Русская линия
Фома Андрей Зайцев28.12.2012 

Церковь как сказка

В предновогодние дни очень хочетсяХрам зимой поговорить о сказках. Каждый взрослый в душе остается ребенком и часто продолжает верить, что добро победит зло,

«что радость будет,

Что в тихой заводи все корабли,

Что на чужбине усталые люди

Светлую жизнь себе обрели"./p>

Так получилось, что некоторые взрослые приходят за сказкой в Церковь. Прочитав много хороших книжек, пообщавшись с замечательными людьми, человек переступает порог храма и надеется, что попал в волшебную страну, населенную исключительно святыми людьми. Как в начале 1990-х годов писал Сергей Аверинцев:

«Наши новые православные, околоправославные, сочувствующие, то есть „широкая публика“, кажутся мне уж слишком похожими на детей. Позавчера они вовсе не думали на церковные темы; вчера каждый осанистый архиерей казался им ангелом или святым, только что сошедшим с иконы; сегодня они зачитываются газетными разоблачениями про Священный Синод как филиал КГБ. Так подросток, узнавший нехорошую подробность о своем обожаемом кумире, торопится зачислить его в изверги рода человеческого».

20 лет прошло с момента написания этих строк, но людские реакции остались неизменными — поток гневных реплик и подозрений в адрес Церкви и ее служителей не только не стал меньше, но значительно («спасибо» свободе, данной нам Интернетом и Фейсбуком!) увеличился. Поводом для очередных разоблачений могут стать высказывания священников, статья в газете или новость, найденная на просторах Интернета. Это не главное, за критикой Церкви и ее служителей часто скрывается боль человека, разочаровавшегося в прекрасной сказке, где главное место занимал образ «истинного православного христианства».

По себе знаю, как тяжело бывает преодолевать свои фантазии. Я крестился в подростковом возрасте и некоторое время называл «аввами» всех знакомых священников, полагая, что уж они точно знают прямой и быстрый путь на Небо. Сразу скажу, что батюшки на моем пути попадались почти всегда прекрасные, так что лично я не встречал ни одного кажущегося недостойным священника. Возможно, мне просто повезло.

Через несколько лет, уже будучи юношей, я захотел сказку сделать былью. Мне казалось, что для этого нужно сделать всего две вещи — перевести богослужение на русский язык и сделать так, чтобы верующие стали чуточку добрее к окружающим. Как только это произойдет, мой идеальный мир превратится в реальность, и нам, христианам, наконец удастся построить Царство Божие на земле.

Потом я стал думать, что начал взрослеть, и на несколько лет разочаровался в Церкви: службы казались слишком длинными, верующие слишком серыми, а батюшки недалекими, не понимавшими простых рецептов счастья. К счастью, довольно скоро пришло настоящее взросление, и мне стало стыдно за то, что Церковь была «виновата» передо мной в том, что не оправдала какой-то части моих надежд.

Мысль о том, что не Церковь должна «делать мне хорошо», а я должен вспомнить о том, что православное христианство в России существует очень давно, довольно быстро пришла в мою голову. Моей сказке пришел конец, и с этого момента начали происходить чудеса.

Священники, которых я считал не слишком умными людьми, вдруг стали давать мне поразительные по своей глубине советы (возможно, это происходило и раньше, просто я не готов был их услышать). Неожиданно Церковь приоткрыла мне часть своей подлинной красоты и боли. Изучая историю православия в ХХ веке, я начал понимать, что стал свидетелем настоящего чуда. Теперь я жалею, что в погоне за призрачными мечтами я не записал на диктофон рассказы священников, переживших гонения, свидетельства бабушек, по-доброму относившихся ко мне — юному алтарнику.

Я вспоминаю тех замечательных старушек, и рад, что я оказался в одной Церкви с теми прекрасными женщинами, что в свои 70−80 лет убирались в храмах, пекли просфоры, пели на клиросе. Очень легко возмущаться тем, что бабушки поют не в тон, но очень сложно понять, что если эти женщины перестали бы приходить на клирос, то службы могло бы просто и не быть вообще.

Эти воспоминания заставляют меня осторожнее относиться к высказываниям тех священников, которые мне сейчас по каким-то личным причинам не очень нравятся. Быть может, пройдет еще 10−15 лет, и их точка зрения окажется верной, а мое мысленное несогласие — лишь следствие сказочного восприятия Церкви.

Очень важно уметь слушать и не путать евангельские заповеди со своими собственными представлениями о них. Не стоит думать о себе как об «изгнанном правды ради», если епископ или священник на твой вопрос дал ответ, не совпадающий с твоей точкой зрения. Не стоит вывешивать обличительные посты в социальных сетях на те или другие слова Патриарха, даже если очень чешутся руки. Гораздо интереснее вступить в диалог с единоверцами и понять, почему же твоя сказка никак не становится явью.

http://www.foma.ru/czerkov-kak-skazka.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru