Русская линия
Русская линияПротоиерей Сергий Правдолюбов07.02.2013 

Трудности почитания Новомучеников и исповедников Российских в настоящее время

Протоиерей Сергий Правдолюбов

25 января 2013 года в рамках XXI Международных Рождественских образовательных чтений в Храме Христа Спасителя состоялось открытие Международной конференции «Подвиг новомучеников и исповедников Российских в современной исторической литературе». Организаторами форума выступили Издательский Совет Русской Православной Церкви и Институт Российской истории Российской академии наук. Сегодня мы публикуем доклад на 1-й секции Международной конференции «Подвиг новомучеников и исповедников Российских в современной исторической литературе» настоятеля храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве протоиерея Сергия Правдолюбова.

Нас отделяет от времени страданий и мученической кончины новомучеников уже почти восемьдесят лет. Произошли большие перемены в общественном сознании, изменилась форма нашего государственного устройства. Но сильных изменений не произошло.

По-прежнему царит безбожная атмосфера в домах, детских садах и в школах. Исключения имеются, но весьма малочисленные. Реабилитация невинно пострадавших произошла только на бумаге, господствующим остается весьма настороженное отношение к новомученикам и их почитателям. Обещанный М.С. Горбачевым памятник невинно пострадавшим в 1930-х гг. так и не был сооружен. Соловецкий камень поставило общество «Мемориал», храм-памятник в Бутово — Церковь, а государство не желает почтить память невинно пострадавших и даже прославленных святых, которые конечно заслуживают такого памятника. Получается, что почитатели новомучеников идут не в ногу с государством, их желания и любовь не разделяются государством, их любовь и почтение — чужды всему обществу. Требуется активная самостоятельность вопреки всему окружающему, на что не многие способны в повседневной жизни.

В Церкви, наоборот, поощряется почитание новомучеников, документ Межсоборного присутствия и Архиерейский собор 2011 года предписывают почитание. Но оглядка на светское общество и тенденции государственных и общественных структур не позволяют почитателям говорить в полный голос. Почитатели мучеников вызывают настороженность. На всякий случай надо опасаться людей, у которых в роду находятся «государственные преступники», присужденные к высшей мере наказания. А реабилитация — это время такое было, а сейчас неизвестно, в какую сторону повернет наше начальство, лучше проявить выдержку. Это общественное настроение сильно влияет на людей, страшащихся почитания мучеников открыто.

Какие трудности имеются сейчас в почитании Новомучеников?

Такие трудности были почти всегда. Уже 1000 лет назад преп. Симеон Новый Богослов убеждал почитать новых святых так же, как и знаменитых древних (Добротолюбие. Том V. Деятельныя и богословския главы, 157−158). Значит и тогда почитание новых мучеников и святых не сразу обретало общецерковное значение. В богослужебных книгах мы встречаем такой термин: «Мучениколюбец». Значит, были и равнодушные к почитанию мучеников. «Приидите, мучениколюбцы», — то есть те, кто предрасположен к почитанию. И это задолго до ХХ века. Следовательно, наш век не является исключительным в нежелании почитать новых святых, существует старинная инерция в душах людей, которую с трудом приходится преодолевать.

Что может помочь в преодолении этой инертности?

Информированность. Мы узнаем о святом из книг или публикаций, из сборников житий, современных Четиих-Миней. И здесь кроются трудности. Есть подробные, длинные, с документами, жития, как в древности — с актами мученичеств. А есть синаксарное описание, которое является напоминанием большого, длинного жития. Особенность св. Димитрия Ростовского — это умение не утомлять читателя, а поддерживать интерес и постоянное внимание к житию святого. Далеко не все современные жития новомучеников обладают такими свойствами. Краткие жития с иллюстрациями лучше читаются, чем подробные и наукообразные, а, главное, они должны пробудить дальнейший интерес к жизни и страданиям именно этого святого человека. При чтении краткого жития может возникнуть явление, подобное резонансу, когда душа вдруг откликается созвучием, одинаковостью переживания, возникает сначала интерес, а потом и любовь, которую уже никто не может остановить. Появляется новый мучениколюбец.

Изображение Новомученика. Фотографии и иконы. Это большая трудность, иногда почти непреодолимая. Уже не раз говорилось, что фотографии Новомучеников бывают содержательнее и одухотвореннее, чем неумело написанная икона. Здесь имеется очень тонкая связь души иконописца, души святого и изображений фотографических или художественных. В идеале образуется связь молящегося с новонаписанной иконой. Даже если что-то не удовлетворяет заказчика, не надо спешить с отторжением нового образа. Удивительно, но постепенно возникают взаимосвязи человека и иконы. Они как бы взаимопроникают друг в друга и становится возможным почитание образа, даже если он не полностью отвечает вкусу и желанию заказчика. Если учесть, что каждый век заслуживает того иконописца, который живёт здесь и сейчас, как и нынешние священнослужители заслуживают софринских облачений, а не старинных с бархатом и золотом, — надо смиренно сознавать, что и молиться можно даже перед далеко не совершенной иконой. Но, правда, мне известны случаи, когда заказчик не мог принять написанную икону, платил за неё, но в дальнейшем или отдавал кому-то, или передаривал куда-то, но в своём храме и дома не держал. И это тоже трудности в современном почитании новопрославленных святых.

Очень важны богослужения в дни памяти новопрославленных святых и проповеди в этот день. Можно вспомнить и древние традиции. В день памяти св. мч. Феодора Тирона даже в Великом посту приготовляется кутия, сочиво. Это остаток особенной памяти мучеников с приготовлением вкусной пищи. Хорошо бы восстановить и этот древний обычай в той местности, в которой совершается празднование святого Новомученика с каким-то угощением, пусть по местным возможностям и самым скромным, но всё-таки памятным, чтобы осталась связь праздника с памятью этого святого.

В связи с временными трудностями изучения архивов и следственных дел прославляемых святых, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий в обращении к подмосковному духовенству 21 декабря 2012 года предложил обратить внимание мучениколюбцев на мало исследованное и далеко не исчерпанное поле деятельности, которое, как мне думается, является очень важным. Высокопреосвященнейший Митрополит, который более двадцати лет был Председателем Синодальной комиссии по канонизации святых, предлагает вот что. «Изменения в законодательстве коснулись вопроса о доступе к архивным материалам, в частности стало невозможным знакомиться со следственными делами в полном объёме и получать необходимые копии документов в отношении пострадавших за веру Христову в годы гонений в ХХ веке. Но за последние годы обнаружилась масса новых сведений, касающихся как уже прославленных новомучеников, так и ещё непрославленных. На приходах стали известны родственники пострадавших в годы гонений за веру, которые располагают письмами, фотографиями и многими другими ценными документами, позволяющими выяснить, кто служил на приходе, узнать о времени ареста священника. Такую информацию необходимо тщательно документировать и передавать в Епархиальную комиссию по канонизации святых, потому что любые сведения могут помочь в определении пути дальнейшего архивного поиска». Митрополит Ювеналий призвал благочинных и настоятелей обратить на это внимание и способствовать собиранию таких данных для будущих прославлений Новомучеников. (См.http://www.pravoslavie.ru/news/58 285.htm).

Здесь требуется большая активность и в то же время тактичность, чтобы не испугать родственников Новомученика. Должна быть и хорошо записывающая аудио- и фотоаппаратура, потому что с реликвиями и письменными источниками родственники святых расстаться не могут. Часто это единственная памятная ниточка, связующая их с предками, лишаться которой они не хотят, и их желание вполне понятно.

Мне известен случай, когда было позволено внукам и внучкам Священномученика придти в архив и приложиться к отпечатку правой руки, сделанному ради фиксации всех отпечатков пальцев их деда. Поразительная связь и контакт через 60 лет деда и внуков!

В домашних собраниях старых бумаг — об архиве здесь нет и речи — могут сохраняться удивительные документы, письма и фотографии, которых нет больше нигде, и, конечно, в организованных архивах. Так, однажды, перебирая старые тетради, бумаги и прочий мусор, приготовленный для того, чтобы его выбросить, я обратил внимание на остатки общих тетрадей старой выделки, приблизительно 1930-х гг. Открыв их наугад, в середине, я увидел чистые пожелтевшие листы, ничем не заполненные. Собравшись выбросить их, не имея никаких признаков интуиции или предчувствия, на всякий случай я стал постранично перелистывать все оставшиеся листы этой общей тетради. Все листы были пустые. И вдруг, чуть дальше середины, я увидел тонкий листочек рыхлой бумаги, в котором узнавался текст, едва поддающийся прочтению. С большим трудом, несколько дней подряд, меняя освещение и лампы, я смог прочесть и переписать текст письма из тюрьмы священномученика Михаила Селищинского (память 19 ноября/2 декабря) с описанием совместного пребывания в тюрьме его и с ним еще четырех священников, передан характер их и настроение, переданы крылатые слова одного из заключённых. Совершенно живая и яркая картина, чудом дошедшая до нас, которая могла быть безвозвратно утеряна. В 2002 году это письмо было опубликовано в Журнале Московской Патриархии.

В другом случае, тоже в старых листочках и никому не нужных бумагах хозяйственного свойства, рабой Божией Лидией был обнаружен старый самодельный конверт, который не отправлялся по почте, с письмом Архиепископа священномученика Иувеналия Рязанского (Масловского, память 11/24 октября) с указом о награждении митрой священника-профессора МДА отца Александра Туберовского (память 10/23 декабря). Женщина, сохранившая конверт, Александра Михайловна Ермакова, была в 1960-х гг. регентом того же храма, в котором служил и Священномученик до октября 1937 года. Они никогда не встречались. Как попало письмо к ней — совершенно неизвестно. Найдено это письмо было в бумагах дочки регента храма, Елизаветы Михайловны, и никогда никому не было показано, видимо, они и сами забыли о его существовании. Но вдруг, несколько лет назад, оно было обнаружено, найдено, прочтено, а теперь и опубликовано, почти как из небытия.

Еще два примера. Во втором томе следственного дела под названием «Вещественные доказательства» лежала книга, приготовленная к печати, с жизнеописанием трех местночтимых святых, Иакова Царевича, Петра Отшельника и Матроны Анемнясевской (память 16/29 июля). Она была снабжена фотоиллюстрациями. В двух местах было оставлено место для тех людей, о которых идет речь на данной странице. Фотографию женщины найти не удалось. Фотографии священника, исповедника Александра Орлова (память 14/27 апреля), духовника св. блаженной Матроны Анемнясевской, тоже не было. Год спустя, в 1998 году, мне пришлось встретиться с дочкой этого священника, она много рассказала о своем отце, а потом показала старые фотографии. Среди них была фотография, по размеру хорошо подходящая к тому месту в книге, и я спросил Валентину Александровну: «Скажите, а кто был автором этой фотографии, которая у Вас сохранилась?» Она ответила, назвав имя и отчество того самого автора той самой книги, лежавшей в архиве. Через шестьдесят лет эта самая фотография вернулась на свое место, задуманное автором и фотографировавшим Священноисповедника. Это почти чудо, которое так просто произошло без всяких особенных трудов, будто само собой.

Второй пример, тоже почти невозможный. Друг Николая Николаевича Рацена, бывшего в 19-летнем возрасте заключенным на Соловках, разыскал меня и попросил позвонить и встретиться с Николаем Николаевичем, что я сделал незамедлительно, потому что ему был уже 91 год. Николай Николаевич сообщил уникальные сведения о моем отце и деде (священноисповеднике Сергии Касимовском, память 5/18 декабря), рассказал, как он учил их валить лес, как они на соловецком корабле на зимнего Николу 1937 года вернулись в Кемь, так было тепло той зимой. Я спросил его — кто автор рисунка моего деда, сделанного одним заключенным, и показал этот рисунок. Николай Николаевич не колеблясь назвал имя и фамилию заключенного-художника, и я тут же с благоговением внёс это имя под рисунком в книгу «Соловецкие рассказы». Семьдесят лет спустя очевидец назвал имя и фамилию солагерника и внёс точную подпись в книгу.

Отдельно надо сказать о письменном наследии Новомучеников. Даже одно единственное письмо даёт ощутить характер и черты личности, почувствовать его голос. Ещё важнее проповедническое наследие. Это уже духовная школа, голос назидания и заботы. Ничто не может заменить такого прямого открыто звучащего голоса, такой полноты общения. И вот здесь требуется активность и решительность, можно сказать, подвижническая активность для того, чтобы письменное наследие Священномученика или Священноисповедника могло быть опубликовано, прочтено и услышано теми, которые любят и почитают этого святого. Очень часто родным святого, занятым своими важными и неотложными делами, просто некогда, нет времени уделить крайне необходимому делу.

Мне известен подвиг одного семинариста — послушника и чтеца Сергия Осокина, — который буквально заставил родственников святого предоставить для работы проповедническое наследие священноисповедника Сергия Касимовского в довольно странном виде. Оригинальные три большие тетради с автографом проповедей где-то лежат и до сих пор еще не найдены. Но в 1974 году сын Священноисповедника, задолго до его прославления, ощущая ценность проповедей своего отца, наговорил проповеди на магнитофон. Сохранились две большие катушки. Качество записи не всегда было хорошим. Кроме того, ленты стали стареть и осыпаться. Через тридцать лет после записи правнук Священноисповедника, диакон Сергий Михайлович Правдолюбов, спасая ленты от полного разрушения, с большим трудом переписал их на современные диски CD. И вот семинарист, почти два года, не поднимая головы, расшифровывая эти записи и набирая текст на компьютере, заставил внука автора проповедей потратить много времени для того, чтобы он сверил звуковую запись с набранным текстом, подсказал и исправил сложные для понимания места. Через три года напряженной работы том с шестьюдесятью проповедями Священноисповедника приготовлен к печати и на днях будет отдан в Издательский Совет для получения грифа, разрешающего печать и публикацию. Трудности были колоссальные, путь к печати весьма долгий, но как радостно, что целая книга страдальца за Христа будет доступна для восприятия. Удивительно, что современные носители информации способствовали возвращению из «виртуальной реальности» текстов восьмидесятилетней давности и помогли таким причудливым образом непосредственному контакту поколений предков и потомков. Конечно, без подвижнических трудов и неустанного преодоления трудностей не обошлось.

Пусть этот пример вдохновляет всех почитателей Новомучеников не оставлять своих усилий, преодолевать все возможные трудности, соединяя поколения и осуществляя преемственность. Как было замечательно сказано в глубокой русской древности — «дабы свеча не угасла».

http://lavra.spb.ru/main/publications/1645-trudnosti-pochitanija-novomuchenikov-i-ispovednikov-rossijskih-v-nastojaschee-vremja.html

http://rusk.ru/st.php?idar=59196

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Лусия    11.02.2013 17:14
В монастыре св.Антония Великого, что в Аризоне, где подвизается старец Ефрем, ученик Иосифа Исихаста, есть несколько икон воина Евгения Родионова.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru