Русская линия
Радонеж Сергей Худиев20.12.2012 

Кое-что об этике государственного служения

«Закон Магницкого», запрещающий некоему, довольно произвольному, кругу российских граждан, которые США найдут виновными в «нарушениях прав человека», посещать США и хранить деньги в американских банках, вызвал бурную реакцию среди нашей политической элиты, реакцию, которую трудно признать удачной. Вместе с тем, он высветил некоторые проблемы, которые рано или поздно пришлось бы решать. Чем раньше мы эти проблемы обозначим, тем лучше.

Разумеется, в искреннюю заботу американских сенаторов о русском народе и правах человека в России может поверить только тот, кто не видел плодов искренней заботы тех же лиц о правах иракцев и ливийцев. Да, для этих людей разговоры о правах человека — вещь чисто инструментальная, орудие продвижения американских интересов, как они их видят. Тут даже странно предъявлять претензии — ну да, политики иностранной державы стремятся продвинуть ее интересы и увеличить ее могущество. А чего бы мы ожидали? Да, политики иностранных держав продвигают их интересы. Не наши же интересы им продвигать. Так оно было и будет, пока существует международная политика, и нам не следует ожидать ничего другого. Это ожидаемо и по-своему нормально. Ненормально другое.

Ненормальна ситуация, когда личные интересы части нашей политической элиты находятся в США, и США могут их эффективно прижать, как только у руководства этой страны возникнет такое желание. Частное лицо, не связанное обязанностями государственной службы, может позволить себе иметь счета в банках иностранных государств и недвижимость на их территории. Потому что если власти той страны захотят использовать это обстоятельство для давления на него, это будет его личная проблема. Когда в таком положении оказываются государственные служащие — это уже проблема государства. Весьма вероятно, что некие аналоги «закона Магницкого» будут приняты в Великобритании и других западных странах — и тогда во власти заинтересованных держав будет не пустить нашу элиту в западные бутики, на западные курорты, отказать их детям от западных школ и арестовать их счета в западных банках. Это значит, что эти державы имеют рычаг давления на людей, которые у нас принимают государственные решения — и можно не сомневаться, что они воспользуются этим рычагом в своих интересах. А кто бы не воспользовался? Если вы даёте другим рычаг для давления на вас, рано или поздно они его непременно употребят — ничего личного, политика. В этом отношении «закон Магницкого» только прояснил реальное положение дел — причём не столько сам закон, сколько реакция на него.

Американские сенаторы решили показать, что у них есть инструмент давления — будете плохо себя вести, вас не пустят на американскую территорию и в американские банки. Реакция Думы выглядит так, будто этот инструмент — чрезвычайно действенный, и некоторые депутаты ведут себя так, будто совершенно выбиты этой угрозой из эмоционального равновесия.

Сделать вид холодный и презрительный, мол, патриотической российской элите лишение американских плюшек никакого огорчения не доставляет, было бы лучше всего. Если вы храните нажитое непосильным трудом в банках иностранных держав, совершенно незачем это подчёркивать.

Но получилось по-другому. Бурная реакция на «закон Магницкого» привлекла внимание к тому, что среди нашей элиты получило распространение житье на два дома, когда доходы извлекаются в одной стране, в нашей, а тратятся (и вкладываются) они в совсем других странах, в частности, в США, и угроза создать проблемы с житьем в этом, втором доме, вызывает крайнее волнение.

Проявлением такого волнения, возможно, объясняется и предложение запретить, в качестве ответа на «закон Магницкого» американцам усыновление русских детей. Пока пишется эта статья, ещё неясно, будет это предложение принято Думой или нет — но уже можно видеть однозначно негативную реакцию со стороны людей самых разных политических убеждений и даже некоторых министров. Попробуем — отстранившись от эмоций — рассмотреть, чем плохо это предложение.

Во-первых, предлагаемая мотивация производит крайне странное впечатление. Если русские дети в США подвергаются опасности смерти и плохого обращения (статистически большей, чем они подвергались бы в России), то почему же об этом понадобилось вспоминать только в связи с «законом Магницкого»? Почему депутаты обеспокоились интересами русских детей — над которыми, по их словам, нависает такая угроза — только после того, как над ними самими нависла угроза лишения доступа к американским банкам? Разве до «закона Магницкого» дети находились в большей безопасности? Почему же депутаты обеспокоились только сейчас? Ведь из этого неизбежно следует, что до сих пор они продавали русских детей в обмен на доступ в американские банки.

Во-вторых, в ряде случаев усыновление за рубеж — и, в частности в США, это единственный способ найти семью и обеспечить надлежащий медицинский уход ребёнку, которому невозможно найти усыновителей внутри страны. Об этом постоянно говорят те, кто имеет дело с больными детьми. Конечно, при прочих равных, желательно, чтобы ребёнок, родившийся в России, рос в семье, получал должную медицинскую помощь и оставался на Родине. Однако в случае, когда на Родине ему невозможно обеспечить семью и уход — а так бывает — лучше обеспечить ему это в другой стране. Лишать детей — хотя бы немногих — последней возможности жить в семье, в отместку за лишение доступа к американским банкам, неэтично. Побороться за допуск к вожделенной Америке и ее банкам, конечно, можно — но зачем же детей втягивать? Они-то тут причём?

В-третьих, положение дел с детской смертностью и преступлениями против детей в России не выглядит благополучным, а усилия депутатов по его исправлению не выглядят напряжёнными. На этом фоне вызванная «законом Магницкого» обеспокоенность усыновлёнными детьми выглядит особенно неправдоподобной, и создаёт впечатление, что депутатам точно также нет дела до каких бы то ни было детей, как американским сенаторам нет дела до каких-либо прав человека. А вот до американских банков дело есть.

Что же делать? Оценивать любые возможные решения, во-первых, с точки их этичности, во вторых, с точки зрения их целесообразности. Предложение запретить усыновление в США в отместку за возможный недопуск в американские банки не является ни этичным, ни целесообразным.

И — что ещё более важно — надо отдавать себе отчёт, что если вы живете на два дома, хозяева второго дома всегда смогут использовать это в своих интересах. И если вы государственный человек, от которого зависит политика страны, вам не следует жить на два дома. Хотите насолить американцам? Выведите деньги из их банков и вложите их в России. Они тут пригодятся.

http://www.radonezh.ru/analytic/17 417.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru