Русская линия
Православие.Ru Ольга Курова19.02.2001 

НЕ УНЫВАЙ, БОГОСПАСАЕМЫЙ ГРАД СЕВАСТОПОЛЬ
Очерк современной жизни на священной земле Херсонеса

По приезде в Севастополь ранним утром, в седьмом часу по местному времени мы решили сразу отправиться на мыс Херсонес, поклониться древним христианским святыням и увидеть долгожданное море. Новенькая украинская гривна, полученная в пункте обмена валюты, напомнила о цели нашего путешествия — на одной ее стороне изображена «Базилика 1935 года» (время археологического открытия памятника), самый известный из памятников древнего Херсонеса-Корсуни, а на другой — святой равноапостольный князь Владимир. Бывает, оказывается, и так — пересекая границу независимого государства, расстаешься с вездесущими зелеными долларами, а взамен получаешь дензнаки с колыбелью русского Православия.
Севастопольская земля — удивительное место, соединившее в себе исторические эпохи и культуры. На территории древнего Херсонеса одним шагом можно перенестись из античной греческой колонии V века до Р.Х. в отдаленную провинцию Римской империи или на улицу православного византийского города, бывшего центром Херсонской епархии. Мы проходим мимо остатков крепостных стен, служивших надежной защитой городу на протяжении почти двух тысячелетий. Каменные фундаменты зданий образуют несколько ровных улиц, среди древних построек видны храмы с полукруглыми алтарными апсидами, угадываются жилые дома, хозяйственные помещения. Воображение дорисовывает руины до целых зданий, покрытых красной черепицей. Под ногами — множество керамических осколков. Подбираю несколько и показываю сотруднице музея. «Это — черный лак, до первого века нашей эры. Его секрет был известен древним грекам. А этот черепок относится к Средневековью», — поясняет экскурсовод. Темно-синие волны штормящего моря с пенными гребнями разбиваются о древний пирс, осыпая позеленевшие камни солеными брызгами. Вечное движение и тысячелетняя неизменность. Будто каждый камень наполнен звуком — в нем отзывается шум прибоя и крики чаек, и рев новейшего истребителя на репетиции военного парада, равно как сотни лет назад голоса собравшихся на городской площади или торгующих на базаре, как боевые кличи вражеской орды и предсмертные стоны последних защитников Херсонеса. «Город окончательно гибнет в конце XIV — первой половине XV века», — сообщает путеводитель. Вопреки сказанному, на этом месте нет ощущения мертвого города, от которого веет могильным холодом или музейной пылью. Земля, политая кровью мучеников и освященная множеством святых престолов, на которых совершалась Божественная Литургия, хранит благодать.
Именно отсюда, из Корсуни, ведет свое начало Русская Православная Церковь. Здесь звучала проповедь святого апостола Андрея Первозванного; здесь пострадали за Христа многие мученики и исповедники: священномученик Климент Римский, семь священномучеников-епископов Херсонесских: Василий, Ефрем, Капитон, Евгений, Еферий и Агафодор (IV век), святитель Мартин Исповедник (VII в.), преподобномученик Евстратий Киево-Печерский (XI в.). На этом месте веками непрестанно возносилась молитва. Здесь святые равноапостольные братья Кирилл и Мефодий обратили в веру христианскую хазарского князя, и по их молитве были обретены мощи св. Климента, покоившиеся на дне морском. Здесь в 988 г. принял Крещение святой равноапостольный князь Владимир со своей дружиной и обвенчался с Анной, сестрой византийских императоров.
Два больших строительных крана возле восстанавливаемого Владимирского собора заметны издалека и могут служить ориентиром на пути к музею-заповеднику «Херсонес Таврический». Собор был заложен в 1861 г. императором Александром II над остатком древнего храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы, в котором принял Святое Крещение просветитель Руси, равноапостольный князь Владимир. Владимирский собор на фотографиях начала XX века поражает своей красотой и величием. Крестообразный в плане, увенчанный огромным куполом с цинковой черепицей и большим золоченым крестом, собор служил символом преемственности между Константинополем и Москвой. Грандиозное сооружение имело два этажа — верхний и нижний храм — и пять престолов. По свидетельству очевидца, архиепископа Никанора, «поистине, стоящие среди верхнего соборного храма Херсонесского монастыря могут сказать, подобно послам св. Владимира, бывшим в храме св. Софии в Царьграде: „Стояще в храме сем на небеси стояти мним“. Отрадно засвидетельствовать, что внешнему величию храма и красоте отделки его вполне соответствует и все его убранство, а также и служение, совершаемое в нем истово и благоговейно». В соборе хранились такие святыни, как чудотворный список Корсунской иконы Божией Матери, частица Животворящего Креста Господня и 115 частиц мощей святых.
Годы гонений не обошли собор стороной: 2 октября 1924 г. он был закрыт, последняя служба в нем состоялась в 1926 г., в храмовый праздник. Во время Великой Отечественной войны купол собора был разрушен прямым попаданием снаряда. После войны стены собора, лишенного кровли, постепенно разрушались.
Богослужение во Владимирском соборе было возобновлено в 1992 году, в 1994 году храм передан в пользование общине. В первую очередь была восстановлена западная часть нижнего храма и два небольших придела, один из которых, южный, освящен, как и прежде, во имя св. прп. Мартиниана. Первым настоятелем храма был назначен протоиерей Александр Курбачев. Вот как описывает отец Александр картину, открывшуюся ему при первом осмотре разрушенного собора: «Обойдя величественные руины храма кругом, я остановился перед западным входом как вкопанный. Мне, жителю Севастополя, собор был знаком с детства, но символическая глубина увиденного открылась только теперь. Вход был заложен серыми камнями, скрепленными цементом, а над ними едва сохранившаяся надпись славянской вязью — призыв Спасителя: „Аз есмь дверь: мною аще кто внидет, спасется“. В этих камнях, заграждавших путь к Нему, я вдруг увидел символ нашей апостасии, символ забвения нашим народом своего законного исторического пути, предначертанного великим Просветителем равноапостольным Владимиром. Результатом этого отступничества явились бедствия и потрясения, пережитые нами. И сокрушит эти камни наше молитвенное покаяние: всеобщее осознание необходимости возвращения на свой исторический путь. Путь познания Бога, путь верности святому Православию. И вход наш в собор и его восстановление будут попускаться Господом по мере нашего покаяния, по мере нашего достоинства памяти св. Владимира».
На приходе был возрожден древний чин крещения полным погружением в море у берега Херсонеса. Крещению предшествовали огласительные беседы. По словам православных жителей Севастополя, община отличалась активной миссионерской направленностью, быстро росла, многие ее члены обратились в Православие из сект и оккультных практик. Впоследствии священноначалием было принято решение о возрождении монашеской жизни на территории Херсонеса. Новым настоятелем Владимирского собора был назначен иеромонах Паисий (Дмоховский). В связи с капитальными реставрационными работами служба во Владимирском соборе временно не совершается. Ежедневные богослужения по монастырскому уставу проводятся в небольшом храме во имя Семи Священномучеников Херсонесских, расположенном рядом, на территории музея. Протоиерей Александр Курбачев в настоящее время является настоятелем строящегося университетского храма во имя св. мц. Татианы при Севастопольском филиале МГУ.
В этом году, в день памяти св. равноап. князя Владимира, вновь было совершено крещение по древнему чину, во время праздничной Литургии. В этот раз оно происходило в древнем баптистерии, — одном из предположительных мест крещения св. Владимира — над которым теперь выстроена памятная ротонда. Радостно и трепетно было наблюдать, как семя веры, брошенное в языческую славянскую землю равноапостольным князем-просветителем больше тысячи лет назад, продолжает давать всходы и поныне: свидетельством тому новопросвещенные наши братья и сестры в крещальных белых ризах, с удивительно светлыми, сияющими лицами чередой подходившие к Святой Чаше.
Вокруг реставрируемого Владимирского собора был совершен торжественный крестный ход. Его участники съехались из самых разных уголков Отечества: были тут и москвичи (включая нас), и монахиня из Толги с иконой свт. Игнатия Брянчанинова, и богомольцы из Витебска, и семья из Ростова-на-Дону. Но, как показывает опыт, великие праздники не обходятся без искушений. Подъемный кран, стоявший несколько дней до того без всяких признаков жизни, во время праздничной службы вдруг заработал, и крановщик поднял стрелу с огромной каменной плитой на крюке прямо над головами молящихся. «Во, вражина, что делает», — шептали бабульки. Однако с места никто не сошел. Только громче запели тропарь и величание св. Владимиру.
Твердость духа православных севастопольцев в полной мере проявила себя и во время недавних событий, связанных с визитом в Крым главы украинских раскольников, лжепатриарха Филарета Денисенко. Предпринятая анафематствованным расстригой 24 июня попытка ступить на берег Херсонеса, где лжепатриарх намеревался посетить восстанавливаемый Владимирский собор, закончилась полным провалом. Православные жители Крыма заблокировали побережье, не дав пришвартоваться катеру, на борту которого находился предводитель раскольников. По словам участников пикета, прихожане всех севастопольских храмов выступили на редкость сплоченно и слаженно. Не остались равнодушными к происходящему даже случайные прохожие, туристы, отдыхающие — все предлагали свою помощь. Торговки с местного рынка подвезли снаряды в виде помидоров не первой свежести. Действиям пикетчиков не препятствовали ни сотрудники музея, ни севастопольские стражи порядка. Филарет вынужден был отступить. По Херсонесу разнеслась радостная весть о победе. Было решено совершить воскресное всенощное бдение прямо под открытым небом, на священной древней земле.
«Итак, не унывай, богоспасаемый град Севастополь от множества и злобы врагов, тебя обышедших, — обращается к пастве святитель Иннокентий, архиепископ Херсонской и Таврический, в одном из посланий, — памятуя, что ты преемник и наследник не Ахтиара мусульманского, а православного Херсонеса Таврического. Созданное в защиту твою руками человеческими еще может уступить силе и искусству человеческому; но что дано и положено свыше, того не может изменить никто и ничто». Стены Владимирского собора, сейчас разрушенные, несущие на себе следы военных ранений и долгих лет запустения, но по-прежнему величественные — видимая память обращения в христианство всей Русской земли. И восстановление этой великой русской святыни не может быть делом только севастопольским, но общероссийским.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru