Русская линия
Русская линия Роман Илющенко18.12.2012 

С песней — по жизни!
Размышления после концерта

О Юрии Щербакове и его концерте я узнал от хорошего знакомого — Владимира Танакова: «Сходи, тебе понравится! Ты же, кажется, корнями с Дона, вот и он — донской казак». Вообщем, уговаривал меня Владимир Васильевич недолго…

Юрий ЩербаковПесни для своего репертуара, для своих концертов Юрий собирает в буквальном смысле ногами — ездит по хуторам, деревням юга России, родной сторонушки, Подонья, записывает их у переживших и перевидавших на своём веку многое, бабушек да дедушек. А что те не пережили сами, запомнили из песен петых их сородичами прошлых, почти древних времён. Такой вот экологически — чистой, натуральной продукцией, от самой земли-матушки и питает Юрий свою душу. А потом передаёт это другим душам. Наверное, это и называется популяризацией народной песни.

Фольклор подкупает не только своей неповторимой красотой, душевным родством, но и правдивостью. Цензура не властна над такой песней, донёсшей до нас дыхание давно прошедших событий. По-настоящему народную песню невозможно переписать, переделать, запретить. Она в чём-то может быть эмоциональна, субъективна, но, безусловно, искренна.

Свой концерт Юрий открыл циклом песен, посвящённых войне 1812 года. Тогда донцы-молодцы, едва не пленившие самого Наполеона, прогремели по всей Европе, считай, по всему миру! За шесть месяцев борьбы с оккупантами ими было истреблено более 18 тысяч солдат и офицеров противника, 40 тысяч пленены. Среди них — 10 генералов, 1047 штаб- и обер-офицеров; захвачены 15 знамён, 364 пушки. Но, нет в песнях победителей злорадства, кичения, насмешки, превозношения над побеждёнными — лишь удаль молодецкая, да печаль о павших (казаки потеряли на той войне более 15 тысяч станичников). Не в этом ли и весь характер русского народа, частью которого и является казачество? «Конь боевой с походным вьюком», «За курганом пики блещут», «А кто в Польше не бывал», «Трубочка» — прекрасные, сделанные с натуры песенные иллюстрации картин боя, жизни и бивачного быта того славного времени.

Война для нашего народа значит много. Но она для него не «мать родна», не кормилица, а суровая, выстраданная необходимость. Народная песня из репертуара Щербакова «Боже мой, Боже!» («Зачем же германец объявил нам войну?»), написанная по известным событиям августа 1914 года, схожа с Евтушенковской «Хотят ли русские войны?» Обе они отражают миролюбивую суть русского народа — прирождённого созидателя, лишь по нужде ставшего воином. Войну мы знаем чаще по фильмам, книгам; реже по рассказам ветеранов, которых нынче осталось совсем мало. Кто знает, кто помнит, кто расскажет, какая она была на самом деле — не завуалированная, не отретушированная? В наше время, когда Великую Отечественную войну пытаются исказить, сфальсифицировать путём переписывания истории, передёргивания фактов, появления новых «совершенно неопровержимых доказательств», только песня, сложенная не по заказу партии и правительства, а самим народом, остаётся критерием истины. Но много ли мы слышали, знаем таких песен?

70 лет назад, на Родине Юрия Щербакова происходила величайшая для всех времён и народов — Сталинградская битва. Конечно, не мог Юрий обойти эту героическую дату. Верный себе, он исполнил те песни, которые сочиняли люди — ведь народное творчество не прекращалось и в годы войны! «Утром спозаранку вошли в деревню танки…» «Лети, мой танк крылатый», «Далеко проходит слава…», «Поезд уходит далёко». Они, записанные, а часто и сложенные в казачьих станицах, отражают саму суть страшной войны, фиксирует отношение к ней казачества.

А что такое российское казачество? Это наиболее организованная сила, оказавшая узурпаторам-большевикам ожесточённое сопротивление и которой поэтому была оказана «особая честь» — быть изведённым под корень. Трагедия не грянула бы, если народ русский держался своих традиций, корней. Но, увы, отрыв этот произошёл. «Наш батяня когда помирал» — песня-наказ старого казака своим потомкам об этом. Помним ли мы заветы предков? Храним ли их пуще глаза — держаться своих традиций, веры, песен?

…Я со стыдом вспоминаю то время, когда старшеклассником жил несколько лет у деда с бабушкой и по вечерам ссорился с ними. Из-за чего? Из-за песен. Пожив до этого несколько лет с родителями за границей, полюбил я там «волосатиков» — так дед называл моих тогдашних эстрадных кумиров: «KiSS», «Black Sabbath», «Van Hallen», «Twisted sisters», «WASP», Дио… Как не пытался он отвадить меня от них, как не стыдил, я только посмеивался над его «темнотой», да «врубал» погромче звук. А ведь, когда был ещё дошкольником, мы с дедом танцевали вприсядку барыню, играли на ложках, да пели, укрывшись овчинным полушубком, фронтовые песни… Его давно нет в живых. Набравшись ума-разума, став по настоящему русским, я теперь так же, как мой дед, слушаю забившей весь эфир звуковую и песенную вакханалию и начинаю осознавать весь ужас происходящего. С опозданием понимая, за что меня ругал, о чём так печалился мой дорогой дедушка…

«Мода на мелодию и ритм — запланированная атака на психофизиологические особенности жизни этноса, — считает русский журналист и публицист Ю.Воробьевский. — Это подтверждается теорией этногенеза нашего известного учёного — этнолога Л. Гумилёва, который предложил считать энергетическую концепцию этноса полем специфических биофизических колебаний. На их резонансе или диссонансе основаны, в частности, взаимная приязнь или антипатия народов. Можно предположит, что национальная мелодия — наиболее конкретное проявление этой закономерности». Лезгинка и русская плясовая — наиболее яркие воплощения национальных черт и характеров народов соседей. Лезгинку сегодня запросто танцуют уже в центре Москвы, а вот с русской плясовой проблемы. И надо признаться, не чеченцы с дагестанцами в этом виноваты…

— Вы не хотите повторить судьбу индейцев Америки? — вопрошает тем временем Юрий со сцены зрителей. — Они тоже не сохранили своих песен. Нет? Тогда пойте! Отстаивайте своё право на жизнь. Хотите, чтобы и ваши дети были живы? И Внуки? Пойте вместе с ними, учите их народным песням. Стыдно должно быть русскому человеку «безголосым» — т. е. не знать своих народных песен. Его можно сравнить с безногим инвалидом, собравшимся в путь или с танцором со связанными руками или с воином, вышедшим на битву без оружия…

А мне вспомнились слова знакомого, руководителя Исторической Студии Боевой Песни «ЧинЪ» А. Русанова: «Сможем ли мы, считающие себя русскими, спеть в духовом порыве хотя бы одну песню наших героических предков? Этот надёжный для каждого путь духовного возрождения в песне предлагают нам мудрые века и открывают непреложную истину: лишь героическая музыка — и никакая другая — самый доступный лекарь от апатии. Ибо в боевых песнях сконцентрировалась доблесть и самопожертвование веков. Но нельзя войти в героически звучащее прошлое, оставаясь пассивными слушателями! Следовательно, необходимо проявить настойчивость и самому войти в эту волшебную дверь — Духовное поле прошлого — войти песней, живущей в твоей душе. Сегодня отдавать свои голоса мы обязаны песням, поднимающим Дух нации!»

Народная, русская песня — ещё и замечательное лекарство от уныния и скуки — бичей нашего времени. Спеть такую песню, как вспахать пашенку или пройти с литовкой рядок-другой по колосящемуся полю. Так ведь и поступали наши голосистые, да певучие предки. С песней любая работа спорится. С ней любая работа — в удовольствие, а без неё — тяжкий труд, а то и каторга. «Нам песня строить и жить помогает» — эта крылатая фраза из «Весёлых ребят» ведь не с потолка взята, из жизни. И не обязательно советской, а ещё той — официально тогда отменённой, едва ли не запрещённой.

…А Юрий снял тем временем казачью, одетую набекрень фуражку, надвинул на глаза кепчонку, накинул пиджачок, отставил ногу, осклабился, блеснул фиксой — и уже перед нами не донской казак, а мужичок, отмотавший срок в лагерях и вернувшийся в свою станицу, в «родной колхоз». Это тоже часть нашей истории и часть нашей культуры, а значит должны быть и песни, отражающие этот непростой период. Юрий её не гнушается, не пренебрегает в своём творчестве. «Парень в кепке, а зуб золотой», «Имел я деньги пребольшие», «Не влюбляйтесь в молодость, ребятушки», «Живо-живо, даёшь пару пива». В этих песнях и несчастная любовь, и страдания пропойцы, и смертельная ревность и другие грани проявления нашей падшей натуры. Но, ни в одной из них нет обречённости, ведущей к безвозвратной гибели души — везде есть надежда на её спасение через обращение к Богу, через раскаяние.

Глядя на него, не возможно не залюбоваться, его выправкой, голосом, манерой держаться на сцене. Юрий — счастливый человек ещё и потому, что поёт у него вся семья. Супруга Наталья — настоящая казачка: высокая, статная, чернобровая, да сын Дмитрий — весь в родителя: подтянутый, ловкий, стройный — любо дорого посмотреть. Поющая семья — это образ будущей России. Эту свою мысль могу подтвердить и другими недавними примерами. Познакомился недавно с семьёй офицера спецназа подполковником Михаилом Кузьминым — отцом четверых сыновей. У них есть хорошая традиция. Когда глава семьи уезжает в частые кавказские командировки, они всей семьёй поют песни, которые потом будут согревать всех при долгой разлуке. Большинство из тех песен — народные. Второй пример поющей семьи подсказала жена. Среди её знакомых есть семейная пара ветеранов войны и труда. Воспитали они пятерых детей и ни разу не поругались! В чём секрет? Как только назревала ссора — глава семьи брал в руки гармонь и растягивает меха, а супруга — очень любила петь. Какая же тут ссора может быть? Вместо скандала рождается песня, а следом за ней и мир.

К сожалению, нынешняя Россия в большинстве своём безголосая — потерявшая голос, поющая с чужого. Не отсюда ли в людях агрессия, раздражительность, озлобление, отчуждение, равнодушие ко всему, что их не касается? Все сейчас активно ищут русскую национальную идею, крича о патриотизме, говоря много правильных слов. Кому верить?

На самом деле тест на патриотизм должен быть максимально прост — знание своих народных песен, своих корней. Это и есть объединяющая всех русская национальная идея. А если, считающий себя русским, человек никак не реагирует на русскую же песню, на танец, то он духовно мертв и является всего лишь живым трупом или биороботом с инстинктами. Настоящий русский человек не может быть ни роботом, ни рабом, потому что поющий, всегда внутренне свободен, раскрепощён, а сама песня — это проявление и путь к свободе! Не может быть он так же и неверующим, ибо он со-творец Богу, создавшего Мир, по свидетельству Библии, Словом, Голосом, а может быть Песней?

Так запоём все вместе, вслед за Юрием Щербаковым, отбросив наше «безгласие» — молчаливое, жующее равнодушие, ложную скромность и фальшивую стеснительность. Тогда и возродится, и проснётся наша Матушка-Россия! Смелее, с песней — по жизни!

Подполковник запаса Роман Илющенко, независимый журналист

http://rusk.ru/st.php?idar=58600

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru