Русская линия
Православие.RuСвященник Александр Аниканов26.12.2012 

«Наши жены хотят рожать детей здесь»
О закрытии роддомов в Ярославской области

Семья о. Феодора Аниканова напротив роддома

Жители Ярославской области решили отстаивать до последнего свои сельские роддома, которым грозит «оптимизация». «Деревни в нашей местности на самом деле не умирают, наоборот, благодаря возрождению местных православных общин, люди готовы здесь создавать семьи и воспитывать детей, поддерживать друг друга и помогать своим многодетным соседям не на словах, а на деле», — считает священник Александр Аниканов, настоятель храма села Щурово Борисоглебского района. О том, почему рождаемость в районе растет, несмотря на неутешительные статистические прогнозы по демографии, отец Александр рассказал порталу Православие.Ru.

— Что представляют собой сегодня сельские роддома вашего района? Довольны ли жители их состоянием?

 — Учреждения, которые, возможно, кажутся неэффективными из-за малого количества пациентов, на самом деле жизненно необходимы людям. Но данные статистики, на которых основаны выводы чиновников, неутешительны: считается, что если в медицинском учреждении рождается менее 500 детей в год, то оно может быть «оптимизировано». В результате с 1 января по приказу директора Департамента здравоохранения должны прекратить работу «акушерские койки» сразу в нескольких районах региона. «Койки» — это фактически родильные дома в Большом селе, Мышкине, Брейтово, Данилове и Борисоглебске.

Наш Борисоглебский район — это примерно 12 тысяч жителей. Конечно, большинство населения — люди пожилого возраста: как известно, молодые уезжают из села — и это не новая тенденция.

Но при этом в год здесь рождается 160−170 детей. Мы общаемся не с числами, а с живыми людьми. Моя матушка родила в роддоме Борисоглебска троих, готовится родить четвертого, да и в семьях наших односельчан постоянно рождаются дети.

Если же говорить об условиях, то могу поделиться собственным опытом. Сейчас модно говорить о естественных родах, о том, что для того, чтобы родить здоровых детей, важно создавать для женщин комфортные психологические условия, атмосферу доброты вместо больничного конвейера. Так вот, все это в нашем роддоме было: хорошо знакомый коллектив специалистов, неравнодушные врачи, акушерки и медсестры. Все друг другу соседи и все друг друга знают. Районный гинеколог лично пойдет к беременной женщине, если вдруг та пропустит прием, чтобы выяснить, все ли в порядке. Роды с мужем и нахождение ребенка в палате вместе с матерью у нас доступны и бесплатны, а родственники в любой момент могут прийти навестить или позвонить роженице.

Это возможно потому, что к каждой пациентке индивидуальный подход. Теперь же нам говорят, что у нас специалисты «простаивают» (их, кстати, там всего около десяти), так как слишком мало пациентов. При этом претензий к работе медперсонала нет никаких — за последние десятилетия здесь не было ни одного смертельного случая (правда, тут еще следует учитывать, что роды с осложнениями у нас не принимают, отправляют в город, то есть у нас рожает примерно половина всех беременных женщин).

Так как все друг другу — соседи, а многие еще и братья и сестры во Христе, Беременные женщины в роддоме Ярославской областито всегда, если начались у кого-то роды, мы по соглашению начинаем молиться. Такая поддержка тоже очень важна. Священник регулярно приходит в нашу больницу, навещает и родильное отделение.

Конечно, осложненные роды сегодня в нашем роддоме принимать нельзя, там нет для этого условий, поэтому многим роженицам приходится ехать в крупные города. Но также очевидно, что если перестанет существовать наше родильное отделение, большинство женщин, у которых нет опасных осложнений, просто-напросто будут рожать дома. И что бы не говорили про естественные роды, к такой практике мы относимся резко отрицательно, основываясь на мнении еще одного нашего священника — отца Федора Божкова. Отец Феодор имеет медицинское образование, он окормляет пациентов Борисоглебской больницы. Кстати, в нашем родильном отделении у него тоже родилось двое детей.

— Как вопросы материального обеспечения родильного отделения решались до недавнего времени? Что толкнуло власти на такой экстремальный шаг, как закрытие роддома?

 — Стремление «оптимизировать» сельские родильные отделения учреждения — это общая тенденция. Но очень обидно, что именно наша область стала «передовиком», как выразился наш Департамент здравоохранения, в этом начинании.

Но ведь есть другие пути «оптимизации» — перенести родильное отделение, например, в здание больницы (это 500 метров), чтобы был легкий доступ к операционной, оплачивать ночные дежурства и работу в выходные дни врачей-специалистов, чтобы можно было в нашем родильном отделении принимать и роды с осложнениями.

Три года назад роддом был на балансе Борисоглебского района. Администрация плакала и жаловалась, что не хватает на роддом денег. Поэтому сами местные жители, в частности прихожане церквей, взялись собирать благотворительные средства. Ставили кружку в храме, а также собирали средства во время Иринарховского крестного хода. В год мы набирали по 100 тысяч рублей, всего за три года — более 300 тысяч. На эти деньги ремонтировали здание, что-то делали и своими руками.

Но в прошлом годуСемья о. Феодора Аниканова с новорожденным родильное отделение перешло на баланс области, а область, также не обладая лишними денежными средствами, решила нас «оптимизировать».

— Как на деле Церковь могла бы поучаствовать в судьбе роддома сейчас?

 — Священники нашей епархии не только «могли бы», как вы выразились, поучаствовать, но и участвуют уже несколько лет постоянно в судьбе роддома. Прежде всего, наши матушки хотят здесь рожать детей, хотят иметь большую семью, а не быть вынужденными из-за отсутствия медицинской помощи уезжать из своего дома.

Прихожане православных храмов здесь наиболее общественно активная часть населения. Неподалеку расположен Борисоглебский монастырь, есть еще община села Давыдово и община села Ивановское. В приходских храмах у нас жизнь развивается динамично — молодые активные священники, семьи с детьми, в том числе многодетные, — не редкость, много молодых семей. Я и нас с матушкой в это число включаю: хоть мне 42 года и ей — 35, но мы хотим еще детей.

Отмечу, что к нам в село последнее время часто переселяются и православные семьи из крупных городов, в том числе из Москвы — все-таки городские условия жизни мало подходят для многодетных.

Хочется подчеркнуть, что-то, что пишут в нашей прессе, что «женщины все чаще выбирают комфортные и современные родильные дома и едут рожать в крупные города», — это неправда. Я надеюсь, что общественный резонанс, который возник вокруг этой ситуации, поможет донести до властей реальное положение дел.

Известно, что за последние дни, когда конфликт уже был в разгаре, в родильном отделении Борисоглебска родились двое детей. Помимо них там сейчас находятся еще шесть женщин, которые несмотря ни на что хотят остаться и родить здесь, а не ехать за 120 километров. Они не экстремалы, которые захватили здание, но хорошо бы им родить спокойно и комфортно, не уезжая далеко от семьи.

В прошлый раз нам удалось договориться с местными властями, сейчас у нас по-прежнему работает сайт, где производится сбор подписей за наш Борисоглебский роддом http://za-roddom.ucoz.ru/

Просим всех неравнодушных поддержать нас!

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/58 357.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru