Русская линия
Церковный вестникПротоиерей Николай Соколов21.12.2012 

Третьяковка приглашает… в храм

Храм Святителя Николая в Толмачах — уникальный образецХрам Святителя Николая в Толмачах соработничества Церкви и музеев. Пройдя долгий путь налаживания этих зачастую сложных и болезненных отношений, он стал первым в России храмом художественной галереи, объединив в себе молитву и бережное отношение к бесценному культурному наследию. Поэтому отмечаемое в эти дни 20-летие его второго освящения стало большим культурным событием в жизни Русской Православной Церкви и Третьяковской галереи. О своем приходе, о многолетнем опыте служения рассказывает настоятель храма протоиерей Николай Соколов.

— Отец Николай, в дискуссиях о церковно-государственных отношениях, которые особенно обострились в последний год, я неизменно привожу в пример новейшую историю храма в Толмачах. Многие кардинальные решения в выстраивании этих отношений были приняты уже 20 лет назад, но споры, а порой и обвинения не утихают.

 — Начну с самого главного. Наш храм действительно уникальный. Сейчас это действующий, открытый для всех храм-музей. 20 лет назад я стал первым в России священником, получающим зарплату из госбюджета за свое служение, но, конечно, не как священник, а как заведующий отделом Третьяковской галереи.

Наш храм имеет статус двойного подчинения: будучи государственным музеем, он в духовном плане подчиняется Патриарху Московскому, а по светской линии — Министерству культуры. Он не принадлежит Церкви, это помещение музея, музейный зал. Поэтому мы каждую службу согласовываем с дирекцией музея, но нам никогда не препятствуют.

С восьми утра по музейному режиму храм открывается и, пока мало посетителей, в нем проходит богослужение, на которое прийти может любой желающий. Правда, следует учитывать, что проход у нас через пост полиции и рамку металлоискателя и подземный переход, к тому же верхнюю одежду придется оставить в гардеробе. А в 12 часов дня начинается экспозиция. Храм также открыт для всех, но войти в него можно уже только через музей, оплатив входной билет. В экспозиционное время нельзя зажигать свечи. К тому же у нас — специальное кондиционирование воздуха, за микроклиматом внутри храма постоянно следят датчики. Ведется видеонаблюдение. Нам дается два дня в году для ночных бдений — это Пасха Христова и Рождество. Староста прихода (сотрудник музея) договаривается о таком расписании с администрацией. Отмечу, что все работники храма также сотрудники музея.

— Когда было принято решение о восстановлении храма, он представлял собой депозитарий Третьяковской галереи. Хотелось бы сегодня вспомнить тех, кто принимал участие в его возрождении, и с чего всё началось.

 — На нашу церковь выпала обычная для советского времени судьба. Еще 6 апреля 1922 года храм был ограблен большевиками — было изъято 157 килограммов золотых и серебряных изделий, а 24 июня 1929 года он был передан Третьяковской галерее под хранение фонда живописи. В 1930-е годы разрушили колокольню, часть колоколов уничтожили, а некоторые продали за границу, в США. Однажды я освящал какую-то дачу, ее хозяин похвалился, что ступени, ведущие в его дом, сделаны из фрагментов покрытия одной замоскворецкой церкви, расположенной в непосредственной близости от Третьяковской галереи. И только спустя несколько лет, получив назначение в Толмачевский храм, я понял, о какой церкви шла речь. Последний настоятель протоиерей Илья Четверухин погиб в ГУЛАГе в поселке Красная Вишера под Пермью.

Наверное, я вас удивлю, но первое решение о восстановлении Никольского храм было принято еще в 1983 году. Конечно, тогда речь не шла о передаче его Церкви, планировали восстановить здание храма как памятника архитектуры (ему же более 300 лет), устроив в нем, как это было заведено в те годы, концертный зал. Одним из первых, кто понял необходимость возрождения храма в его первоначальном значении, стал тогдашний руководитель музея Юрий Константинович Королев. Он чувствовал, что храм должен стать неотъемлемой частью галереи не в качестве запасника или концертного зала, а тем местом, где должны находиться произведения древнерусской живописи — иконы.

В 1990 году православные сотрудники галереи решили возродить Толмачевский храм, образовав церковную общину. Святейший Патриарх Алексий II благословил это начинание. В 1992 году был утвержден Устав храма, определяющий его статус как домового храма Третьяковской галереи.

Устав предписывал, что членами «двадцатки» — инициативной группы прихода имели право быть только сотрудники галереи и еще несколько прихожан, которые помнили храм до закрытия. В их число были включены дети и внуки отца Ильи Четверухина. В ноябре 1992 года я был назначен настоятелем возвращенного храма. 25 декабря 1992 года между музеем и Московской Патриархией было подписано отдельное соглашение, оформленное как дополнение к Уставу. А затем 23 апреля 1993 года вышло распоряжение Президента России «О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества».

Первое время служить было невозможно: храм был разрушен, зияли дыры, ни окон, ни дверей, ничего не было. Ко времени передачи нам помещения прошло семь лет, как отсюда выехала галерея, и церковь оставалась никому не нужной и покинутой. Через год после моего назначения начались серьезные ремонтные работы, стали прокладывать коммуникации, и находиться в храме стало невозможно. У меня в галерее была комнатка.

Этот храм возрождался трудно, период его возрождения затянулся на десять лет. Не так просто складывались отношения с музейными работниками, хотя острых конфликтов, милостью Божией, мы миновали. Проблемы, конечно, возникают, но всё можно решить, оказывается, положительно, без нервных стрессов и без привлечения сторонних сил. Все понимают, что не нам это принадлежит, что не мы распоряжаемся святынями и храмом — Сам Господь.

Церковь Святителя Николая в Толмачах из подсобного музейного помещения постепенно вновь превращалась в храм. 18 декабря 1992 года (эта дата и стала основанием нашего юбилея), в канун праздника Святителя Николая, был отслужен первый после возвращения храма молебен и панихида в день памяти его последнего настоятеля — священномученика Илии Четверухина. Как сейчас помню, мороз стоял — 19 градусов, все были в шапках.

В 1994 году была совершена первая Божественная литургия. А 8 сентября 1996 года после завершения всех строительных и реставрационных работ восстановлено пятиглавие и колокольня со звонницей, главный престол храма был освящен Патриархом Алексием II. Богослужение совершалось перед Владимирской иконой Божией Матери.

Удивительная история чудесным знамением напомнила в мрачный период о его предназначении. Когда в фонды Третьяковки поступила картина Иванова «Явление Христа народу», оказалось, что в тесных залах это масштабное полотно выставить невозможно. Пришлось сделать для картины специальную двухэтажную пристройку к зданию бывшей церкви. Так и получилось, что картина была установлена на северной стене храма.

 — Статус домового храма — довольно необычное понятие, тем более в музее. Как известно, творческие натуры свободны в своих мнениях и, как показывают события последнего времени, не приемлют никаких этических рамок. Как складывались ваши отношения?

 — Практика открытия домовых храмов довольно уникальна. История сохранила сведения об их устройстве в Петергофе, Зимнем дворце, в Кремле. Есть они сегодня в некоторых синодальных учреждениях. Но случай организации домовой церкви в государственном учреждении, тем более в музее, единичен. И уникален.

Любой христианин понимает, что святыня должна находиться там, где ее почитают как святыню, где ей молятся, где чтут дни празднования этих икон. Но мы помним, что в жизни всё делается по Промыслу Божию. И каждая святыня должна быть достойна того, кому она дается, достойна тех общин, тех храмов и монастырей, откуда они были взяты и, надеюсь, со временем будут возвращены.

Что касается других храмов-музеев, то их очень мало. Дело в том, что жизнь такого храма требует довольно больших материальных затрат и взять на себя такое сложное хранение действующим церквам сейчас не под силу. Я верю, что постепенно в этих храмах будет организовано надлежащее хранение, святыни будут размещены надежно (ведь вы прекрасно знаете о десятках случаев хищений из храмов) и доступно.

Сегодняшняя жизнь показывает нам, что в храмах-музеях, монастырях-музеях порой есть конфликты между работниками музея и церковными общинами, которым храм уже перешел как действующий. Во многом это связано с отношениями личностными между директором музея и настоятелем храма.

Сейчас вопрос стоит о том, кто является хранителем картин, икон, утвари и всего внутреннего убранства и чья юрисдикция в храме? Если храм имеет свое независимое существование, то иконы должны быть переданы туда из музея, если он там был, на «нулевое хранение» (экспонаты не выставляются) или какое-нибудь еще, чтобы храм отвечал за них как за музейную коллекцию, не имея права их ни продать, ни куда-то выставить. И отвечал за них. В таком случае, безусловно, нужно подписывать соответствующее соглашение. Но процедуры передачи храмом музею, а музеем храму своих коллекций не существует.

Если смотреть из нашего времени, главное — это наш низкий поклон тем музейным работникам, которые с риском для жизни, особенно в 1930-е годы, сохранили, не уничтожили, не продали за границу те великие духовные сокровища России, которые сегодня вновь становятся доступны.

 — Сейчас в Церкви идет много споров о внутреннем убранстве храма, а как обстоит с этим дело в Толмачевском храме? Если у вас музейный статус, то и спрос больше.

 — Многие композиции сохранились почти полностью, поэтому удалось восстановить систему росписей. Все росписи отличает стилистическое единство, они исполнены в традициях академической живописи XIX века. Значительным достижением реставраторов Третьяковской галереи явилось создание иконостаса главного придела, также завершенного в 1997 году. В нем соединены образа из иконостасов Никольской церкви и другого известного храма Замоскворечья — Рождества Богоматери на Полянке, более известного под названием Космы и Дамиана в Кадашах. Все они датируются концом XVII столетия и созданы мастерами Оружейной палаты Московского Кремля. Воссозданный иконостас достаточно точно воспроизводит первоначальную схему пятиярусного иконостаса Никольского храма, соединив иконы из разных храмов, стилистически он представляет единое художественное целое, являясь уникальным памятником церковного искусства XVII века и мастерства реставраторов. В «местном» ряду — сохранившиеся иконы из Никольской церкви: храмовая икона «Сошествие Святого Духа на апостолов» (1697), «Спас Вседержитель» (1692), «Богоматерь «Одигитрия», «Святитель Николай Чудотворец» (1692). Иконостасы приделов также были восстановлены при реконст­рукции.

Более того, галерея передала храму более 200 икон из запасников, а также запрестольные кресты, литургическую утварь. Процесс передачи святынь продолжается все эти годы. Так, в 2005 году в Покровском приделе было установлено старинное распятие — Дмитровский крест. Исследователи расходятся в его датировке: одни, следуя сказанию, относят его к XIII веку, другие на основе живописных особенностей считают временем его создания конец XIV — начало XV века. В Третьяковскую галерею Дмитровское распятие поступило из Государственного исторического музея в 1930 году. А с 2009 года в Никольском приделе храма находится Иверская икона Божией Матери. В 1929 году Иверская часовня Красной площади была закрыта, а икона изъята, долгое время о ее местонахождении ничего не было известно. Недавно, опять же благодаря усилиям искусствоведов и реставраторов, удалось установить, что в Третьяковской галерее, скорее всего, хранится именно этот чудотворный список из Иверской часовни. Он поступил в музей в 1933 году без указания происхождения, размер липовой доски, характерные утраты красочного слоя, другие детали свидетельствуют в пользу этого предположения. Было решено передать эту икону в наш храм, и сегодня верующие могут молиться перед ней в своих скорбях и печалях.

С 1997 года установилась традиция: в дни празднования Пресвятой Троицы из зала галереи в храм приносят «Троицу» преподобного Андрея Рублева.

— Говоря об иконах, невозможно оставить без внимания величайшую православную святыню — Владимирскую икону Божией Матери. Собственно ради нее, ради того, чтобы дать возможность верующим молиться перед ней, и был возрожден ваш храм. Но это было, как известно, не просто. Опасения противников передачи иконы в храм, пусть и при музее, не оправдались?

 — 7 сентября 1996 года в храме впервые была установлена в специальном киоте Владимирская икона Божией Матери. 8 сентября, в день празднования иконы, Патриарх Алексий II совершил освящение храма. Отныне 8 сентября, праздник Владимирской иконы, стал главным храмовым праздником прихода. А до этого момента я несколько лет служил молебен перед иконой прямо в зале древнерусского искусства. Галерея не закрывалась, проходили экскурсии.

Понятно, что размещение такой иконы требовало особого технического решения, чтобы обеспечить ее полную сохранность. Специалисты Московского завода полиметаллов предложили сделать специальную капсулу, которая гарантировала не только безопасность, но и соблюдение температурного режима: +18.+20?C при 55-процентной влажности. Это уникальное инженерное решение, каких раньше не было в России, к тому же требовало денег. Только за бронированное стекло пришлось заплатить около 10 000 марок, что в середине 1990-х было непростой задачей. При этом были использованы технические решения из опыта мавзолея и боевой авиации. В результате капсула гарантирует сохранность иконы в любой ситуации: в воде или при пожаре, выдержит взрыв гранаты и очередь из автомата Калашникова, а еще отсечет ультрафиолетовое и инфракрасное излучение.

Процесс изготовления и отладки всей системы длился несколько лет. Вначале икону приносили, ставили, следили за ее климатическим состоянием, потом уносили обратно и проверяли ее сохранность. Даже сейчас регулярно сотрудники галереи открывают стекло и проверяют состояние иконы. Сегодня верующие могут прикладываться к Владимирской иконе через стекло, только для Святейшего Патриарха киот открывают.

После серии опытов и нескольких вариантов капсулы в 1999 году было принято окончательное решение, и 15 декабря директор Третьяковской галереи издал приказ. 958, предписывающий поместить святыню в киот. С января 2000 года главная святыня России хранится в Никольском храме. А сделано это было во многом благодаря трудам директора галереи Валентина Алексеевича Родионова. Он смог наладить с Церковью самые добрые взаимоотношения, позволяющие сегодня тысячам посетителей галереи видеть и воздавать должное великим святыням, а верующим людям молиться перед ними.

— Имея более чем 300-летную историю, уникальные православные святыни, прихожане также возносят молитвы обо всех, кто служил в стенах храма, кто его поддерживал.

 — Прихожанином нашего храма был Павел Михайлович Третьяков. Он купил рядом дом, в котором и основал знаменитую Третьяковскую галерею. Каждое утро начиналось у Павла Михайловича с молитвы, и, приходя в храм, он приводил туда своих сотрудников. Чайковский, Зелотти, братья Рубинштейны — все они являлись прихожанами нашего храма. Не говоря уже о художниках, которые окружали Третьякова и молились с ним. Поэтому храм наш был средоточием не только светской, но и духовной культуры.

Здесь 28 лет в сане дьякона служил старец Алексий Зосимовский. Он был рукоположен в пресвитеры Успенского собора в Кремле, потом принял монашество в Зосимовой пустыни, схиму и ушел в затвор. На Соборе 1918 года старец Алексий вытянул жребий с именем будущего Патриарха Тихона.

У Николаевского храма в Толмачах четыре святых покровителя: святитель митрополит Филарет (Дроздов), он освящал наш храм, восстановленный после войны 1812 года, священномученик отец Илья Четверухин — последний настоятель, наш прихожанин мученик Николай Рейн, пострадавший за Христа и расстрелянный в 1935 году, и преподобный Алексий Зосимовский.

— А еще одна отличительная черта Никольского храма — его уникальный хор.

 — Имея музыкальное образование, я особенно внимательно относился к этой составляющей богослужения. Хор собирался на протяжении десяти лет, сначала им управляла моя матушка Светлана. Постепенно появлялись новые люди, и в 1994 году Министерством культуры было принято решение поставить хор на госбюджет и сделать его государственным хором при Третьяковской галерее. Руководит им Алексей Пузаков.

Хор участвует в жизни галереи, в концертах, совершает зарубежные поездки. Но одновременно это и церковный хор, который поет на всех торжественных богослужениях, праздничных службах. Сейчас он довольно известен, и я считаю его одним из лучших духовных хоров России. Мы поем рахманиновскую «Всенощную», ежегодно исполняется «Литургия» Чайковского. Он гастролирует не только по России, но и по Италии, Англии. Сейчас Алексей Пузаков регент Синодального хора.

Хотя сегодня в наших храмах много разных подходов хорового пения, в некоторых из них волей настоятеля или старосты, например, придерживаются очень жестких рамок: не дают средства на хор, ограничиваются двумя-тремя певцами, где-то вообще любят только знаменное пение. А есть ряд храмов, которые соблюдают традиции синодального периода. Этой же традиции придерживается и хор нашего храма. Еще хотелось бы пожелать правильного подхода и молитвенного настроения. Потому что вся музыка, исполняемая хором в храме, — это молитва.

Беседовал Евгений Стрельчик

В первую очередь мы должны думать о сохранении шедевров

Комментарий Ирины Лебедевой, генерального директора Государственной Третьяковской галереи

То, что великая святыня Владимирская икона Божией Матери, находится не в музейном зале, а в православном храме, который тоже, собственно, музейный зал, — это уникальная форма сотрудничества с Церковью. 20 лет мы искали пути этого взаимодействия. Конечно, это было сложно, сложно и нам самим решиться на некоторые вещи, понять что и как нужно делать. Сегодня мы видим, что найденные такие рамки отношений, которые не обременяют ни галерею, ни приход. Это результат взаимного желания найти консенсус, понимание того, что и вера, и культура лежат в основе нашего общества. Когда мы говорим о единстве веры и культуры, мы в первую очередь должны думать о сохранении величайших шедевров независимо от того, где они находятся. Конечно, музейное хранение дает в этом вопросе больше гарантий, за любой экспонат, переданный из музейного фонда, ответственность несет музей. И я, как директор, понимаю сложность этого процесса. На мой взгляд, сегодня особая острота в этих спорах ослабла. Думаю, и со стороны Церкви пришло понимание своей ответственности, что важно не столько получить, сколько сохранить, так как во многих храмах и монастырях уже знают, к каким последствиям приводит неправильное хранение или реставрация.

Справка:

Первое упоминание о деревянной «церкви великого Чудотворца Николы в Толмачах» содержится в приходской книге патриаршего приказа за 1625 г. Каменный храм был возведен в 1697 г. Лонгином Добрыниным и главный престол храма был освящен в честь Сошествия Святого Духа, а Никольский перенесен в трапезную. В 1770 г. на средства вдовы купца 1-й гильдии И. М. Демидова в трапезной был сооружен Покровский придел. В 1834 г. по прошению прихожан и «согласно с мыслию митрополита Филарета» была перестроена трапезная по проекту архитектора Ф. М. Шестакова и возведена новая колокольня. В 1856 г. был обновлен четверик и перестроен главный алтарь. Средства на обновление храма были пожертвованы в числе других Александрой Даниловной Третьяковой с сыновьями. Один из них, Павел Михайлович, основатель картинной галереи, был ревностным прихожанином храма. Богослужения в храме возобновлены в 1993 г. 8 сентября 1996 г. главный престол храма освящен Святейшим Патриархом Алексием II. В последние годы в храме несколько раз служил Святейший Патриарх Кирилл.

http://e-vestnik.ru/interviews/tretyakovka_priglashaet_v_hram/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru