Русская линия
Нескучный садЕпископ Пантелеимон (Шатов)05.12.2012 

Епископ Пантелеимон о семье и браке
Часть 1

— Кто главный в семье?

 — Недавно ко мне пришла одна женщина и я ее спросил: Епископ Пантелеимон (Шатов)«А кто у вас главный?» Она говорит: «Ну, вообще-то я. Только вы мужу ничего об этом не говорите, он думает, что он». Мне кажется, если женщина так делает, она права. Она может быть инициатором, вдохновителем, она может быть любящим началом, которое призывает к добру. В этом смысле она — главная. А муж главный в том, что он принимает решения, руководит женой. Так что женщина должна тоже это понимать.

— Есть ли в семье разделение на мужские и женские обязанности?

 — Конечно, мужчина есть мужчина, женщина есть женщина. Посмотришь на них, и сразу это видно, все-таки они отличаются друг от друга. У них особые характеры: женщина любит поговорить, мужчина любит помолчать, мужчины по определению более сильные, чем женщины. Мужчина улаживает ссоры с соседями, женщина, наоборот, их инициирует, может быть. Но, конечно же, это общие слова и они не всегда в жизни оправдываются. Бывают исключения. Бывают женщины, которые сами все делают по дому, а бывают мужчины скандальные, капризные и бестолковые. Бывают женщины молчаливые и скромные, а бывают и мужчины разговорчивые, болтливые. Разные бывают случаи.

Сейчас вообще различия стираются у людей, к сожалению. Человек теряет свою красоту. Я все время говорю о том, что все-таки василек есть василек, ромашка есть ромашка. Сделай из них гибрид — ничего хорошего не получится, они красивы своей удивительной, неповторимой красотой, они дополняют друг друга. Поэтому должно быть такое дополнение в семье. А какие-то обязанности, конечно, могут различаться. Но сейчас, когда люди живут в квартирах, не в селе, когда не нужно дрова рубить, не нужно печку топить, пироги печь, муж и жена могут пойти в магазин, муж и жена могут помыть посуду, если нужно.

— Нужно ли супругам молиться вместе?

 — Есть разные практики. Я думаю, что молиться вместе необязательно. Можно помолиться вместе перед отъездом в путешествие. Можно помолиться вместе, поблагодарить Бога о даровании ребенка. Можно помолиться и попросить о здравии близких родственников, или при каких-нибудь стихийных бедствиях, может быть, помолиться об упокоении члена семьи, если это случилось. Но все-таки у человека должна быть возможность наедине побыть с Богом. Ведь в Евангелии Господь прямо говорит, что «когда молишься, зайди в твою комнату и помолись там втайне». И вот эта тайная молитва необходима и должна присутствовать в жизни каждого человека. Хотя некоторые супруги читают правило вместе, приглашают детей. Так что тут конечно возможны разные варианты.

— Нужен ли супругам общий духовник?

 — Конечно, лучше, когда у мужа и жены один духовник. Об этом пишет старец Паисий Святогорский, конечно, это очень хорошо. Но не всегда это возможно. Бывает, что связь с духовником очень тесная, человек привыкает к духовнику и поменять духовника не может. Бывает, что духовник другого супруга не устраивает какими-то своими качествами и человек хочет остаться у своего духовника. Хорошо, когда духовники одной школы, когда они оба исповедуются у одного старца какого-нибудь, когда оба окормлялись у какого-нибудь старца. Когда у них есть общий духовник, у духовников, или один из них является духовником другого. Когда они находятся в духовном родстве. Это облегчает задачу. Если же духовники не принадлежат к одной школе, если они служат в разных храмах, если у них разные взгляды на то, как нужно готовиться к Причастию, разные взгляды на то, как нужно жене вести себя во время беременности, скажем, разные мнения о том, как нужно читать молитвы дома, то могут возникнуть некоторые противоречия.

А что решать с духовником и что с мужем. Если просто сказать, то с духовником нужно решать все духовные вопросы, и муж, конечно, не должен в это вмешиваться. Сколько жена читает молитв, как она готовится к Причастию, какие книги духовные она читает, как она часто ходит в церковь. Он может высказывать свои желания, но не может на этом настаивать. А вот что приготовить на обед, сколько раз подметать пол в течение года в комнате, на это муж может указать жене. И жена тоже может сказать мужу: «Вынеси мусорное ведро», и не обязательно брать благословение духовника. Попросить его это сделать, или пойти с детьми погулять — в этих житейских обстоятельствах они должны друг друга слушать, друг другу помогать. А духовные вопросы должны решать с духовником. Не все, что жена говорит духовнику на исповеди, она должна говорить мужу. Потому что есть грехи, которые муж, может быть, не поймет. Не всегда это бывает полезно в духовной жизни.

— Насколько откровенными нужно быть супругам между собой?

 — Ну здесь, конечно, нельзя быть таким простым и все рассказывать, иная простота — она хуже воровства. Не нужно говорить подробно о тех грехах, которые были до брака, я думаю, не нужно говорить о грехах своих вообще, наверно, супругу или супруге, нельзя жене поисповедоваться, сказать: «Ты знаешь, я вот на тебя смотрел сегодня, думал, какая ты все-таки некрасивая стала». Или там: «Ты знаешь, мне так хотелось тебя сегодня ударить за то, что ты так капризничала». Вот это все нужно говорить на исповеди, каяться перед Богом на исповеди, а жене конечно такого говорить нельзя. Или жена не должна мужу говорить: «Я вот смотрю на тебя и думаю: „Вот сосед у меня, какой работящий, все дома делает, зарабатывает сколько“, а вот ты, что ты не можешь другую работу найти?». Конечно, такого говорить не нужно.

Но с другой стороны муж с женой должны делиться своими переживаниями, должны доверять друг другу какие-то свои секреты. Помню, замечательный старец святой, отец Павел Троицкий, мне как-то писал в письме: «О том, что происходит у тебя в храме (у меня тогда в храме были сложные отношения с настоятелем, сложная приходская жизнь у нас) ты тихонечко можешь Сонечке рассказать, и больше никому об этом не говори». Конечно, когда есть человек, с которым ты можешь поделиться бедой, радостью, все рассказать, конечно это очень хорошо, семья для этого, наверное, и существует. Единственно нужно избегать тем, которые могут породить какое-то разделение, непонимание. Если мужу что-то нравится, а жене нет, лучше пусть об этом не говорит. Или жена любит… ну не знаю что, фигурное катание… а муж терпеть не может, пусть она лучше про это поговорит с соседками. Как-то надо быть очень осторожным, чтобы единство — оно укреплялось в течение жизни, а не разрушалось какими-то необдуманными словами.

— Как супругам поститься?

 — Поститься нужно всем вместе в семье, по какой-то договоренности. Очевидно, тут нужно быть снисходительными друг к другу и равняться на слабейших. Я в этом смысле был очень грешный человек, я, помню, начинал свое служение в сельском приходе. И была первая седмица Великого Поста и я решил строго поститься, вообще ничего не есть или на хлебе — на воде. И вдруг прихожу домой с гостями, которые приехали туда, а жена сделала какое-то вкусное постное блюдо, а я, помню, сразу насупился, сразу так внутренне на нее рассердился. Ну, думаю, вот, хотел попоститься. Но она же с любовью это сделала, я, конечно, был глубоко неправ. Тут нужно быть осторожнее. В отношении поста супружеского, если они вступают в брак христианский, они должны заранее решиться на то, чтобы соблюдать этот пост, здесь можно, конечно, просить другого о соблюдении поста. Если же они долго жили долгое время в браке, у них сложились какие-то отношения, какие-то традиции, и вдруг муж или жена решили, что они меняют эти отношения, потому что пост, потому что к причастию надо готовиться, тут они будут глубоко неправы. Потому что нужно сначала мужа или жену привести к вере своим подвигом молитвы, радостью, любовью, а потом уже возлагать на него какие-то дополнительные бремена.

— Можно ли планировать рождение детей?

 — Мы живем в каком-то смысле в страшное очень время. Во время, когда забываются все правила благочестивой жизни. Нарушаются все обычаи благочестивые, которые были. У нас в стране и во всем мире идет распад семьи. Во всем мире человек начинает жить сам для себя, забывая о том, что он создан для того чтобы служить, жить для других. И на самом деле брачные отношения супругов — они Богом установлены для того, чтобы рождались дети. В наше время, к сожалению, так делают не только люди, далекие от Церкви, но делают церковные люди! Так делают даже священники! И пропагандируют свой взгляд среди паствы. Разрешают своим пасомым разными способами уклоняться от деторождения, и сами поступают точно так же. Я боюсь, что это приближает конец этого мира очень сильно. Потому что люди, которые допустили супружеские отношения между собой, они делают это не ради собственного удовольствия, хотя, конечно, получают, радость. Но цель все-таки не радость, цель — рождение детей! Вот какая цель.

Бывает, что у супругов не может быть детей по каким-то причинам. Эти отношения сохраняются в браке, тогда не являются грехом. Такой промысел Божий об этих людях. Хотя иногда бывает, что после долгих лет супружеской жизни вдруг появляются дети, хотя вроде бы их быть не должно. И отношения в этом случае допустимы. Есть и другая сторона у этих отношений, они соединяют супругов воедино. Они нужны как-то людям, которые живут в браке, не могут люди жить рядом и не иметь таких отношений, это подвиг, который возможен был только для святого праведного Иоанна Кронштадтского. Даже жена его этот подвиг не выдерживала.

И ребенок — это не просто воспроизводство человеческого рода. Ребенок — это третий человек в семье. Мы верим в Бога Троицу. Потому что три — это множественное число. Два — это двойственное число. И между двумя есть какие-то особые отношения. Они друг друга любят, соединяясь в одно. Но нет третьего, которого они бы могли любить вместе, которому они могли бы вместе служить, ради которого они могли бы жертвовать даже друг другом. К которому они не ревновали бы друг друга. Это новая степень отношений, очень важная, в семье. Некоторые говорят: «Ну, конечно, в браке должен быть ребенок. Но почему так много? Что ж каждый год рожать, ну куда это?» Я всегда вспоминаю древних римлян, когда речь идет о контрацепции. Они очень любили покушать. Но, конечно, не могли съесть много всего сразу. Попробуйте, когда вы голодны, вы съели одно, второе, третье, четвертое, пятое, шестое, и все. Чувствуешь, уже не можешь. А хочется съесть еще чего-нибудь. И что они делали? Ну, два пальца в рот, и так несколько раз.

Церковь празднует Зачатие Пресвятой Богородицы, Зачатие святого Иоанна Предтечи. Эти отношения не греховны, как некоторые думают, но исказить эти отношения — это есть грех. Они этим искажаются, тем, что препятствуют, предел полагается деторождению. Они обессмысливаются, они теряют смысл, и по-другому люди к ним относятся. Люди, которые вступают в эти отношения без мысли о ребенке, без мысли об ответственности, о трудности его воспитания — они выхолащивают как бы себя, они убивают свою душу в каком-то смысле, свою душу делают себялюбивой, сластолюбивой. Они совершают грех, грех очень тяжелый. Детей в браке должно быть столько, сколько Бог даст. В жизни всегда так: радость всегда сопутствует какому-то страданию. Какое-то страдание всегда связано с какой-то радостью. Соединено это в жизни. И здесь, в этих отношениях супружеских, в которых есть некая скорбь — об этом пишет апостол Павел — он говорит, что он желал бы, чтобы девушки не выходили замуж, потому что в браке есть некая «скорбь по плоти». Это, может быть, тяжесть вынашивания детей, рождения детей, может быть, трудности в супружеских отношениях сами по себе, там тоже могут быть какие-то сложности. Но все-таки скорбь какая-то присутствует.

Стараться таким образом избежать рождения детей, вынашивания детей, еще чего-нибудь такого — это конечно есть очень тяжелый, нехороший грех. Я таким людям даже не разрешаю причащаться. Я не могу таких людей причащать, не могу их исповедовать. Если каждый год в семье рождается ребенок, то каждый год в ней появляется ангельское существо. Каждый год появляется новая радость. И дети — они же все разные. Это просто удивительно. Каждый новые ребенок — такой, какого не было никогда на свете. Это новая совершенно личность, новая Вселенная, новый участник вечной радости Божественной. И лишить себя этого — это грех. Лишить человека возможности родиться через эти отношения — это тоже конечно же грех. Это грех, который искажает семейные отношения. Семья, в которой муж и жена препятствуют рождению детей — это не семья, а какое-то блудное сожительство, я бы так даже сказал. Они скажут: «Вот, у нас уже есть дети». Когда-то была семья, а сейчас они вступили на какой-то другой путь жизни. Этим искажаются отношения, искажаются отношения с Богом. Потому что есть Божие повеление: «Плодитесь и размножайтесь», так Бог сказал в Библии Адаму и Еве, когда они были поселены на этой земле. Эта заповедь не отменяется Богом. Как можно вмешиваться в Божественный промысел о мире?! Должно быть все больше и больше людей. До перенаселения еще нам далеко. У нас на Дальнем Востоке 1 человек на квадратный километр. До этого очень далеко, до перенаселения. Что не хватит денег, не хватит ресурсов — но все семьи, которые рожают детей, знают эту радость, которая есть.

Люди сейчас так живут, так много едят, так много уничтожают пищи — выбрасывают ее, так много одежды меняют каждый год, так много изощряются во всяких своих выдумках, что это глупость, конечно, что не хватит средств, чтобы ребенка прокормить. Конечно, это некоторое утеснение себя. Я знаю многодетные семьи, у которых главная проблема многодетных семей — это маленькие квартиры. Нет жилплощади. Это действительно проблема. Но мы привыкли жить шикарно, просторно, но я помню, как мы жили раньше, тоже жили перенаселенно. Коммунальные квартиры и все такое прочее. Жили, ничего, ничего страшного не было. Так что к этому можно привыкнуть, а радость общения в семье, единой, большой — это радость, которую ничто другое не заменит. И когда детки вырастают, когда рождаются внуки, получается большая семья, одна большая дружная семья, она учит человека любви, учит человека отношениям друг с другом, она является источником радости, это сильная семья, которая всегда поможет своим членам.

Если бы были многодетные большие семьи, если бы их связывали узы любви, кровной, кровного родства, тогда не было бы у нас ни детских домов, ни домов престарелых. Конечно, это все такие резоны, которые высказывают для людей, которые мыслят какими-то общественными категориями. Когда человек живет сам для себя, он думает: «Ну, а что?», но здесь тоже происходит некое искажение. Человек лишает себя, свою жизнь очень важной составляющей. Раз ты решился идти на брак, на брачную жизнь, ты должен рожать детей. Это твой крест, как монах — решился быть в монастыре, это радость удивительная, но это и крест, и служение. И здесь то же. Жизнь с этим грехом, она, конечно, портит душу.

— Как воспитать в православной вере детей?

 — Мне всегда хочется спросить у людей, которые задают этот очень трудный, важный, интересующий многих вопрос, а как они воспитывают в православной вере себя? И даже так можно сказать: а воспитали ли они себя в православной вере? Достигли ли они святости? Исцеляют ли они больных возложением рук? Воскрешают ли умерших? Говорят ли на иных языках? Или им нужно, чтобы поговорить с англичанином, записаться в какую-нибудь школу? Не получается по-другому. Главное, что мы должны сделать в этой жизни, это самих себя воспитать в вере. И если человек этим занимается, он сумеет помочь своим детям. Не воспитать их, как он воспитывает самого себя, потому что к самому себе он может применить способы, которые не будут применимы к детям. Но он сможет им помочь, если они захотят в сознательном возрасте остаться с Богом, остаться со Христом. Если же он сам себя не воспитывает в вере, то ребенка он научить этому не сможет. Или ребенок вырастет в вере вопреки тому, как живут его родители. Чтобы научить ребенка рисованию, можно отдать его какому-нибудь гениальному художнику, учить играть на скрипке — можно отдать его в музыкальную школу. Я не умею играть на скрипке — вот мой ребенок — хочу научить его играть на скрипке — он научился. Но воспитать ребенка в вере самому при этом не воспитывая себя и не прикладывая к этому основных усилий, конечно, невозможно.

— Что делать, если из-за работы не хватает времени на семью?

 — Семья, конечно, важнее всякой работы. Человек работает для того, чтобы содержать свою семью, чтобы в семье было радостно, хорошо, спокойно, все-таки семья — это главное, а не работа. Хотя, конечно, бывает работа, которая становится служением. Когда мужчину рукополагают во диакона, он даже снимает по обычаю Русской Церкви обручальное кольцо с пальца, и поют те тропари, что пелись при венчании, только в обратном порядке. Можно сказать, что это напоминает некое развенчивание. На самом деле это не так, это не развенчивание, это венчание Церкви, и он, будучи повенчан Церкви, не так уже может помогать своей жене. Жена должна помогать ему. Поэтому быть матушкой, быть женой священника, это очень тяжелый крест, очень трудное служение. Так что, если жизнь для человека является служением — жизнь военного, он служит родине, полицейского (хотя их ругают все время), но все-таки какая-то ситуация, он вышел на дежурство, сутки находится, двое. Послали в какую-то горячую точку, потому что там нужно наводить порядок. Тут как семья ни просит, что семья ни делает, все-таки это очень важное служение. Но в этом случае нельзя, конечно, тоже забывать о семье, и если работа препятствует семейному миру, благополучию, воспитанию детей, надо искать такую работу, которая бы этому не мешала.

Это очень трудно бывает сделать, но нужно знать какую-то меру в погоне за деньгами, в делании своей карьеры, для женщин. Один мой знакомый батюшка был как-то на съезде деловых, очень современных женщин, которые обсуждали какие-то проблемы, и вот, когда он обратился к ним с речью, он сказал: «Ну вот положа руку на сердце скажите, дорогие женщины, вот если б вам предложил руку и сердце какой-нибудь замечательный человек, оставили бы вы это свое общественное служение, свою карьеру, согласились бы с ним жить, его любить, растить детей?» Как-то он им так сказал, что они даже зааплодировали.

Конечно, особенно для женщины семья должна быть гораздо важнее, чем работа. Мужчина призван к какому-то общественному служению, его жизнь может быть посвящена каким-то иным целям. А женщина, если она вступает в брак, конечно, должна понимать, что она отдает себя именно семье, особенно, когда есть дети. Если детей нет, это особый случай. Что же ей, сидеть дома, при современной жизни, что она будет делать? Обед варить, каждый раз готовить новое меню, конечно, ей скучно станет, неинтересно. Она должна чем-то заниматься, быть врачом, учителем, медсестрой, директором, но если есть дети, конечно, женщина должна быть в семье, заботиться прежде всего о детях, нельзя их отдавать на воспитание кому-то, нельзя брать няню в дом, а самой уходить на работу. Можно взять няню, когда много детей, но вместе с няней заниматься их воспитанием. Семью все-таки женщина покидать не должна.

— Чего нужно бояться в семейной жизни?

 — Нужно бояться размолвок, нужно бояться обидеть друг друга, нужно бояться обременять друг друга, быть в тягость друг другу, не научиться любить другого, нужно бояться потерять любовь. Конечно, чего-то нужно бояться.

http://www.nsad.ru/articles/episkop-panteleimon-o-seme-i-brake-chast-1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru