Русская линия
Православие.Ru Юрий Лабынцев,
Лариса Щавинская
05.05.2000 

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК МАКСИМ САНДОВИЧ

7июня 1994 г. Священный Собор Епископов Польской Автокефальной Православной Церкви постановил: «1)Во Имя Пресвятой Троицы, Отца и Сына и святого Духа, на Славу Православной Церкви провозглашается Святой Памяти Священник о. Максим Сандович — Священномучеником за Святое Православие, принимая во внимание его истинное почитание и всенародный культ. 2) Могилу о. Максима оставить нетронутой. 3) Днем Памяти Священномученика считать 6 сентября (24 августа по ст.ст.) — день его смерти. 4) Принять текст… тропаря, кондака и величания».
Летом того же года освящением креста в с. Ждыни, месте рождения о. Максима Сандовича, начались празднования в честь нового святого Православной Церкви. В десятых числах сентября 1994 г. состоялись главные торжества в г. Горлицах — одном из главнейших культурных центров Лемковщины, ставшем местом мученической смерти о. Михаила Сандовича. В Горлицах собрались представители православных лемков (до второй половины XIX в. их чаще называли русинами, а сами они русинами называли себя и позднее) со всех концов мира, включая и далекий американский континент, множество православного народа Польши. В истории Польской Автокефальной Православной Церкви это была первая канонизация святого, увековеченная специальным актом, провозглашавшем: «… к пущей славе Святыя Православныя Церкви в Польше, ради мученическия смерти, блаженно почившего отца Максима Тимофеевича Сандовича, последовавшей 6 сентября (24 августа) 1914 года, во граде Горлицы, ради всеобщего Его почитания среди Народа Божия — изволися Святому Духу (Д. Ап. 15, 28) и нашему молитвенному единодушию признать достойным, угодным Богу и, на радость Христовыя Церкви о. Максима Священномученика, положившаго душу свою за Св. Православие, причислить к лику Святых. Аминь».
Торжественные богослужения в те сентябрьские дни 1994 г., каковых по признанию очевидцев еще не бывало на Лемковщине, многочисленные массовые исполнения народных духовных песнопений, в том числе посвященных свмч. Максиму, создали запомнившуюся всем атмосферу великого православного праздника в этой части Польши, расположенной к юго-востоку от Кракова. Первые православные, исстари именовавшиеся русинами, руснаками, рутенами и просто «рускими», поселились здесь еще много столетий назад, а затем почти постоянно подвергались страшным гонениям, вплоть до поголовной депортации во второй половине 1940-х гг.
Для лемков cвмч. Максим был всегда еще и особым национальным героем, борцом за самобытность своего народа, его духовным пророком. «О. Максим, — говорил в те сентябрьские дни 1994 г. священнослужитель из лемковского села Высовей Владислав Канюк, — явился для нас тем импульсом, который определил наш поворот к Православию. Стал отцом, который начал заново возрождение православного духа лемков». А вот слова лемковского поэта Владислава Грабана из г. Крыницы: «Культ о. Максима среди православных существовал издавна. Он стал духовным вождем лемков. В домах были маленькие портреты — иконки о. Максима. После войны, в горлицком повете, я видел в церквах иконы с изображениями о. Сандовича». Народ по сей день слагает песни и пишет стихи в честь своего небесного заступника. Вот несколько строк из написанной на лемковском наречии и ставшей поистине всенародной «Песни в честь отца Максима Сандовича»:
«Лiто ся тепле кiнчыло,
Горы плакали вересньом.
В жытя Твойго веснi
Вшыткы ся сны переснили».
Мученичество о. Максима Сандовича всегда отождествлялось с трагической судьбой его народа в XX столетии. Максим Сандович родился 31 января 1886 г. в северных пределах Австро-Венгерской империи в русинском (лемковском) селе Ждыня в семье греко-католического псаломщика.
Учился в гимназии в старинном прикарпатском городке Новый Сонч, поражал своих сокурсников и товарищей по «Руской бурсе» необычайной набожностью и желанием стать монахом монастыря с наиболее строгим уставом. Три месяца он проводит в знаменитой Креховской ставропигиальной базилианской обители, где тогда находился новициат ордена базилиан. Атмосфера греко-католического монастыря оказалась чуждой Максиму Сандовичу, который в своих духовных поисках обращает взор к Православию и становится послушником в Почаевской Лавре. Там на него большое влияние оказывает епархиальный архиерей, будущий митрополит, Антоний (Храповицкий), способствующий поступлению Максима в Житомирскую духовную семинарию. По ее окончании 11 сентября 1911 г. Владыка Антоний рукоположил Максима Сандовича в священнический сан и благословил на служение в родимой стороне — на Лемковщине. О. Максим попеременно служит в нескольких прикарпатских селах, где среди лемков ширится движение по переходу в Православие.
Он подвергается всякого рода гонениям со стороны австро-венгерских властей, враждебных по отношению к православным, неоднократно арестовывается и заключается в тюрьму. 28 марта 1912 г. о. Максима арестовывают и перевозят во Львов, где обвиняют в шпионаже в пользу Российской империи. Несмотря на абсурдность обвинения, отсутствие доказательств, власти более двух лет держат о. Максима в тюрьме, в конце концов обещают освобождение за отречение от Православия и переход в унию. Жесткий отказ о. Максима мог стать причиной самого сурового приговора вплоть до смертной казни, но случилось почти чудо — в июне 1914 г. решением суда он был освобожден и вернулся в родную Ждыню. С началом Первой мировой войны сразу же следует новый арест о. Максима, а вместе в ним его семьи и односельчан, обвиненных в русофильстве. 6 сентября 1914 г. без суда и следствия австрийская военная команда под предводительством ротмистра Дитриха расстреливает о. Максима во дворе горлицкой тюрьмы. Убийство священника было совершено с особой жестокостью и издевательствами на глазах его беременной жены, отца и односельчан. Последними словами о. Максима Сандовича были возгласы обращенные к его близким и одноверцам: «Да живет Святое Православие! Да живет Святая Русь!».
Страшные массовые мучения лемков были еще впереди. Их пережила и вдова о. Максима Пелагея Сандович (Григорук), белоруска, дочь сельского священника из села Новоберезова на Подляшье. В концлагере Талергоф, куда после убийства мужа ее и тысячи русинов-лемков бросили австрийские власти, она родила мальчика, также названного Максимом и ставшего православным пастырем.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru