Русская линия
Эксперт Елена Чудинова21.12.2012 

О чадолюбивом воспитании янычар

На минувшей неделе государственные мужи и жены обходили вниманием недужных (к великому счастью последних), но зато явили миру разнообразные проявления своего чадолюбия.

Муж воистину высоко сидящий и далеко глядящий, заместитель председателя Совета федерации А. П. Торшин предложил отдавать сирот из Крайнего Севера и Дальнего Востока в северокавказские семьи.

«Маленький человечек, который и так обделен родительским теплом, он еще и климатическим теплом обделен, — с вышибающей слезу проникновенностью рек сенатор. — А в Северной Осетии руку протянул — и вот тебе фрукты бесплатно».

В Дагестане и Чечне фрукты, надо полагать, еще бесплатнее.

Из поколения в поколение мы обживали и Крайний Север и Дальний Восток, нимало не ощущая себя «климатически обделенными». Народ мы крепкий, нас морозы только здоровее делают. Оставим, впрочем, как отдельную тему вопрос, не почитает ли сенатор наши дальние пределы вообще ненужными для страны, коли там вредно расти нашим детям. Мы сейчас об интересах «маленького человечка». (Я попробовала повторить закавыченные слова вслух и всерьез, и у меня свело губы. По причине, надо полагать, сердечной черствости.)

Что может ожидать детей, которые «будут воспитываться в лучших горских традициях, узнают местные языки»? Я не знаю, что такое лучшие горские традиции, ибо мы в Москве в последнее время сталкиваемся преимущественно с худшими, однако хотелось бы понять, в какой мере дети сохранят при этом язык родной?

Что-то это смутно напомнило. Нет, даже не отбор белокурых славянских детей в немецкие семьи (хотя, тут, наоборот, станут, надо думать, выбирать темноволосых), что-то еще. Ах, ну да, конечно! Янычары. Прогулка по блогам сразу выявила, что ассоциации с янычарами пришли в голову почти всем здравомыслящим людям. Подобное единодушие скорее печалит.

Обстоятельство, сенатором Александром Порфирьевичем Торшиным деликатно обойденное, но куда более важное, нежели цвет волос: кавказские семьи почти не бывают секулярными. В них практикуется ислам. Между тем наследственно упомянутые сироты относятся к православию, а государство у нас светское. В детском доме ребенок не получает религиозного воспитания, однако возможность его дальнейшего православного выбора не менее реальна, чем и его сознательный отказ от религии. Более того, вступив во взрослую жизнь, этот человек может сознательно же выбрать хоть буддизм, хоть тот же ислам. Его право. Между тем при определении маленького ребенка в полностью мусульманскую среду без вариантов (будем реалистами) принудительным образом совершается выбор вне выбора. Тут все решено за него, росчерком чиновного пера.

И чему удивляться, что слово «янычары» на этих днях сделалось самым употребляемым в интернете?

На первом этапе воспитания янычар христианских детей как раз отправляли на воспитание в семьи турецких крестьян и ремесленников, дабы обучить языку и мусульманским («лучшим горским»?) обычаям. Дальнейшее известно. Была, стало быть, «доля султана», теперь станет «доля Торшина». Налог детьми.

Однако, в оправдание сенатору, судьба янычар — не единственный возможный жизненный путь северных сирот. Кто-нибудь обращает внимание на то, что на сей день отнюдь не все русские возвращены в Россию из рабства, рабства в самом архаичном, самом немыслимом для XXI столетия смысле этого слова?

Какой раб безответнее, чем ребенок?

Кто, кроме соучастников, полезет на свою голову инспектировать эти «семейные детские дома»? Самоубийц мало.

Таким образом, на усмотрение «хозяев», можно будет воспитать из «маленького человечка» врага собственного народа, боевика и шахида, а можно заставить его вкалывать как взрослого, пока не околеет. Можно на сексуальные утехи предназначить, можно на органы разъять. И за это, по замыслу Торшина, мы еще будем платить из своего кармана.

Кто-нибудь дерзнет отрицать, что Кавказ до сих пор пребывает в состоянии партизанской войны? Разве мы не читаем каждую неделю «там-то уничтожено столько-то представителей бандформирования»? А бандформирования неизбежно связаны с населением тысячью уз. Где гарантия, что как раз в такую семью не угодит ребенок? И что — вот в ней о нем будут искренне и с любовью заботиться? Эх вы, кремлевские мечтатели.

И тем более странно, что, ежели, по мнению Торшина, кавказский климат столь полезен, что бананы и ананасы, позолоченные щедрым солнцем, сами падают детям в руки, отчего ж выясняется, что кавказские дети не меньше северных сирот нуждаются в климатической перемене? Между тем в грядущем году федеральный бюджет оплатит отдых 20 тыс. чеченских детей в лучших отелях Анталии.

Люди добрые, что, собственно, деется? Вчера мы слышим, что в бюджете нет денег на онкологических больных, сегодня узнаем, что есть деньги на пятизвездный отдых детей, без того отнюдь не «обделенных климатически»? И вовсе не сирот.

Но и это не последний за несколько дней пример чадолюбия.

Можно было б еще понять, когда б думцы запретили гражданам США усыновлять наших сирот ввиду очередного скандала вокруг гибели русского ребенка. Но когда подобное непостижным уму способом увязывается с политикой, остается только руками развести. «Выходит, что депутаты Госдумы долгое время продавали интересы русских детей за возможность пользоваться услугами американских банков и посещать эту страну», — охарактеризовал произошедшее православный публицист С. Худиев.

Может, и так. А может, и просто самый тупой депутат по-прежнему умнее самого умного обывателя. И все денно и нощно творит к нашему, обывателей, благу.

Больные дети пусть дома вымирают, чем за океаном лечиться, здоровых забираем с помощью ювенальщиков из семей и сдаем в аулы, детей же из аулов отправляем загорать на заграничные курорты.

Все разумно, чадолюбиво и в исключительной степени благостно.

http://expert.ru/2012/12/19/o-chadolyubivom-vospitanii-yanyichar/?n=345


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru