Русская линия
Всемирный Русский Народный Собор Ирина Ушакова08.12.2012 

Режиссёр Валерий Тимощенко: Деревню не надо спасать — в ней надо жить

Новый документальный фильм Валерия Тимощенко называется «Трезвитесь!» и он продолжает его предыдущие картины — «Одинокий рай», «Русский заповедник», «Георгий». Призыв создателей фильма: «Трезвитесь!» — содержит, конечно, не только антиалкогольный смысл, но зовет к пробуждению трезвости разума, побуждает к бодрствованию духа. Герои этого фильма — жители самой бедной деревни Жарки в самой бедной области — Ивановской. Но для режиссёра важно показать не материальную нужду и недуги своих героев, но увидеть их стремление к обретению смысла жизни, или, по словам Николая Бурляева, их «стремление к небу».

Валерия Тимощенко упрекали не раз, что своим циклом фильмов о русской деревне он создает некую «идиллию», которая не соответствует реальности. А реальность такова, что современная русская деревня практически умерла. Тимощенко и его главный герой — отец Виктор видят проблему иначе. Для них деревня и жизнь на земле не может быть никакой иной, кроме как подлинной. «Деревню не надо спасать — в ней надо жить», — говорит в фильме отец Виктор.

В центре фильма — отец Виктор и трудовая жизнь его прихода. Прихожане — люди запутавшиеся, заблудшие, часто — пьющие, но прибившиеся в Жарки и обретающие здесь и смысл, и жизнь. Священник помогает людям, попавшим в алкогольную зависимость, и спасает их от погибели не только физической, но и духовной. Мы знаем, что позиция Церкви и позиция врачей в этом вопросе иногда не совпадают: Церковь — это, по словам батюшки, не реабилитационный центр, она дает нечто большее, полагая, что болезнь эта (алкогольная зависимость) лечится через оздоровление духа и часто имеет причины тоже духовные. «Это лучшие люди, — говорит о своих героях Валерий Тимощенко, — потому что они по-настоящему понимают, что они несовершенны». В фильме мы как раз и видим, что люди осознают свою беду и болезнь, и совершают личный маленький подвиг, борясь с ней.

Отец Виктор — герой и других фильмов режиссера, например, фильма «Русский заповедник», не раз говорил, что люди пьют, потому что у них нет возможности полноценно работать. Отсутствие работы дает человеку «ощущение ненужности», какой-то необязательности в жизни. Вот и работает он сам, и работают прибившиеся к нему люди вместе с деревенскими на земле, обзаведясь при этом всякой живностью, какая положена в крестьянском подворье. Трудно. Всем трудно. Но они не жалуются, а радуются.

«Крестьянский труд, — говорит священник, — намоленный, благодатный. Он благодатен постольку, поскольку является исполнением заповеди: „В поте лица твоего будешь есть хлеб“. Этот труд — служение, а не функционирование. Кто знает, тот подтвердит, как отдыхает совесть, когда человек трудится на земле: косит траву, доит корову, убирает навоз и прочее. Вроде бы однообразная физическая работа, но, повторяю, — намоленная. Труд как молитва, а молитва как труд. Совесть чувствует себя как рыба в воде, это ее „среда обитания“ — смиренный молитвенный труд. А когда крестьянин отсечен от земли, то земля зарастает бурьяном да чапыжником». Отец Виктор считает неправильным, что нашим крестьянам внушается мысль, что они — «неэффективные собственники», а потому «картошку везут из Польши, мясо из Австралии…».

Он-то на опыте труда и жизни своей маленькой общины знает, что это не так. И главному герою этого документального фильма, и режиссеру больно, что «если раньше, проезжая по СССР, можно было повсюду увидеть храмы с покосившимися или вообще снесенными куполами, то сегодня горестную картину являют собой коровники с выбитыми окнами и проваленными крышами». Деревенский священник отец Виктор Салтыков умеет видеть мир христианским взором, а потому часто сказанное им звучит для нас парадоксально, но и удивительно глубоко: «Крестьянин без труда — это как женщина без материнства».

Сегодня в западном мире появилось новое течение, — называется оно дауншифтинг (downshifting). Люди отказываются от карьеры, отказываются от высокооплачиваемой, но изматывающей и занимающей все время работы, отказываются от карьерного бега ради более спокойной жизни. Наиболее радикальное крыло этого течения — это те, кто вообще «выходит из глобальной цивилизации», навязываемой ею «философии успеха» и ритма жизни в «беличьем колесе». Отец Виктор считает, что перенесение деревни в город, когда не меняется уклад жизни, но меняется только вид из окна — вряд ли может что-то существенно решить. Но отказ от «жизни для корпорации» и начало «жизни для себя» все же может рассматриваться как тенденция, о многом говорящая. Просто приехать в русскую деревню природы ради можно, но нужно понимать, КУДА ты попадаешь. «Когда человек приезжает в русскую деревню, — говорит отец Виктор, — он попадает на огромное открытое пространство, поселяется на границе Беспредельного». Жизнь в деревне сегодня теплится там, где есть храм. Обращаясь к Богу, человек обретает и веру в себя, в свои силы. Город выманил деревенского человека. А что он ему дал?

Когда смотришь фильм Валерия Тимощенко, действительно, возникает ощущение, что вокруг отца Виктора идет какая-то очень правильная жизнь, которой мы, успешные и деятельные, во многом лишены. Вот только так бы хотелось, чтобы город вернул деревне долги — вернул их сторицей. Чтобы были у живущих в ней пусть деревянные, но крепкие и добротные дома, чтобы была техника, помогающая человеку (тракторы всякие небольшие, берегущие силы), ведь пока что мы видим, что все поменялось в мире, только жизнь русского крестьянина не поменялась (и это хорошо!), если жить и работать на земле по совести.

И завершить размышления о главное герое фильма — отце Викторе хочется его собственным рассказом, столь метким и характерным для его христианского восприятия мира: «Лет пятнадцать назад мы с моим другом, отцом Максимом, попали в одно глухое место, которое называется Южа, — там леса да болота. И вот стоим мы на полуразрушенной вандалами местного племени автобусной остановке, на грунтовой дороге. А рядом — две пожилые женщины. Отец Максим, тогда еще молодой священник, говорит им: «Какая у вас тут глухомань!». Женщины очень удивились: что, мол, значит — глухомань? Отец Максим им пояснил, что глухомань — в смысле далеко. И тогда они спросили: «А откуда далеко?». История эта запала в душу отца Виктора. Он-то знал, что Церковь всегда дает ощущение близости к Богу. Наверное, эти женщины, спрашивая «откуда далеко?», и задали самый главный вопрос. Если в деревне есть храм, если в храме во время литургии Сам Господь присутствует незримо, то сразу ясно, где центр жизни. «И человек, — говорит батюшка, — вкусивший этой благодати, в первую очередь ощущает себя в центре жизни, а не где-то в глухомани, захолустье или на обочине».

Вот и живут они, герои фильма Валерия Тимощенко, в центре жизни, хотя и в самой бедной деревне России.

P. S. Фильм Валерия Тимощенко «Трезвитесь!» в этом году стал лауреатом премии Международного кинофорума «Золотой Витязь» в номинации «Документальное кино». А создатели фильма Валерий Тимощенко и о. Виктор Салтыков намерены приступить к работе над следующими вдумчивыми и жизнеутверждающими картинами. «Нам есть, что делать», — говорит отец Виктор.

http://www.vrns.ru/projects/52/594/#.UMLxTSCCyUT

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru