Русская линия
Православие.RuПротоиерей Андрей Ткачев24.01.2013 

«Царь ненастоящий!»

Помните кульминационный крик боярина в комедии про Ивана Васильевича: «Войско взбунтовалось! Говорят, царь ненастоящий!»? Думаю, что это — красная нить всей русской истории, выведенная на сцену под хи-хи.

Шевчук поёт: «Ах, Александр Сергеевич, милый, ну что же вы нам ничего не сказали…» Это из песни «Последняя осень». Многое Пушкин действительно не сказал и унёс в могилу. Но многое сказал.

Он, обратив свой взор на отечественную историю, выделил в ней тему Смуты («Борис Годунов») и бунта («Капитанская дочка»).

Бунт и смута. И там, и там основа масштабных потрясений — крик (или шёпот): «Царь ненастоящий».

Гришка слышит от Пимена, что убиенный Дмитрий был бы равен с ним, Гришкой, по летам, будь он жив. И у самозванца рождается мысль: «Борис правит незаконно. Назовусь Димитрием и возьму власть. Он не лучше меня». Сам Борис понимает, что идёт на него войной не сам Димитрий, но тень его. Тень и имя. Одетый в тень и ложно носящий чужое имя, на Кремль идёт Самозванец.

Так же и Пугачёв принимает имя Петра Третьего и собирает вокруг себя ватаги недовольных. Тень мужа восстаёт на Екатерину, как прежде тень Димитрия — на Бориса. Одни офицеры, верные присяге, говорят самозванцу: «Ты, сударь, вор и разбойник». Но многие присягают. В «Истории Пугачёвского бунта» Пушкин говорит, что старые мужики и много лет спустя называли Пугачёва почтительно «государем». Ложь многим по сердцу, и то, что «Ленин такой молодой», мы и сегодня можем услышать.

Мне лично кажется, что на полотнах Пушкина не хватает кое-кого. Не хватает английского посла в «Годунове». Не хватает и английского эмиссара, переодетого в казака, в пугачёвской свите. Сочтите это за писательское каприччо — но, возможно, недалёкое от правды.

А ведь был ещё бунт стрельцов, где тоже раздавались крики: «Царя в немцах подменили! Царь подложный и засланный!» Потом кричали: «Пётр — Антихрист!»

В Первую мировую тоже была байка, что царица, мол, немка и немцам тайно служит, а царь бесхарактерный и ею помыкаемый. На материале этой, милой сердцу обывателя, мифологии царицу расстреляли вместе с царём и чадами, а из Германии приехал в опломбированном вагоне действительный картавящий агент, предназначенный для свержения власти. И так постоянно. Всё нам слышатся последние аккорды, тогда как оркестр играет увертюру.

Только советская власть с бесчисленными грузинами и евреями, стоящими по горло в русской крови, казалась почему-то народной и простой. Непостижимо!

Когда люди поумнеют? Когда поймут наконец себя самих, сохраняющих узнаваемые черты наследственности на огромных исторических пространствах?

Царь им, видите ли, ненастоящий! Давайте, говорят, сменим и наконец заживём! На роли тут же предлагаются сволочи, одна другой отборней. Клоунада вскоре одевается в регалии, ощетинивается штыками и — всё по-новому, только хуже. Ерошу волосы и говорю: «Доколе?»

Всю долгую нашу историю на Кремль идёт одетый в тень и носящий чужое имя Самозванец. И в свите у него, или в казацком струге рядом с ним, или в кабаке на Литовской границе за соседним столиком — сотрудник британского посольства Её величества. Это, как уже сказано выше, — авторское каприччо.

Раньше только для народа «фишкой» или «красной тряпкой» было сохранение законной наследственности во власти, хранение православной веры и проч. А сегодня «фишкой» стали демократические процедуры и прочая словесная белиберда. Эту белиберду, как копьё, берут наперевес. Её же, как забрало, опускают на хитрую лисью мордочку.

+ + +

Нужно ли напоминать христианам, что единственный легитимный Царь Неба и Земли — Иисус Христос? Нужно ли напоминать, что, по сравнению с Ним, всякая власть, мягко говоря, не совсем свята и легитимна? Нужно ли в очередной раз говорить о том, что социальное беспокойство по поводу легитимности до сих пор приводило к власти только худшие из вариантов и никогда — лучшие из возможных кандидатур?

О каком улучшении вообще можно распространяться, если сами кандидатуры избираются из числа худших, с точки зрения отечественных интересов, и несомненно лучших, с точки зрения служащих посольства Её величества вкупе с Римским клубом.

Мы, сиромахи, привыкли жить в атмосфере провокационных воплей о том, что «царь ненастоящий». И те, кто хочет народу блага, в очередной раз орут о будущем счастье так остервенело, что рука тянется выключить телевизор.

+ + +

Лично я привык бояться тех, кто громко кричит о том, что хочет мне счастья.

+ + +

Милые сердцу (по причинам ностальгическим) артисты и шахматисты в пенсионном возрасте раздражают гражданским пафосом. А Пушкин остаётся Пушкиным. Он смотрит на историю любезного Отечества с неподдельным сопереживанием.

Пушкин бунта не хочет, потому что он и умён, и нравственен. Пушкин хочет, чтобы люди тоже были умны и нравственны. Причём умны не без нравственности и нравственны не без ума. Умных без души и душевных без ума у нас и так — пруд пруди. Настоящий патриот хочет народу того и другого. Настоящий патриот делает сам то, что в его силах.

Настоящий патриот говорит: «Бунта не надо!»

Царь настоящий. Звать Его — Иисус Христос. Всё остальное временно и относится к декорациям.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/58 807.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru