Русская линия
Татьянин день Владимир Букарский26.12.2012 

Почему следует запретить иностранное усыновление?

2012 год отметился бурными волнениям в рядах прослойки, именующей себя «креативным классом». Вслед за «борьбой за честные выборы» и поддержкой скандальной группы Pussy Riot, страну под занавес уходящего года страну захлестнула новая волна протестов разгневанной «творческой элиты». Поводом стало принятие Государственной думой России «Закона Димы Яковлева» в качестве ответной меры на принятый в США «Закон Магнитского».

«Людоедский закон», «антисиротский закон», «закон мерзавцев», «царь Ирод», «злой преследователь» (о президенте Путине), «детоубийцы», «изверги», «орки», «добровольно отказавшиеся от звания цивилизованных людей», (о депутатах Госдумы) — вот лишь немногие эпитеты, которыми либеральные журналисты и блогосфера наградили российского президента и думских депутатов от всех четырех фракций.

«Новая газета» и другие интернет-СМИ организуют очередные кампании по сбору подписей возмущенных писателей, эстрадных звезд и интернет-пользователей — в последний раз такая массовая истерика имела место только в деле Pussy Riot. Со специальным заявлением выступил уже получивший скандальную известность посол США в России Майкл Макфол. На сайте Белого дома размещена петиция, призывающая включить в «списки Магнитского» депутатов, поддержавших «закон Димы Яковлева». На сегодня эту петицию подписали 13 тысяч человек. Если к 20 января число подписавших петицию дойдет до 25 тысяч, ее примет к рассмотрению администрация президента США. На президента Путина оказывается массированное давление с целью вынудить его наложить вето на закон, в поддержку которого он высказался в ходе своей пресс-конференции.

Наметились первые признаки раскола правящей элиты. Свое несогласие с принятым Думой законом заявили министр иностранных дел Сергей Лавров, министр образования и науки Дмитрий Ливанов, а также Михаил Абызов — человек, осуществляющий координацию деятельности довольно странной структуры под названием «открытое правительство». Свое несогласие с принятым законом заявили даже патриотически настроенные люди, такие как тележурналист Михаил Леонтьев и историк Александр Дюков.

Раскол коснулся и церковных рядов. В полную поддержку принятого закона высказались руководители двух синодальных отделов — председатель Отдела по взаимодействию Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин и председатель Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов. С другой стороны, с критикой закона неожиданно выступил глава другого синодального отдела, по церковной благотворительности и социальному служению, епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон.

В чем же суть проблемы, которая в очередной раз привела к бунту пресловутый «креативный класс» и стала поводом для разногласий в церковных кругах?

Дело в том, что Россия, как и все страны бывшего Советского Союза, стали базой для массового вывоза детей с целью, в лучшем случае, их последующего усыновления, а в худшем — использования в сфере детской проституции или трансплантологии. Наиболее вопиющий случай произошел с некоей Надеждой Фратти-Щелгачевой, которая обманным путем, якобы для усыновления, вывезла в Италию 1260 российских детей. Из этих детей усыновлены были только пятеро. Российские следователи нашли усыновленными только пятерых (!) детей.

По мнению представителей итальянских властей, эти дети вполне могли стать жертвой черной трансплантологии. По словам тогдашнего министра внутренних дел Италии Роберто Марони, с 1974 по 2008 гг. в Италии бесследно исчезли 9802 несовершеннолетних, 8080 из которых — иностранцы. Каждую неделю в Италии, по сведениям Марони, пропадают восемь малолетних детей. Как писала газета La Stampa, с итальянского острова Лампедуза в Средиземном море, где расположены приемные пункты для нелегальных иммигрантов, в 2009 году из 1320 детей исчезли более 400. Самой Фратти-Щелгачевой таинственным образом удалось избежать наказания и беспрепятственно покинуть территорию России.

Россия стала одним из главных поставщиков детей в США и страны Европы — эти «призовые места» она разделила с Эфиопией и Гватемалой. По данным уполномоченного при президенте России по правам ребенка Павла Астахова, в течение 90-х годов из России было вывезено до 30 тысяч детей. Помимо официальных действовали и «серые» схемы для вывоза детей — отдых, лечение, учеба, знакомство и т. д. На сегодня рынок иностранного усыновления детей из России составляет порядка 300 тысяч долларов в год. На территории России действуют около 80 посреднических фирм по усыновлению российских детей иностранцами.

Средняя стоимость усыновления составляет до 60 тысяч долларов за одного ребенка. На сегодня в очереди на усыновление детей стоят около 13 тысяч жителей России, однако они не платят за усыновление и потому не интересны «бизнесу на детях». Иностранное усыновление превышает в разы российское в Еврейском автономном округе в три раза, в Иркутской области в 2,5 раза, в Хабаровском крае в 1,5 раза, в Санкт-Петербурге в 1,3 раза. При этом в этих же регионах сохранялась очередь россиян, желающих усыновить ребенка-сироту: в Санкт-Петербурге в очереди на усыновление детей стоит 360 человек, в Хабаровске — 185 человек.

Существует ложный миф, что россиян интересуют только здоровые дети, в то время как американцы охотно усыновляют больных детей. Из 20 тысяч детей-сирот, вывезенных из России в 2009—2011 гг., 70% — здоровые дети в возрасте от нескольких месяцев до 6 лет. В 2011 году россияне усыновили 188 детей-инвалидов, американцы — только 44. При этом совершенно непонятным кажется интерес американцев к детям именно из России. По данным американского сайта The New Civil Rights Movement, в США на сегодня живут 2,9 миллиона неусыновленных сирот и 1,6 миллионов бездомных детей.

Тема запрета усыновления российских детей американцами родилась не вчера — она давно высказывалась самыми разными представителями российского общества. На протяжении нескольких лет мы сталкиваемся с фактами жестокого обращения и даже убийствами российских детей в США. По словам официального представителя МИД России Александра Лукашевича, американское правосудие проявляет предельную строгость, когда насилие касается американских детей. Например, суд техасского города Даллас приговорил местную жительницу Элизабет Эскалона к 99 годам тюремного заключения за издевательства над собственной дочерью, в результате которых девочка попала в реанимацию. При этом к приемным родителям те же суды проявляют «непонятную и неприемлемую снисходительность». Так, в Пенсильвании супруги Крейвер, виновные в длительных истязаниях и смерти семилетнего Ивана Скоробогатова, на теле которого было обнаружено 80 ран, были приговорены только к 16-месячному заключению. При этом, ввиду того, что они отсидели этот срок во время следствия, Крейверы прямо в зале суда были отпущены на свободу.

В то же время, американец Брайан Дикстра, забивший насмерть полуторагодовалого Илью Каргынцева, вообще ни дня не провел в тюремном заключении. Приемный отец позвонил в службу 911 и сообщил, что у приемного сына произошел «небольшой припадок». Полицейские и врачи обнаружили ребенка лежащим без сознания на полу в гостиной с «явной травмой головы». В больнице у него нашли обширный отек головного мозга, сильное внутричерепное кровотечение, отек сетчатки обоих глаз, а также сильные кровоподтеки на туловище и ногах. По словам врачей, травмы были получены ребенком ранее в тот же день и были несовместимы с объяснениями, данными Дикстрой. Мальчику была сделана операция на мозге, но он умер, не приходя в сознание. Расследование этого дела длилось несколько лет, однако главного подозреваемого почти сразу отпустили. Уплатив залог в 15 тысяч долларов, он ни дня не пробыл в изоляции. 3 ноября 2011 года суд округа Джонсон штата Айова оправдал Дикстру. На протяжении всего судебного разбирательства американские власти не сообщили ни слова ни российским дипломатам, ни министерству образования, курирующему усыновление.

В феврале 2009 года в одну из больниц штата Пенсильвания была доставлена трехлетняя русская девочка Дарья Макналти, у которой диагностированы многочисленные ожоги второй степени, а также следы побоев на голове, шее, конечностях и в области спины. Суд установил, что в течение длительного времени ее избивала приемная мать Тереза. Садистка получила около двух лет лишения свободы, но на эту самую свободу вышла уже через 8 месяцев.

В марте 2010 года в США арестован Майкл Гризмор, который систематически насиловал свою приемную дочь Ксению Антонову. Удочерившая ее из Кемерово американская гражданка Марта-Аннет Бленфорд уже через некоторое время решила отказаться от девочки. После этого Ксению взяла на поруки семья родной сестры Марты-Аннет, где девочка и подверглась сексуальному насилию со стороны нового приемного отца. Суд до сих пор не может вынести однозначный приговор в отношении Гризмора, так как тот заявляет, что сексуальная близость с Ксенией происходила «по взаимному согласию» и тогда, когда девушке уже исполнилось 16 лет (по законам штата Джорджия, это возраст полового созревания). Гризмор даже предоставил в суд справку, в которой указано, что Ксении на момент половых контактов с Гризмором было не 15 (как по российским документам), а 16 лет.

В апреле 2010 года семилетний Артем Савельев был обнаружен в самолете, следовавшем из США в Россию с запиской, которой его сопроводила приемная бабушка Нэнси Хансен. По словам госпожи Хансен, ее дочь Тори «не может стать настоящей матерью Артему, так как усыновленный в России ребенок якобы „страдает алкогольным синдромом“». Никаких особых мер в отношении Нэнси Хансен и ее дочери Тори американским правосудием принято не было.

В мае 2010 года американские усыновители по фамилии Лещински решили устроить для трех усыновленных девочек из России самый настоящий исправительно-трудовой лагерь. Детей поднимали рано утром и заставляли пробегать по 10 километров, а затем отправляли на другие «развивающие занятия», главным из которых было стояние кулаках и сидение на гвоздях. За каждое непослушание девочки подвергались жестокому избиению. По словам отца семейства Стива Лещински, это просто «система воспитания для детей из России», которые «по-другому воспитываться просто не могут». В итоге супруги Стив и Эдельвина Лещински были приговорены американским судом к. 4 годам лишения свободы условно и запрету на усыновление ребенка младше 15 лет.

В 2011 году в штате Флорида были арестованы супруги Шед и Кристи Трейлоры по подозрению в жестоком обращении с усыновленным ими в России Максимом Бабаевым. Впоследствии суд закрыл дело. Российские дипломаты в сентябре этого года требовали от властей США исчерпывающих разъяснений и скорейшего установления местонахождения Бабаева с целью организации с ним консульской встречи, однако по запросу предоставления консульского доступа к ребенку окружной судья штата Флорида Дж. Мал вынес отрицательное решение. Мальчик был передан временным опекунам, но его местоположение и состояние здоровья российским дипломатам выяснить не удается. На все запросы сведений о его местоположении, обстоятельствах произошедшего и дальнейшей судьбе Максима были получены отказы.

В том же году 40-летняя менеджер из штата Массачусетс, усыновившая в Воронежской области трехлетнего Дениса, просто подарила его своим знакомым. По словам несостоявшейся мамаши, она «не испытывала теплых чувств к ребенку». Агентство Wide Horizons For Children, ответственное за усыновление ребенка, не только нарушало сроки предоставления обязательных отчетов об условиях жизни Дениса в США, но и переправляло в Россию недостоверную информацию. В отчете, присланном агентством, в частности, говорилось, что у Дениса все хорошо, он привыкает к новой жизни, привязался ко всем членам семьи. Однако спустя месяц агентство сообщило, что американская усыновительница отказалась от Дениса. Позже стало известно, что агентство передало мальчика под временную опеку в новую приемную семью.

В 2012 году в штате Вирджиния от приемных родителей, супругов Мэтью и Эми Суини, сбежал усыновленный ими в Туле семилетний Даниил Кричун, рассказавший, что в приемной семье его часто избивали. При осмотре на его теле действительно были обнаружены следы сильных побоев. Супругам Суини прокуратура предъявила обвинение в издевательствах над ребенком и отпустила их до суда под залог в 20 тысяч долларов.

Но существуют и более странные вещи. В частности, это приют Ranch For Kids в штате Монтана. Там живут, по разным данным, от 10 до 32 детей-сирот из России, брошенных приемными родителями, в полной удаленности от внешнего мира. Некоторые дети переданы на ранчо сразу после усыновления. В отдельных отчетах статус ребенка обозначен, как «счастливо живущий в приемной семье», в то время как он находится на ранчо. Некоторые дети возвращаются на это ранчо по нескольку раз. Некоторые передаются в психиатрические лечебницы или колонии для несовершеннолетних преступников.

В 2010 году приюту отказали в лицензии из-за того, что помещения для детей не оборудованы должным образом, что нет толкового плана пожаротушения и пожарной эвакуации, что сотрудники учреждения не обладают лицензиями для осуществления своей деятельности, а сами дети фактически лишены каких-либо прав. При этом большинство детей на ранчо страдают серьезными физиологическими и психологическими расстройствами, но не получают квалифицированной медицинской помощи. Более того, хозяйка заведения Джойс Стеркель отказала в предоставлении властям какой-либо подробной информации о своих воспитанниках. Власти штата Монтана с 2010 года добиваются закрытия ранчо.

Еще несколько месяцев назад Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) приступила к разработке законопроекта об ограничении международного усыновления детей в рабочей группе депутата Евгения Федорова, и эта работа была благополучно завершена. Этот законопроект следовало принять вне зависимости от принятия или непринятия «закона Магнитского». Слава Богу, что принятый американским конгрессом и подписанный президентом США антироссийский акт помог принять закон, запрещающий международное усыновление.

Да, помимо вышеперечисленных были хорошие примеры усыновления. И мы должны быть благодарны тем подвижническим семьям, которые смогли воплотить в жизнь сказку для тысяч детей-инвалидов. И нам должно быть стыдно, что в России отсутствует (или просто выветрилось) такое же отношение к страдающим детям, как в большинстве традиционных американских протестантских семей.

Но давайте представим себе, что американское усыновление всех российских детей происходит успешно. Что не было 19 убийств, многочисленных изнасилований и избиений приемных детей из России, их дарений другим людям или отправок в самолетах назад в Москву. Предположим, что даже статья в Associated Press о странном ранчо в штате Монтана — журналистский миф по заказу кремлевских лоббистов. Представим на минуту, что все российские дети, усыновленные американцами, счастливы в новых семьях. В этом случае было бы оправдано усыновление российских детей — здоровых и инвалидов — иностранными приемными родителями.

По моему глубокому убеждению, нет. Во-первых, потому, что Россия — не банановая республика. Россию нельзя ставить в один ряд с Эфиопией и Гватемалой. Хотя бы по этой причине любое иностранное усыновление российских детей иностранцами (за исключением русских из бывшего СССР), из каких угодно «гуманитарных» соображений, должно быть запрещено. Просто потому, что этого не позволила бы ни одна уважающая себя страна, как не позволяют США другим странам усыновлять 3 миллиона своих собственных сирот. Нищая мать, продающая своего ребенка богатой семье, совершает преступление, вне зависимости от того, какой доброй приемная семья ни была. Как написал в своем блоге журналист Денис Тукмаков, если мы выбираем для русских детей «жизнь с чужими людьми», то мы, как нация, на этом кончаемся.

А во-вторых, существует вопрос веры. И этот вопрос, по моему глубокому убеждению, главный. Дети, рожденные в России, многие из которых уже были крещены в православных храмах, окажутся в лоне чужой, еретической религиозной традиции. Отдавать детей в руки практикующих еретиков (какими бы хорошими людьми они ни были) нельзя даже ради спасения их жизни. Спасая их жизни, мы закрываем их душам путь к спасению, которого нет вне Церкви Христовой. Ибо «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей навредит?» (Мк. 8:36).

Из всей этой истории должны извлечь уроки и государство, и Церковь. Необходимо устранить все бюрократические проволочки для российских приемных родителей в усыновлении детей. Необходимо сделать так, чтобы детям-инвалидам в России жилось так же хорошо, как в Америке. Усыновление сирот должно стать нормой для православных семей. Необходимо развивать и поощрять систему церковных и монастырских приютов, таких как детский приют в Свято-Алексиевской пустыни, созданный иеромонахом Петром (Василенко). Каждое общественное здание и подземный переход должны быть оборудованы пандусами для инвалидов. Но вопрос иностранного усыновления должен быть закрыт раз и навсегда.

http://www.taday.ru/text/1 960 554.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru