Русская линия
Православие.RuПротодиакон Андрей Кураев30.10.2000 

ЭСТОНСКИЙ ИНЦИДЕНТ — ЭТО ПРОДОЛЖЕНИЕ УКРАИНСКОГО КОНФЛИКТА

Мы попросили прокомментировать ситуацию в Эстонии дьякона Андрея Кураева. В устной беседе отец Андрей поделился своим видением этой проблемы.
Мне представляется, что cитуацию в Эстонии невозможно рассматривать вне контекста событий, происходивших этим летом на Украине. В июле 2000 года последовал ряд действий, который явственно приближал Вселенский Патриархат к украинским католикам-автокефалистам. С одной стороны, прозвучали заявления Константинопольского Синода о том, что Украина является его собственной канонической территорией, что он не признает событий XVII века — вхождения Украины в состав России и считает Киев своей митрополией с правом принимать здесь те или иные решения. С другой стороны, представитель Константинопольского Патриархата участвовал в «Соборе самостийников», украинских автокефалистов, и формально он сейчас даже возглавляет одну из ветвей украинского раскола.
Эти события предшествовали нашему Архиерейскому Собору, который проходил в августе. Это были явно провокационные действия в ожидании нашей реакции. На Юбилейном Архиерейском Соборе не произошло столкновений между украинскими и российскими архиереями — Собор проявил единодушие: подтвердил, что подавляющее большинство православного населения на Украине желает канонического единства с Москвой и не признает вмешательства Константинополя. После этого Вселенский Патриархат сделал некоторый обратный ход: дескать, вы нас неправильно поняли, мы не то имели в виду.
Теперь нечто аналогичное, только в более резкой форме, происходит в Эстонии.
Мы все, конечно, являемся наследниками Византии. Культура Византии — очень тонкая, это язык символов и жестов. Когда мы видим, что Константинопольский Патриарх приезжает в Эстонию, не поставив об этом в известность ни Российского Патриарха, ни местную епархию Православной Церкви, то на языке византийского этикета и на языке канонического права это означает совершенно неприкрытый акт агрессии. Зачем это нужно? Здесь, конечно, можно только гадать. Зачем нужно столь демонстративное неканоническое поведение Константинопольского Патриарха?
Я предполагаю, что это связано не столько с ситуацией в Эстонии, сколько с ситуацией на Украине. Если сейчас со стороны нашей Патриархии последуют резкие действия, а не просто заявления и призывы одуматься, если снова будет прервано евхаристическое общение между двумя Патриархатами — как ни странно, это сможет развязать Патриарху Варфоломею руки. Тогда он сможет сказать: раз между нами нет евхаристического общения, то мне все равно — что Филарет Денисенко, что Патриарх Алексий, и мы вольны принять в свою юрисдикцию кого угодно на Украине. Поэтому я думаю, что при выстраивании нашей позиции в Эстонии важно помнить, какой это может иметь отголосок на Украине.
А в целом, эти очень серьезные события — независимо от того, чем кончится эстонский инцидент или кризис на Украине — на рубеже тысячелетий заставляют нас задуматься, заново осмыслить, что же есть Православие. Очевидно, что традиционная схема, согласно которой Православие есть единодушие четырех Восточных Патриархатов, — эта схема перестает быть опорой, а становится гирей, которая может нас затянуть в болото. Если представители Восточных Патриархатов будут идти тем же путем — в смеси крайнего национализма и крайнего экуменизма — то нам придется вспомнить, что Православие связано не с почестями отдельных градов: Рима или второго Рима, Константинополя, а с верностью церковным канонам и учению Святых отцов.

Справка:
Варфоломей I (Димитриос Архондонис) — Архиепископ Константинопольский и Вселенский Патриарх родился в 1940 году на турецком острове Имврос. Школу закончил в Стамбуле, богословскую школу — на острове Халки. В 1961—1963 гг. служил офицером в турецкой армии. Дальнейшее образование (церковное право) получил в Швейцарии и Мюнхенском университете. Доктор богословия Папского Восточного института в Риме.
В 1973 году возведен в сан епископа и назначен митрополитом Филадельфийским, а в 1990-м — Халкидонским. С 1991 года — архиепископ Константинопольский и Вселенский Патриарх.
В 1993 году нанес первый официальный визит Русской Православной Церкви. В Эстонии впервые.
Константинопольская Православная Церковь — поместная автокефальная Церковь. Резиденция Патриарха — Стамбул. На территории Турции имеет 1 архиепископию и 4 митрополии. В странах Азии, Америки и Австралии — 23 епархии. Для сравнения: Элладская Православная Церковь имеет 1 архиепископию и 77 митрополий, 800 храмов и 200 монастырей. Русская Православная Церковь — свыше 100 епархий, возглавляемых епископами, архиепископами и митрополитами.
В настоящее время в Православии имеется 15 автокефальных (самостоятельных) Церквей: Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская, Русская, Грузинская, Сербская, Румынская, Болгарская, Кипрская, Элладская, Албанская, Польская, Чехословацкая, Американская.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru