news/17 118

[8] Завтра, 2013. N 2 (999).

[9] Проханов А. Святомученик Иосиф // Завтра, 23 января 2013 г.

[10] Проханов А. Святомученик ХХI века Саддам Хуссейн // Завтра. 10 января 2007

[11] Священный Сталинград // http://ruskline.ru/opp/2012/12/20/

[12] Дугин А. Основы геополитики // http://www.arctogaia.com/public/texts.htm

[13] Завтра, 2013. N 2 (999).

[14] Слово Святейшего Патриарха Кирилла за Божественной литургией в день праздника Владимирской иконы Божией Матери. 3 июня 2009 // Официальный сайт Московского Патриархата. http://www.patriarchia.ru/db/text/665 838.html

[15] Комсомольская правда. 6 ноября 2012 г. // http://www.kp.ru/daily/25 979/2913360/

http://www.radonezh.ru/analytic/17 595.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru