Русская линия
Православие.Ru Михаил Корнев,
Ольга Кирьянова
14.01.2004 

МИХАИЛ КОРНЕВ: «ЧТО ТЫ ДЕЛАЛ, КОГДА ТЯЖЕЛО БЫЛО ТВОЕМУ НАРОДУ?»
ИНТЕРВЬЮ С ЗАСЛУЖЕННЫМ АРТИСТОМ РОССИИ МИХАИЛОМ ГЕОРГИЕВИЧЕМ КОРНЕВЫМ

Михаил Георгиевич Корнев — заслуженный артист России, художественный руководитель и главный режиссер Иркутского городского театра народной драмы, лауреат Золотого диплома первого театрального форума «Золотой Витязь».
— Наш коллектив был основан как народный театр в 1977 году, десять лет спустя он получил статус профессионального. За время своего существования мы перепробовали все направления: работали с русской и зарубежной классикой и советской драматургией. Одновременно шло изучение народных песен, былин, обрядов. Мы углублялись в историю России разных периодов, и это нас все больше захватывало.
Новую эпоху в истории театра открыло обращение к русской истории, фольклору, русскому эпосу. В начале девяностых годов мы ставили небольшие постановки по народным песням, отрывкам из писем и поучений русских святых, полководцев, писателей. Все это сопровождалось музыкой, исполняемой на русских национальных инструментах. Этот период ознаменован постановкой спектакля-распева «Слово о полку Игореве», «Мать Россия», «Протопоп Аввакум» по «Житию протопопа Аввакума».
Наш театр народной драмы — лауреат премии имени святителя Иннокентия Иркутского, Всероссийского фестиваля «Глас Ангельский России», обладатель награды «Ангел трубящий». Уже несколько лет он принимает участие в Международном кинофестивале славянских и православных народов «Золотой витязь», выступая на его открытии и закрытии. На театральном фестивале мы показывали три работы — спектакль по повести Гоголя «Ночь перед Рождеством», который прошел в Малом зале театра на Таганке, и незаслуженно забытую постановку Петра Ершова «Суворов и станционный смотритель». Все наши работы были приняты просто прекрасно, мы даже не ожидали такого теплого приема. Последний спектакль-обряд «Сибирская свадьба» мы разыграли с труппой болгарского народного балета. В Москве мы дали несколько концертов военно-патриотической и казачьей песни, которые прошли в Центральном Доме офицера, в концертном зале Подольска, на вечере группы «Альфа» и в штабе РВСН в Одинцово-10.
При нашем театре существует музыкальная студия, уже издано шесть аудиоальбомов, которые разошлись по стране большими тиражами. Это сборник православных песнопений «Голубиная книга», казачьих песен «Иркутские казаки», альбом «Гимны и песни императорской армии», песни Великой Отечественной войны «Выпьем за родину», «Песни русских солдат» о ветеранах Афгана и Чечни, и «Когда мы были на войне» — авторские песни солдат, которые были в Чечне. Готовится морской альбом «Плещут холодные волны».
Наша цель — составить уникальную коллекцию аудиокассет и компакт-дисков «История России в песнях, былинах и музыкальных композициях», и для этого в театре имеется хороший творческий потенциал. Мало кто знает о том, что, например, слова песни «Прощание славянки», которую уже одиннадцать лет исполняют по всей стране, написаны нашим актером Андреем Мингалевым.
— Ваши работы глубоко православны по духу, при этом лишены нарочитого пафоса, которым порой грешат современные православные исполнители. Как Вам это удается?
— Не мудрствуя лукаво, могу сказать, что мы идем непроторенным путем. На «Золотом Витязе» мы с белорусским актером Владимиром Гостюхиным как-то раз проговорили об этом всю ночь. Он считает, что артисту не надо быть демонстративно православным и в этом я его поддерживаю — если все это показное, уходит в атрибутику, то артист просто плохой. Мы стремимся создать православного артиста через приобщение его к православному образу жизни. Я бы сказал точнее — просто возрождением образа мышления русского человека, который раньше все мог сделать сам. Он не сидел, сложа руки и жалуясь на жизнь, а строил ее сам — брал топор и рубил церковь или избу, сеял хлеб, а если приходил враг, шел отстаивать свою землю.
Обычный артист драматического театра, который сегодня играет Гитлера, завтра героя шекспировских пьес короля Лира, теряется, как гражданин. Он хороший актер, но, по сути — пластилин. Мне это очень не нравиться потому, что я в своей труппе воспитываю не только актера, но и гражданина. Наши актеры отличаются особой статью, особым светом в глазах. Я очень не люблю высказываний о том, что мы живем в оккупации, мы — партизаны. Это — полная чушь. Если бы сегодня наши соотечественники обратились к своей культуре и внутренне зажили бы, так, как мы живем в спектаклях, в которых культивируется чувство собственного достоинства, уважения к наследию предков, тогда все наши проблемы быстрее были бы решены. Тогда мы бы опять получили опору на те ориентиры, на которые всегда опиралась Россия, — православная вера, государственность, народность.
Наш театр занимается изучением и изготовлением русских народных инструментов. Их уже сделано около тридцать пять разновидностей: девять видов гуслей, древние инструменты пыжатки, колесные лиры, городинские трубы и многое другое. Гусли каждый из актеров сделал для себя сам. Необходимое для спектаклей «Илья Муромец» и «Слово о полку Игореве» вооружение и доспехи они также изготовили сами.
Наши актеры могут сделать любую декорацию, любой костюм, освоили кросна и плетут пояса, куют мечи, вяжут кольчуги. В театре появился архитектор Вадим Семенов — специалист по изготовлению иконостасов. По благословению епископа Иркутского и Ангарского Вадима в мастерской театра уже изготовлено шесть иконостасов. Чем можем мы бесплатно помогаем возрождающимся храмам области.
Наш коллектив не боится выезжать в горячие точки, уже дважды выступал перед нашими солдатами в Чечне, в Приднестровье и Югославии. Там мы находим истинных защитников Отечества, горящих духом высочайшего патриотизма. Образы этих людей мы собираем в свою актерскую «копилку», и это помогает нам в дальнейшей работе.
Сегодня наступили времена, когда народ развращается и просто нравственно уничтожается. Идет страшный эксперимент, когда к народному телу хотят «приставить чужую голову», как говорил Василий Шульгин, а сердце вообще вырвать и вставить туда золотого тельца. Эти эксперименты очень опасны. Со своим коллективом, а он уже весьма значителен — шестьдесят восемь человек, я пытаюсь противостоять этому. Все наши спектакли получают благословение Владыки Иркутского и Ангарского Вадима. Думаю, чем больше будет такого православного взгляда в искусстве, но не показного, а глубинного, тем больше мы будем приближать душу человека к подобию Божию. Это перекликается с идеалами Бурляева, который написал на своих знаменах: «За христианские идеалы. За возвышение души человека».
— Ваша позиция и Ваше творчество идет вразрез с той псевдокультурой, что навязывается нашему народу, а ведь на ней уже выросло целое поколение. Насколько востребовано молодежью то, что делаете Вы?
— Я человек дела и результата, и на ваш вопрос отвечу так: при театре создан подростковый клуб «Илья Муромец», куда дети приходят после спектакля. Им хочется быть такими же ловкими, сильными, петь такие же красивые песни, знать национальные традиции, стремятся быть подобными Илье Муромцу. Дети занимаются гончарным ремеслом, ткачеством, изучением и изготовлением русского костюма и доспеха, фольклором, пением, вышиванием, рукопашным боем, русскими музыкальными инструментами и еще многим другим.
Сейчас при клубе появляются даже футбольная и хоккейная команды. Клуб получил диплом Министерства просвещения РФ за программу «Чудо-богатыри» как лучшую программу по военно-патриотическому воспитанию. Один этот факт свидетельствует о том, что наше творчество востребовано. В Иркутской области по благословению Владыки Вадима образован молодежный патриотический союз, который я возглавил. У нас уже восемь отделений в разных районах области- это триста пятьдесят человек. Наш опыт перенимается блестяще. Ребята сами создают ансамбли, сами шьют казачьи костюмы, исследуют историю края, им это интересно. Не все выбрали «пепси», унисекс и прочую мерзость. Когда придет пора создавать семью, это все начнет сказываться, эта псевдосвобода очень дорого аукнется. Я вспоминаю слова Спасителя: «Должно прийти соблазнам, но горе тем, через кого они приходят». Кажется, что идеологов порока, непонятной национальности и непонятного пола все больше и больше, но это не так — гораздо больше людей нормальных, здоровых. Зло просто более активно и, кажется, что оно везде. Растлителей, через которых порок приходит ждет ужасное наказание. Ведь у этих людей тоже есть семьи, есть дети, а они обращаются к глубинам адской бездны. Это очень страшно и с этим не надо шутить.
Господь на Страшном Суде нас спросит: что ты делал, когда тяжело было твоему народу? Один ответит: я делал то, что мог. А ты? А я кричал, что мы в оккупации и надо переждать эти времена. Я сам убежден — сегодня задача каждого — на своем месте просто, без громких слов, делать свое дело, до последнего вздоха.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru