Русская линия
Православие.Ru Патрик Фаган,
Михай Кристя
02.02.2013 

Культура разврата вышла на охоту — за вашими детьми

Ребенок в семье

Явная и яркая примета нашего времени — радикальное и весьма знаменательное разрушение того главного ядра, вокруг которого возникает и развивается жизнь человека на этой земле, — семьи.

С одной стороны, мы уже несколько десятилетий являемся свидетелями тотального опошления традиционной семьи и того таинства, в котором она создается Богом. Это совершалось с помощью целой «культуры освобождения» — «освобождения» сначала от авторитета Церкви, затем от авторитета родителей, чтобы закончиться сексуальным «освобождением», не заставившим долго себя ждать. Последствия оказались разрушительными: начался процесс постепенного распада семьи, набирающий обороты под воздействием целой «культуры развода», но более всего — из-за раздувания культа собственного «я».

Сейчас мы пожинаем плоды философии эгоистического индивидуализма, основы которой были заложены в эпоху Возрождения, чтобы позднее превратиться в основную модель, по которой стала строиться западная цивилизация. Таинство брака, подобно бесценному жемчугу, разметали перед свиньями[1], и теперь отплясывают на развалинах семьи, превознося выше небес право человека распоряжаться самим собой, как ему вздумается, и исполнять все свои желания, мыслимые и немыслимые…

Как результат, мы наблюдаем, с другой стороны, переосмысление того, что есть семья, по вкусу тех, кто приложил руку к ее разрушению: гомосексуалисты получают право заключать браки не только по гражданским законам, но и по религиозным, утверждая тайну беззакония своим обезьянничаньем церковного венчания.

Мы дошли сегодня до той критической точки, с которой все более очевидным становится фундаментальный конфликт между двумя способами видения мира, и семьи в том числе. Происходит именно то, о чем уже столько раз было сказано: мы столкнулись с конфликтом между культурой смерти и культурой жизни.

Однако внутри этого конфликта мы имеем дело, как это показывает профессор Патрик Фаган, директор американского Центра исследования семьи и религии[2], с другим конфликтом, оказывающимся в центре современных дискуссий. Это конфликт между культурой традиционной моногамной семьи и новой культурой тотального разврата, которая характеризуется освобождением и пропагандой сексуальности в самых разнообразных ее формах: от девиантных сексуальных отправлений (например, онанизма) до гомосексуализма, завуалированной педофилии и даже инцеста.

Профессор Фаган описывает эту культуру как серийную полигамию, чрезвычайно разнообразную по своим сексуальным отправлениям, и обозначает ее выражением «полиамурная культура», которое включает весь спектр сексуальных проявлений, перечисленных выше. Однако важно также определить и те фундаментальные черты, которые разделяют эти две культуры — культуру моногамной семьи и полиамурную культуру, черты, демонстрирующие, насколько различаются они по своему взгляду на человеческое существование, на отношение человека к Богу и общественное устройство. Этот аспект профессор Фаган раскрывает в своей статье «Эскалация полиамурной культуры — это охота на ваших детей», фрагмент из которой мы предлагаем ниже.

Эскалация полиамурной культуры — это охота на ваших детей

Фрагмент статьи:

Противоположные культуры

Культура моногамной семьи и полиамурная культура существенно отличаются друг от друга в глубинных представлениях о том, как организовано общество. Вот некоторые из этих различий.

Прежде всего, религия в этих культурах занимает совершенно разное место. В моногамной культуре вся жизнь — и личная, и семейная, и общественная, и национальная[3]- прочно связана с сакральным. Для нее характерны и типичны вера в Бога и богопочитание. Полиамурная же культура, как правило, стремится оттеснить религиозность на задний план и даже подавить все ее общественные проявления; она требует, чтобы религия была объявлена частным делом.

В культуре моногамной семьи свобода означает свободу быть хорошим; полиамурная культура трактует свободу как освобождение от всех ограничений в сексуальном поведении.

Культура моногамной семьи придает максимальное значение рассудительности и мудрости, благодаря которым человек познаёт добро, к коему нужно стремиться; в полиамурной культуре главное — чтобы каждый делал то, что ему захочется.

Культура моногамной семьи тяготеет к вере в объективную реальность, а именно к вере в то, что истина существует и может быть познана, в то время как полиамурная культура зиждется на релятивистском и идеологизированном понимании реальности — на том, что истина является следствием волевого выбора индивида.

Культура моногамной семьи устремлена к достижению всеобщих нравственных норм; в полиамурной культуре насаждается нравственный релятивизм.

Культура моногамной семьи, построенная на обуздании похоти, не нуждается в поведенческой бюрократии (бюрократии, которая навязывала бы нормы поведения. — М. К.). Напротив того, полиамурная культура задумана как сеть, обеспечивающая безопасность своих приверженцев — не только тех из них, кому менее других повезло, но и невоздержных, и всё больше опирается на программы социальной поддержки, чтобы защитить своих поборников от пагубных последствий тех форм сексуальности, которые они сами и насаждают.

Культура моногамной семьи, будучи ориентирована на рождение детей, устремлена в будущее и полна надежд: детям покровительствуют, а жизнь и общественная деятельность семьи сосредоточены главным образом на новом поколении — будущем страны. Для полиамурной культуры сиюминутный комфорт взрослых — главная цель.

В культуре моногамной семьи жизнь каждого человека священна и охраняется, включая жизнь еще не рожденных детей, инвалидов и стариков. В полиамурной культуре около трети нерожденных детей уничтожается через аборты, а инвалиды и старики оказываются ненужными, и им все более угрожает эвтаназия.

Если говорить о численности населения, то культура моногамной семьи фертильна[4] и дает прирост населения, тогда как полиамурная культура стерильна и направлена против себя самой.

Культура моногамной семьи предполагает низкие социальные расходы для своего существования, в то время как полиамурная культура крайне дорогостояща.

«Тактика янычаров»

Вопреки двум последним выводам, которые, казалось бы, должны неминуемо привести полиамурную культуру к распаду, ей удалось найти оригинальный путь, позволяющий выживать и даже развиваться, — контроль над тремя важнейшими сферами деятельности, благодаря чему полиамурная культура вербует для себя «новообращенных» в недрах моногамной культуры. Речь идет об образовании детей, половом воспитании и программах по охране здоровья подростков (включающих, в том числе, контрацепцию и клиники-абортарии). Контроль над этими тремя сферами позволяет полиамурной культуре проникнуть в культуру традиционной моногамной семьи и разложить ее изнутри. Значительную помощь в этом ей оказывает индустрия развлечений, которая, особенно сегодня, выступает мощнейшим союзником полиамурной культуры, очевидно нацеленным против культуры моногамной семьи.

Установив контроль над образованием детей, половым воспитанием и программами по охране здоровья подростков, полиамурная культура принижает роль родителей и разрушает их авторитет, препятствуя тем самым их усилиям сделать своих детей членами их собственной культуры. Можно сказать (а почему бы нет?), что агенты полиамурной культуры «похищают» детей из моногамных семей, как некогда турки во времена Османской империи силой отбирали мальчиков у родителей-христиан, чтобы превратить их затем в воинов элитных частей — янычар.

С каждым подростком, вовлеченным в половую жизнь по одной из антимоногамных воспитательных программ, агенты полиамурной культуры похищают для себя одного будущего «янычара», попутно достигая еще трех побед:

1) они посвятили подростка в полиамурную культуру (при этом он не отдает себе отчета, какова цена его поступка);

2) рождением детей вне семьи (и абортами, которые, скорее всего, последуют) удалось разложить семью еще до того, как она успела сформироваться, закрепив за подростком или юношей статус-кво распутника;

3) удалось увести молодого человека от Бога, поскольку замечено, что молодые люди, бывшие некогда верующими, но начавшие половые связи вне брака, как правило, разрывают общение с Богом.

Развитие полиамурной культуры

И достигают всего этого агенты полиамурной культуры без единого открытого и прямого сражения. Их программы завуалированы, и потому оказываются такими действенными. Они отлично знают это, и потому со звериной яростью защищаются, стремясь сохранить за собой контроль над тремя масштабными программами: по образованию детей, охране здоровья подростков и половому просвещению, — а в моногамной культуре нет ничего, столь же напористого и успешного, что могло бы противостоять этой звериной ярости!

Один из характерных примеров последнего десятилетия: попытка внедрения в Соединенных Штатах воспитательных программ, пропагандирующих воздержание, мобилизовала агентов полиамурной культуры на такую массированную и сокрушительную политическую атаку, что она увенчалась успехом, вынудив федеральное правительство отменить финансирование программ по воздержанию. И это произошло, несмотря на положительные результаты, которые дала программа по воспитанию воздержания: снижение числа абортов, числа рожденных вне брака детей, сокращение болезней, передающихся половым путем, повышение эффективности образовательного процесса.

В Европе — где полиамурной культуре предоставлено куда более веское слово! — ярким примером непрекращающегося натиска этой культуры стали нападки на последний оплот культуры моногамной семьи — домашнее воспитание и образование (по меньшей мере до шестилетнего возраста, а иногда и старше). В домашнем воспитании те три направления, что были упомянуты выше, конечно, остаются под контролем родителей, и, как демонстрируют данные, полученные в Соединенных Штатах, результаты, которых достигают эти дети, намного выше, чем у детей в государственных школах…

Поддержка государства

Почти все программы, контролируемые государством в сегодняшних развитых странах, благоприятствуют полиамурной культуре и враждебны моногамной семье. Это несправедливо, потому что нарушается всеобщее и неотъемлемое право родителей воспитывать своих детей так, как они считают нужным, включая воспитание в рамках свойственной им моногамной культуры. Социальное государство[5] оказывает давление на моногамную культуру в том числе и через всеобщую систему социального обеспечения, фонды которой составляются из взносов граждан; при этом члены культуры моногамной семьи платят непропорционально больше, чтобы содержать тех, кто предпочитает существовать в полиамурной культуре. И это также несправедливо — не только потому, что государство не спонсирует эквивалентных программ, благоприятствующих моногамной культуре, но более всего потому, что государство способствует превращению детей, родившихся в ней, в мишени для «тактики янычаров» полиамурной культуры.

Послесловие

Мы считаем, что нам необходимо знать об этих стратегиях разложения семьи, но не для того, чтобы еще больше ужасаться угрожающему фронту зла, а чтобы осознать это, осмыслить и объединиться всем вместе для защиты христианских устоев нашего народа. Сегодня огромная часть наших детей и друзей уже похищена культурой разврата и превращена в ее «янычаров». Может быть, совсем остановить этот девятый вал нечистоты, льющейся с Запада и на наш мир в том числе, нам не по силам — но невозможное для людей возможно для Бога[6]. Итак, от нашей веры зависит все, от той борьбы, которую мы станем вести, ведь Благий Бог — Которого стратеги культуры великой блудницы[7] совсем не принимают в расчет — может в любой момент изменить ход всей этой брани в пользу малого стада[8]. Зависит это и от нас, от того, насколько бдительными мы будем до конца.

Перевел с румынского Родион Шишков

http://www.familiaortodoxa.ro/2010/03/08/%E2%80%9Ecultura-desfraului-a-iesit-sa-va-vaneze-copiii%E2%80%9D/

Журнал Familia Ortodox

[1] См.: Мф. 7: 6.

[2] Его выводы о том, что крепкий брак выгоден и людям, и стране см.: http://regions.ru/news/2 358 854/, а также: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=23&idArt=1794.

[3] Национальной — то есть охватывающей всю нацию, население всей страны.

[4] Фертильна — то есть плодородна, способна производить потомство.

[5] Социальное государство, в отличие от военного, занимается оказанием социальной помощи гражданам. Это западное понятие, так и не прижившееся у нас, вошло в текст Конституции 1993 г.

[6] См.: Лк. 18: 27.

[7] См.: Откр. 17: 1.

[8] См.: Лк. 12: 32.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/59 122.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru