Русская линия
Православие и современностьСвященник Александр Мазырин26.11.2012 

Церковь спасает Сам Христос в ответ на исповедническое стояние в истине

В начале ноября в Москве открылась знаковая для всей верующей России выставка «Преодоление: Русская Церковь и советская власть». Она организована Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом совместно с Музеем современной истории России и подводит итог исследовательской работе, которую вел университет в течение последних 20 лет. В шести залах музея собраны в хронологическом порядке свидетельства о жизни Церкви в годы гонений: от предшествующих революции 1917 года смут до хрущевских обещаний «показать последнего попа по телевизору» и застойных 70−80-х годов.

О том, что нового здесь смогут открыть для себя как рядовые посетители, так и знатоки истории Церкви, рассказывает доктор церковной истории, заместитель заведующего отделом новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ священник Александр Мазырин.

— Выставка,Печатные издания антирелигиозной пропаганды *Безбожник* посвященная истории гонений на Церковь, открылась 7 ноября, в очередную годовщину (кстати, 95-летие) Октябрьского переворота, в бывшем Музее революции. Такое совпадение неслучайно? Это, по сути, гражданский вызов или попытка духовного осмысления пережитой катастрофы?

 — Конечно, это глубоко символично. Богоборческая власть, которая осуществляла открытый антирелигиозный террор, была самым сильным из всех вызовов, с которыми Русская Церковь столкнулась в XX веке.

Руководство музея оказалось весьма заинтересовано в нашем проекте. Не секрет, что музей до сих пор ассоциируется у москвичей с Музеем революции, хотя он давно сменил название и посвящен современной истории России. Но важно напоминать, что эта современная история немыслима без истории Церкви, поскольку Церковь — неотъемлемая часть общества.

В то же время мы сами сознательно выбрали светскую площадку для экспозиции, поскольку выставка обращена не только к церковным людям, но и к широким кругам нашего общества.

Тема взаимоотношения Церкви и тоталитарной советской государственной системы присутствует на выставке как сквозная. При этом показывается, что политические способы «спасения» Церкви не действуют. Церковь спасает Сам Христос в ответ на исповедническое стояние в истине чад Церкви. Это основная идея выставки.

 — Каким образом раскрывается эта идея? Что поразит посетителей выставки более всего?

 — Наша задача была — показать жизнь Церкви в контексте эпохи. Поэтому значительная часть экспозиции посвящена тому историческому фону, на котором Церковь осуществляла свою миссию.

Далее, представлены документы, рассказывающие о деятельности властей по планомерной организации церковных расколов, насаждению обновленчества, а затем переход от политики жесткого уничтожения Церкви к политике ее использования в годы Великой Отечественной войны. Например, есть записка Сталину от председателя Совета по делам Русской Православной Церкви Карпова, в которой он предлагает не препятствовать распаду обновленческого движения, которое, по словам чиновника, уже отыграло свою роль. Сталин красным карандашом ставит резолюцию «Согласен».

В изобилии представлены материалы атеистической пропаганды. Может быть, кому-то покажется, что их даже чрезмерно много. Но мы хотели показать, насколько в реальности сильным было давление на общественное мнение, агитация прямо лезла из всех щелей. А ведь одних только наименований атеистических периодических изданий неимоверное количество, не говоря уже о книгах, которые издавались миллионными тиражами. Кстати, последний атеистический пропагандистский журнал, представленный на выставке, датирован 1985 годом.

Деятельность «Союза безбожников», разрушение храмов, осквернение святынь. Все это также иллюстрируют экспонаты выставки.

И на всем этом фоне — лица, документы, вещи мучеников и исповедников, которых духовно так и не смогла победить лютая злоба богоборцев.

 — Большое впечатление производит бюст Ленина,Бюст Ленина не похожий на «каноническое» изображение вождя.

 — Он был создан скульптором Георгием Лавровым еще при жизни Ленина и доносит до нас его реальный, а не идеализированный внешний облик. Бюст сделан с большим портретным сходством, но долгие годы был скрыт от глаз в запасниках музея. А рядом с бюстом — то самое письмо Ленина с призывом расстреливать как можно больше священнников.

 — Еще один впечатляющий экспонат — лагерная жилетка с написанными под подкладкой текстами молитв. Такая вещь считалась нарушением режима, за которым мог последовать штрафной изолятор, а затем и смерть.

 — Конечно же, на выставке много свидетельств, показывающих репрессивную политику власти и жизнь Церкви в тюрьмах и лагерях. Например, предметы лагерного быта, письма заключенных. Так, есть открытка, посланная священномучеником архиепископом Серафимом (Самойловичем) его духовной дочери, написанная 31 октября 1937 года — за четыре дня до его мученической кончины. Есть здесь и подлинные лагерные дела, а также образцы лагерной прессы.

Кульминация экспозиции — времена так называемого «Большого террора». Центральный зал носит название «1937» — эта цифра понятна без объяснений.

Тут не только ужасы репрессий, но и свидетельства о том, что жизнь церковная продолжалась: епитрахили, архиерейское облачение, в котором служил Литургию в тюрьме, например, священномученик Серафим (Звездинский). Также собраны антиминсы, самодельные потиры, переделанные из чашек, подсвечников, консервных банок. Или, например, венчальные венцы, сплетенные в лагере из проволоки.

— Образы каких именно новомучеников подробнее всего раскрыты на выставке?

 — ПСТГУ на протяжении двух десятков лет собирает сведения о подвиге пострадавших за веру. В базе собрано более 33 тысяч имен. Около 2 тысяч человек причислены к лику святых. В каждом зале выставки можно увидеть лица исповедников, но нашей задачей не было показать максимальное количество лиц — скорее, хотелось бы показать подвиг конкретных людей, которые были современниками наших отцов и дедов.

На выставке можно увидеть, например, интронизационное облачение Патриарха Тихона и подлинный жребий, с помощью которого он был избран в 1917 году. Можно увидеть и облачения священномученика митрополита Владимира (Богоявленского), архиепископа Феодора (Поздеевского), хирургические инструменты и иконы святителя Луки (Войно-Ясенецкого), вещи и документы святителя Афанасия (Сахарова), митрополита Нестора (Анисимова), священномучеников Петра (Полянского), Кирилла (Смирнова), Серафима (Самойловича), Серафима (Звездинского) и многих других известных подвижников.

В то же время есть раздел, посвященный и людям Церкви, которые хоть и не прославлены в лике святых, но свидетельства об их жизни не менее ценны. Например, лагерная переписка с родными протоиерея Григория Синицкого сохранилась в полном объеме — это крохотные клочки бумаги, которые со всевозможными ухищрениями передавали на волю. Сегодня мы можем ее прочитать и понять, как жила обычная священническая семья в годы гонений.

Отдельная история — это материалы, которые отражают официальную сторону жизни Церкви: документы Московской Патриархии, письма Патриархов Сергия, Алексия I, Пимена.

Показана и полемика, вызванная политикой митрополита Сергия (Страгородского). Например, подлинный акт, которым митрополит Сергий запрещал в священнослужении архиепископа Серафима (Самойловича), или письмо митрополита Кирилла (Смирнова) своему духовнику, преподобномученику Неофиту (Осипову), в котором владыка описывает свою встречу с митрополитом Сергием в декабре 1933 года. Мы сознательно стремились не уходить от сложных моментов церковной истории, чтобы у посетителей выставки сложилось целостное и правдивое представление о том, какие процессы тогда происходили. Ведь историческая правда не может противоречить Евангельской Истине. Хотелось бы, чтобы зрители почувствовали дух эпохи, ощутили сопричастность к жизни верующих ХХ века.

 — Какие неизвестные страницы истории открываются посетителям выставки?

— Одно из заблуждений, которое мы желали развенчать, — это якобы покровительство Церкви со стороны Сталина. Историческая правда такова, что он был богоборцем от начала своего правления до конца, гонения на веру не прекращались и при внешней смене политики. Даже та легальная деятельность, которая позволялась Церкви, находилась под строжайшим контролем со стороны власти. Вот интересный штрих: на выставке представлены подлинные ордена Патриарха Алексия I, церковные и светские. А рядом лежит его подлинное письмо из фондов ГА РФ, в котором Патриарх спрашивает председателя Совета по делам Русской Православной Церкви, можно ли ему эти ордена носить.

Также бытует стереотип о некоем благополучии Церкви до революции. На выставке, с одной стороны, действительно показано величие Российской империи как православной державы, благочестие императорской семьи — например, это видно на фото, сделанных во время прославления преподобного Серафима Саровского в 1903 году. С другой стороны, показывается и нарастание негативных тенденций, которые, в конце концов, и привели к гибели империи. Священники восставали против архиереев, псаломщики против священников, бунты в семинариях. Затем все это уже продолжилось при активном содействии советской власти.

 — Не противоречит ли мысль о внутренних нестроениях Церкви как причине яростного уничтожения святынь самим русским народом после революции тому факту, что советской власти приходилось бороться с Церковью путем самого настоящего террора? Зачем уничтожать то, что уже само разрушается?

 — Церковь не разрушалась, она этот вызов преодолела. А вот каким образом это происходило, в каких условиях оказалась Церковь при советской власти — этот путь в подробностях и показывает экспозиция.

 — На выставке — более тысячи экспонатов. Из каких источников они собраны? Есть ли шанс, что экспозицию можно будет увидеть не только в Москве, но и в других городах России?

 — Выставка готовилась Отделом новейшей истории Церкви ПСТГУ, в какой-то мере она действительно обобщает наш 20-летний опыт — ведь здесь представлены наиболее ценные для нас предметы, в том числе и святыни.

Кроме того, подлинные материалы предоставили ГА РФ, Российский госархив социально-политической истории, конечно же, сам Музей современной истории России, многие частные собрания. Книги священномученика Владимира (Богоявленского) нам предоставил Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир, а облачение святого — Церковно-археологический музей Нижегородской епархии, весьма помог нам архангельский энтузиаст Дмитрий Иванов, большой вклад внесли Московская Духовная Академия, Музей Данилова монастыря, Московская (областная) епархия.

Могу добавить, что собрание подлинных документов и материалов из различных архивов выглядит по-настоящему уникальным. Подозреваю, что повторить такую выставку впоследствии будет невозможно.

По окончании ее все вернется в свои родные коллекции. А вот иллюстративная часть остается в нашем распоряжении, и ее, в принципе, технически несложно представить и в других городах и даже странах. Летом следующего года, например, предполагается экспонировать ее в Италии и показать на ежегодной встрече католической молодежи в Римини. В этих встречах принимают участие десятки (если не сотни) тысяч человек, и их очень интересует жизнь Русской Церкви в эпоху гонений. Конечно же, провезти выставку необходимо и по нашим городам.

Выставка продлится до 9 декабря

Специально для газеты «Православная вера» № 22 (474)

беседовала Антонина Мага, корреспондент «Журнала Московской Патриархии»

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=61 627&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru