Русская линия
ТрибунаЕпископ Пантелеимон (Шатов)27.11.2012 

«Без веры мы не сможем возродиться»

Можно ли научить современное общество добру и милосердию? Епископ Пантелеимон (Шатов)Как преодолевать страдания и почему они помогают людям стать лучше? Почему важно «не просто строить храмы, а наполнять их жизнью»? Об этом и многом другом в интервью газете «Трибуна» рассказал председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон.

— Вы являетесь руководителем Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви. Расскажите, пожалуйста, об основных направлениях работы отдела. Сотрудничаете ли Вы с другими социальными службами, с благотворительными фондами?

 — Направление работы отдела соответствует группам людей, нуждающимся в нашей помощи, то есть зависит от того, кому и какая помощь требуется. Так, у нас есть направления по работе с бездомными, направление по работе с детьми, по помощи в ЧС. Ведем работу с людьми, страдающими алкоголизмом и наркоманией. В общем, стараемся оказать помощь всем, кто в ней нуждается. Работы много. Конечно же, мы сотрудничаем с другими благотворительными организациями, с органами опеки, социальными работниками. Нам очень помогают наши волонтеры.

Недавно в Смоленске провели благотворительную акцию — «Подари дрова». Мы попросили социальных работников Смоленской области дать нам списки людей, у которых на зиму не хватает дров. Оказалось, что в 472 домах не хватает средств на покупку дров. Мы стали собирать деньги. Откликнулось огромное количество людей. Перечисляли деньги, старались помочь, кто как мог, писали утешающие слова бедным старушкам, которые прожили страшный XX век. Акция завершилась даже раньше, чем мы планировали: удалось обеспечить дровами всех, кто в них нуждался. Со всеми церковными социальными службами у нас есть те или иные контакты. Конечно, взаимодействуем и с другими фондами и организациями.

— Церковь, и Ваш отдел в частности, активно оказывали помощь пострадавшим от наводнения в Краснодарском крае. Как сейчас обстоят там дела?

 — Сейчас дела там обстоят неплохо, правда, есть и сложности. Не все пострадавшие от наводнения могут получать помощь от государства. Например, есть случаи, когда жилье не было оформлено, то есть люди не были прописаны, поэтому у них возникли определенные проблемы. Другой пример. Семья из нескольких человек, получив помощь на каждого члена семьи, может позволить себе как-то отремонтировать жилье, ну, а если человек одинокий, то, конечно, денег на ремонт, а тем более на строительство нового дома, ему не хватит точно. Поэтому сейчас в Крымске работают наши волонтеры, которые выясняют ситуацию и вместе с епархией находят тех людей, которые особо нуждаются в помощи. Этим людям мы выделяем средства на покупку или ремонт жилья. Также волонтеры при нашей финансовой поддержке занимаются просушкой пострадавших от наводнения домов.

— Сегодня наше общество охвачено жаждой потребления и наполнено эгоизмом. Почему так происходит? Не означает ли это, что общество катится в бездну?

 — Россия всегда жила Православием. Православие было основой жизни страны, основой культурной, основой нравственной и даже государственной. Вся жизнь России строилась на православной вере. И когда она людьми была потеряна, мы остались без станового хребта российской жизни. Ни поднятие экономики, ни военная мощь, ничто не поможет, если не будет возрождения веры в людях. Без этого Россия не сможет возвыситься, без этого Россия просто погибнет.

— К сожалению, даже сегодня еще не так много людей ходит в Церковь…

 — Мало только ходить в храм. Этого недостаточно. Если каждый человек, который верит во Христа, если каждый человек, который считает себя православным, будет не только ходить в храм, но и жить по евангельским правилам, если каждый человек будет совершать дела милосердия и не будет равнодушным, — тогда и только тогда мы сможем вернуть величие России. Обязательно нужно строить новые храмы, и не просто строить, а наполнять их жизнью. <…>

— Возможно ли научить современного человека милосердию, добру?

 — Конечно, можно и нужно.

— Как это сделать?

 — Например, в Смоленске наши добровольцы пришли в медицинский колледж, где показали учащимся небольшие видеоролики о детях, которые нуждаются в помощи, о ситуации в больницах. И девочки, и мальчики, ученики этого колледжа, не воспитанные в вере, не ходившие в церковь на исповедь, но крещенные, так вот многие из них после просмотров роликов плакали. Более того, многие из них пришли к нам и сказали, что хотят помочь этим людям.

Понимаете, просто говорить о милосердии, «давайте будем милосердными», не имеет смысла, лучше уж ничего не говорить. А если рассказать о беде этих людей, людей, находящихся за стенами социальных и медицинских учреждений, закрытых в своих квартирах, на которых никто внимания не обращает, если наглядно показать это, то, конечно же, люди не испорченные, желающие творить добро, без сомнения, отзовутся.

Пример Смоленска, где дети, казалось бы, далекие от Церкви, нормальные, современные ребята, любящие рэп, показал, что души-то у них хорошие, они не до конца испорчены. Обязательно надо идти к таким людям, надо идти к молодежи, надо говорить им о страдающих людях, о необходимости помогать им. Поверьте, они откликнутся, они готовы, они придут. Только мы мало как-то об этом говорим, мало людям напоминаем, о бедах, которые есть у детей-сирот, у детей-инвалидов, у престарелых.

— Может, еще не все священнослужители готовы к служению, самопожертвованию? Ведь и среди них встречаются недобросовестные люди.

 — Да, есть такое. Не надо забывать, что Церковь — часть общества и священники такие же люди, как и остальные члены этого общества. Многие из них были воспитаны в тех же традициях, что и миряне. Поэтому всякое может быть. Но есть же и другое. Я знаю многих замечательных батюшек, которые живут бедно и скромно, но при этом беззаветно и жертвенно служат людям. Поверьте, очень много хороших священников.

Церковь более 70 лет была в гетто. Все это время она была гонима и преследуема. Ее хотели уничтожить полностью и окончательно. Сначала были кровавые гонения, было физическое уничтожение. Потом была попытка подменить Церковь и сделать ее советской, поставить ее на службу власти. Засылали агентов, вербовали священников, чтобы они работали на органы госбезопасности. Сажали священников по надуманным статьям. В 1961 году Хрущев провозгласил, что через 20 лет он покажет последнего попа по телевизору. Он начал кампанию, в результате которой были закрыты тысячи храмов.

Церкви оставили только совершение богослужений, она была совершенно отстранена от общественной жизни, от участия в решении насущных проблем. И сейчас сохраняется тенденция лишить Церковь влияния на людей. Как только она поднимает свой голос, тут же начинаются разговоры: зачем Церковь лезет в политику, зачем высказывает свое мнение по тому или иному вопросу, почему Церковь навязывает свой образ жизни, почему она против абортов, почему Церковь говорит о безнравственном поведении молодежи.

— Владыка, что такое страдание и почему люди должны страдать, не совершая при этом тяжких грехов?

 — Страдание есть некое испытание, которое попущено Богом для того, чтобы человек стал выше этого страдания, чтобы человек сумел его преодолеть, сумел, пережив это страдание, стать лучше, стать ближе к Спасителю.

Сам Бог, когда пришел в этот грешный мир, страдал под бичами своих палачей, страдал, когда трудился, изнемогал, страдал под несением креста, страдал в Гефсиманском саду, когда пот Его был как капли кровы, страдал на кресте. Он принял на себя страшную мучительную смерть. Физическое страдание усугублялось еще и нравственным, духовным страданием, которое непостижимо для нас.

Его слова, сказанные на кресте, меня всегда приводят в состояние внутреннего содрогания, — на кресте Бог-Сын обращается к Богу-Отцу: «Боже мой, Боже мой, почему Ты меня оставил?»

Это невыносимо тяжкое страдание, и оно было пережито Самим Богом. Это страдание и есть то, что сделал Бог, чтобы победить зло, чтобы уничтожить само страдание. Вот путь избавления от страдания. Страдание исцеляется страданием. Смерть убивается смертью. Умирая на кресте, претерпевая страдание, Он уничтожает его силу. Теперь каждый, кто страдает, может обратиться ко Христу, и быть с Ним, и получить от Него помощь. Такая помощь приходит, потому что теперь страдание не имеет такой силы, которая была до Христа. Теперь страдание имеет смысл. И каждый страдающий приносит себя в жертву и страдает со Христом. И когда мы столкнемся с несправедливостью, со старостью, со смертью, мы можем обратиться с молитвой ко Христу, вспомнить Его страдание за нас.

Спаситель пришел в этот мир не для того, чтобы сейчас же прекратить страдание. Он пришел в этот мир для того, чтобы страдания не было в вечности. Страдание в этом мире неизбывно, оно будет до конца этого мира. Оно попущено Богом, чтобы очистить нашу душу от греха. Страдание для нас имеет очистительный смысл, оно делает человека совершенным. Ведь когда человек страдает, он являет свою любовь, и это еще один смысл страдания.

— Увы, но жизнь преподносит нам немало неприятных сюрпризов. Что, на Ваш взгляд следует делать, чтобы преодолеть, перенести их?

 — Есть только один способ во всех искушениях, во всех скорбях — обратиться ко Христу, тем самым сохранить мир в душе, и даже его приумножить. И тогда страдание перейдет в радость.

Христос для того и пришел на землю, чтобы утешить нас, чтобы нас поддержать, чтобы нам помочь во всех наших скорбях и бедах. Только обращение ко Христу дает человеку утешение, подлинную радость, дает силу перенести любое испытание. Господь пришел, чтобы избавить нас от власти греха, от власти страдания.

Обращаясь ко Христу, в молитве, в чтении слова Божьего и участвуя в церковных таинствах, человек перерождается, получает силы пережить все, что бы с ним ни случилось, начинает понимать смысл того, что с ним происходит, понимает смысл страдания, получает утешение. Обращение ко Христу помогает человеку пройти всю эту часто скорбную и трудную жизнь и приобщиться к радости, которая ни с чем не сравнима.

— К сожалению, многие не знают, что такое пастырское слово. Скажите, что оно означает?

 — Священник, пастырь должен донести до людей то, что сказал Господь, когда был на земле. Это и есть пастырское слово, слово, которое дает возможность человеку узнать истину, узнать Бога. Он должен это говорить с любовью, со смирением, но с твердостью и со строгостью. Потому что любовь и строгость это вещи совместимые. Любовь не может попустительствовать греху. Любовь должна быть в этом смысле строгой.

— Давайте немного поговорим о Вас. Какую музыку Вы предпочитаете, кто Ваш любимый композитор?

 — Я очень люблю инструментальную музыку Баха. Он совершенно особый, удивительный композитор. Мне не нравится, когда фоном звучит какая-нибудь музыка. Даже Моцарта, музыку в стиле барокко, я слушаю не часто. А Баха могу долго с удовольствием слушать. Душа наполняется покоем. Когда его слушаешь, можно помнить о Боге.

— А что предпочитаете читать?

 — В детстве я был «книжным пьяницей». Мои вкусы на протяжении жизни много раз менялись. Конечно, я очень люблю Пушкина. Зачитывался Достоевским, Толстым. Любил самых разных писателей: Михаила Булгакова, Сельму Лагерлеф, К. Льюиса, Распутина. Сейчас ничего из художественной литературы не читаю.

— Из художников?

 — Вермеер, увлекался Босхом, Брейгелем, Сезанном. Очень люблю русских художников.

— Я понимаю, что свободного времени у Вас практически нет, и все же, если оно появляется, чем Вы его заполняете?

 — Свободного времени практически нет. Очень люблю ходить пешком.

— Какая у Вас семья?

 — У меня большая семья, четверо дочерей, четыре зятя и девятнадцать внуков. Моей маме, которая родилась в Смоленске, в 2013 году исполнится 90 лет.

— Удается их собрать вместе?

 — Трудно, но бывает такое. Как правило, собираемся в день памяти моей супруги, в рождественские и пасхальные дни.

— Большое спасибо.

Беседовал Вахтанг Якобидзе

http://www.tribuna.ru/interview/main_section/vyazemskiy_panteleimon_bez_very_my_ne_smozhem_vozrolitsya/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru