Русская линия
Российская газетаПротоиерей Дмитрий Смирнов11.01.2013 

«Эти „ущербные“ дети Даргомыжского играют…»

Протоиерей Димитрий Смирнов

Своего рода «налог на бездетность» предложил ввести протоиерей Димитрий Смирнов, глава синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами. Вот как он прокомментировал «РГ» свое предложение.

— Где и кому вы предложили ввести налог на бездетность?

 — «Налог на бездетность» я предложил ввести несколько месяцев назад в каком-то из радиоэфиров. Церковь к этому предложению не имеет отношения, я предложил это как гражданин, человек, выросший в многодетной семье и воспитатель 50 сирот.

— Рекомендуясь как «воспитатель 50 сирот», вы имеете в виду церковное шефство над детскими домами?

 — Нет, я сам создал и финансирую 3 частных детских сиротских учреждения, и опробую в них три разных модели.

— Что характерно для этих моделей?

 — В них нет побегов. Ни один ребенок не оказался в тюрьме. Мои воспитанники добиваются удивительных результатов.

 — Кто, по-вашему, должен платить налог на бездетность?

 — Прежде всего неженатые мужчины с доходом свыше 100 тысяч рублей в месяц. Это бы стимулировало их перевести свои гражданские браки в настоящие, и приносило бы помощь многодетным семьям, которые выбиваются из сил.

— Как-то вы рассказывали, что прихожане вашего храма знают все многодетные семьи в приходе и помогают им?

 — Да, у нас в приходе около 50 многодетных семей, и мы на каждого ребенка выделяем помощь. Она дается ежемесячно.

— Вы подчеркиваете, что в Америке за «приемное родительство» хорошо платят. Какая помощь усыновителям в России стимулировала бы усыновление?

 — Сегодня хватило бы, если бы на каждого усыновленного ребенка государство давало 40 тысяч рублей.

— Вы говорите, что вы из многодетной семьи. К ней, увы, сохраняется предубеждение: дескать, дети в таких семьях неминуемо обделены — вниманием, ресурсами и т. п.

 — Ну из нас троих один стал священником, другой — кандидатом наук, а третий известным на полмира музыкантом. Но когда нас водили в детсад, лишь войдем в автобус, все взоры на нас, и один и тот же вопрос родителям: «Это все ваши?». Жили мы в бараке в 13-метровой комнате.

Конечно, родителям было с нами трудновато. Но были книги, было развитие, было счастье. И теперь по опыту воспитания сирот, травмированных обществом и родителями, я вижу, как много можно сделать для детей. Вчера у меня мальчик-сирота на детском празднике играл Рахманинова и Даргомыжского. Так что не надо думать, что дети-сироты «приговорены» судьбой пить, колоться, блудом заниматься и телевизор смотреть. Эти «ущербные» (по стереотипному приговору) дети Даргомыжского играют.

Беседовала Елена Яковлева

http://www.rg.ru/2013/01/10/nalog-site.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru