Русская линия
Православие.RuАрхимандрит Никифор (Хоря)31.12.2012 

Зачем нужно поститься

Архимандрит Никифор (Хоря)

Архимандрит Никифор (Хоря) — настоятель Ясского монастыря во имя трех святителей и административный экзарх монастырей Ясской архиепископии (Румынская Православная Церковь).

 — Отец архимандрит, зачем нужно поститься? Какую пользу приносят нам эти труды?

 — Святой апостол и евангелист Лука говорил, передавая слова Спасителя: «Смотрите за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими» (Лк. 21: 34). Таким образом, увещание поститься исходит от Самого Спасителя, а слово Спасителя для нас, христиан, — высший ориентир. Мы, жаждущие жизни вечной и истины в мире сем, должны делать слово Господа нормой своей жизни.

С одной стороны, пост для нас — это аскетический подвиг, совершаемый для того, чтобы плоть не властвовала над душой, не замутняла проницательность ума, духовное внимание, а с другой стороны, пост — это естественное состояние человека, когда он сочувствует страданию другого или скорбит. Когда учеников Господа нашего Иисуса Христа фарисеи укоряли за то, что не постились, они услышали от Спасителя это слово: «Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься, но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни» (Мк. 2: 19−20). Сам царь Давид, когда заболел его ребенок, долго постился, желая этими лишениями выразить свое раскаяние пред Богом[1].

 — Православный пост можно назвать самым строгим во всем христианском мире. Как объяснить тот факт, что в Православии, в отличие от других вероисповеданий, не произошло приспособления к духу времени, заметного ослабления тех подвигов, которые требуются от верующих?

 — Не только в том, что касается поста, но и во всем богослужебном цикле Православная Церковь не проводила аджорнаменто[2]; она не стала приспосабливаться к изменениям, произошедшим с человеком, не последовала за модой времени — но сохранила унаследованные ею истинные ориентиры как сокровище. На подобный вопрос отец Галериу[3] отвечал, что и пшеница, этот основной продукт питания, уже так стара, но, тем не менее, никогда не обесценится, ибо всегда будет хлебом насущным для человека. Все наследие, принятое нами от святых отцов, вся наша традиция — это сокровище, и мы его, надеемся, не лишимся.

Человеческая немощь может послужить причиной для индивидуальных послаблений в посте при известных условиях — например, в случае болезни, беременности, но ее ни в коем случае нельзя возводить в норму, потому что человек, в какое бы время он ни жил, нуждается в строгом исполнении всех тех подвигов, о которых Церковь учит, что они и есть та самая жизнь, полная смысла, взыскуемая нами. А Церковь не делала послаблений в посте потому, что в этом не было необходимости. Если бы, например, в каких-нибудь краях или при определенных жизненных условиях не было другой еды, кроме яиц и брынзы, то Церковь непременно разрешила бы употреблять их в пост.

Пост, который соблюдается в нашей Церкви, не вредит, но, напротив, оживляет душу и прибавляет здоровья телу.

 — С одной особенностью все чаще сталкиваешься в последние годы, и вас, ваше преподобие, уже, вероятно, спрашивали об этом: не теряет ли пост своего истинного смысла, если мы употребляем специальные так называемые «постные продукты», продающиеся в магазинах? Например, постный паштет, постную колбасу.

 — Сегодня у нас много всяких «помощников», но при этом перед нами встают все новые и новые проблемы, и мы оказываемся более занятыми, чем люди минувших времен. Деревенская хозяйка, у которой нередко было еще и по семь-восемь детей, все же успевала заготовить все необходимое для поста. Это была часть ее домашних обязанностей, и так она выражала свою любовь и к семье, и к христианскому учению. Сегодня же, особенно в городах, очень часто и муж, и жена заняты сверх всякой меры и совершенно измотаны этой ежедневной сутолокой дел.

Возвращаясь к заданному вопросу: если мы, например, едим соевый паштет, приготовленный без всяких искусственных добавок и специй, или соевое молоко, чтобы восполнить количество белков в период поста, то это не значит, что мы не почитаем и не ценим поста. Ведь можно, в конце концов, и картофелем или капустой объедаться и есть их с такой жадностью, что тут не будет ничего общего с идеей поста, а можно съесть немного соевого паштета на завтрак, и это более здоровая альтернатива куску хлеба с маргарином, к примеру.

 — Некоторые говорят: «Я не пощусь, потому что боюсь заболеть от этого» — или: «Я не смогу работать весь день, если стану поститься».

 — Есть в «Добротолюбии» одно место — у аввы Иоанна Карпафского, — где говорится следующее: «Слышал я некоторых братий, постоянно болящих телом и не могущих поститься, обратившихся ко мне с вопросом: как можем мы без пощения избавиться от диавола и страстей? Таковым надобно отвечать, что не одним воздержанием от пиши, но и сердечным сокрушением можете победить и изгнать злые помыслы и врагов, внушающих их"[4].

Отношение к посту зависит от духовного состояния и веры каждого. По мере того как человек углубляет в себе молитву и веру в Бога, он получает силу, неведомую ему ранее, он обретает утешение и дерзновение к Богу. Спаситель говорил, что «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4: 4).

Если я пощусь, но не погружаюсь в слово Божие, если я мало молюсь, то, конечно, я ослабею, ведь у меня не будет достаточной веры, и в какой-то момент я почувствую себя беспомощным и испугаюсь. Сегодня многие из нас, исполненные немощей и жалости к себе, были бы готовы отступиться от поста, если бы можно было. У меня самого однажды был случай, когда дорогие мне люди, придя на исповедь, попросили: «Батюшка, благословите поститься только на первой и последней седмице, мы так постились всю жизнь». Я ответил им: «Очень хорошо, но если вы так постились всю жизнь, значит, вы не знаете, сможете ли вы выдержать весь пост. Так попробуйте же выдержать его, посмотрим, получится у вас или нет. Зачем исполнять заповедь о посте наполовину?»

Между делом объяснил им, что значит пост, зачем мы постимся и каковы плоды нашего пощения. Усвоив всё хорошенько, эти люди стали убежденными постниками и потом признавались мне, что не только выдержали весь пост, но даже старались, по возможности, добавить себе строгости. Так что лишь поняв смысл тех усилий, которые мы призваны приложить ради себя самих, а не ради кого-нибудь другого, мы обретем силу устоять перед искушениями нарушить пост.

Я знаю людей, у которых очень тяжелая физическая работа, и живут они в крайней нужде, но посты соблюдают строго, как монахи. Это нам пример того, что ищущим Бог подает силу, намного большую, чем мы можем представить себе. Люди, которые молятся, исповедуются, причащаются, обретают крепость в Теле и Крови Господней — этих истинной пище и истинном питье[5].

 — Если члены одной семьи пост воспринимают по-разному, особенно когда один из супругов постится, а другой нет, то как сделать, чтобы это не сказалось на отношениях между супругами, например?

 — Мужу, жене и вообще любому постящемуся, прежде всего, следует проводить пост в кротости, в душевной красоте, не изводя ворчанием другого и не ограничивая его. Рано или поздно тот увидит подвиг постящегося, и, может, наступит такой момент, когда он сам захочет поститься. А первый будет молиться о нем, и так исполнится слово, сказанное святым апостолом Павлом, что «неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор. 7: 14). То же самое относится и к любому другому члену семьи. <…>

 — Некоторые спрашивают: как вынести насмешки и презрение коллег в ситуациях, когда на рабочем месте устраивают какие-нибудь мероприятия в постные дни?

 — Такому человеку следовало бы понять, что в подобных ситуациях преимущество на его стороне. Люди привыкли «солидаризироваться», когда дело касается шуток, иронии и всего того, что способно ранить душу. Но наша твердость, в которой мы будем стоять непреклонно, покажет другим, что мы — люди, верящие в то, что делаем, и делающие то, во что верим. А если немного поскрести тех, кто смеется над тобой, то увидишь, что у них тоже есть какая-то вера, только они не следуют ей. Так кто же больше достоин иронии и жалости? Верящий до конца или верящий только когда гром грянет?

Очень важно исповедовать свою веру твердо, потому что наш пост — это не просто наше частное дело: в посте я сопряжен со всеми чадами Церкви, которые постятся. Я пребываю в послушании Церкви, в исповедании своей веры, а отходить от своей веры, совершая такой, казалось бы, малый поступок[6], — это уже отречение.

Даже если я куда-нибудь пойду, к коллегам по работе или друзьям, к примеру, и там на меня будут смотреть как на чудака, потому что я пощусь, все-таки обязательно наступит такой момент, когда, попав в какую-нибудь кризисную ситуацию, те же самые коллеги или друзья скажут обо мне: «Вот он — человек действительно верующий, он последователен в своей вере до конца. С ним надо посоветоваться, надо попросить его помощи».

Ведь люди не могут до бесконечности стоять на лжи. С одной стороны, они могут отвергать то, что ставит перед ними ограничения, но с другой — ценят твердо стоящих за свою веру в Бога, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Итак, мы не можем быть теплохладными[7]. Ситуации, когда на нас смотрят с насмешкой и презрением, — это проверка того, способны мы или не способны исповедовать свою веру.

С архимандритом Никифором (Хоря) беседовал Богдан Кронц

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

Doxologia. ro

http://www.pravoslavie.ru/put/58 467.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru