Русская линия
Православие.Ru Сергей Лабанов14.04.2003 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ И.А. ИЛЬИНА

9 апреля (28 марта по ст.ст.) многочисленная патриотическая общественность отметила 120-летие со дня рождения замечательного русского философа, правоведа, политического мыслителя, а также тонкого теоретика и историка религии и культуры Ивана Александровича Ильина. Как было вполне справедливо отмечено на вечере, состоявшемся 25 марта и приуроченном к этому событию, многочисленные СМИ и организации проигнорировали эту дату, и оказалось, что это был единственный во всей Москве и стране вечер, посвящённый этому замечательному русскому мыслителю и патриоту. А между тем на сегодняшний день уже выпущено издательством «Русская книга» 25 увесистых томов, и планируется издать как минимум ещё 15. Попыткой прервать подобное молчание, недостойное для всех нас и по достоинству оценить вклад И.А. Ильина как на русскую культуру, так и на политическую мысль России и послужит данная статья.
К сожалению, многие историки русской философии такие как, например В.В. Зеньковский или Н.О. Лосский недооценили и не поняли всей философии Ивана Александровича, отметив его лишь как последователя феноменологической мысли и продолжателя Гегеля, что не совсем верно. Как нам представляется И.А. Ильин является, прежде всего, православным философом и горячим патриотом и борцом за историческую Россию, что он не раз доказывал в своём многотомном творчестве.
Итак, И.А. Ильин родился 16(28) марта 1883 года в Москве в доме Байдакова в дворянской семье присяжного поверенного округа Московской судебной палаты, губернского секретаря Александра Ивановича Ильина и Екатерины Юльевны Ильиной (урождённой Швейкерт).
Отец философа был коренной москвич: дед, полковник Иван Иванович Ильин служил начальником Кремлёвского дворца. У Александра Ивановича были также старший брат Николай и младший Сергей, а также сестра Любовь.
По матери Иван Александрович был немецкой крови, и его дед Юлиус Швейкерт — был коллежским советником (что соответствовало 6-му чину в общей табели о рангах, принятой в Российской империи, что соответствовало чину полковника).
И.А. Ильин был третьим ребёнком в семье. Кроме него в семье было ещё два старших брата: Алексей и Александр. Маленького Ивана крестили 22 апреля 1883 года в Богородицерождественской за Смоленскими воротами церкви.
Его способности и талант уже обнаружились во время учёбы в гимназии и на юридическом факультете Московского университета. В 1910 г. Ильин был направлен в научную командировку в Германию и Францию, для продолжения образования в университетах Гейдельберга, Гёттингена, Парижа и Берлина, при этом занимаясь в семинарах Э. Гуссерля, Г. Риккерта и Г. Зиммеля, оказавших не маловажное влияние на формирование его взглядов.
После возвращения Ивана Александровича из научной командировки, которая состоялась в 1912 году, он преподавал в Московском университете и других высших учебных заведениях Москвы. К этому же времени относятся и его первые научные труды, посвящённые наследию Платона и Аристотеля, а также Руссо, Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля.
Кто только не причислял Ильина к каким либо организациям и партиям: начиная с кадетов, черносотенцев и кончая масонством. Сам Ильин в одной из статей для предполагаемого 10-то номера журнала «Русский колокол» высказался следующим образом: «Пользуясь этим случаем, чтобы заявить раз и навсегда: я никогда не был масоном ни в России, ни за границей; я никогда не был и членом какой бы то ни было политической партии. Лицам, утверждающим обо мне обратное (безразлично — русским или иностранцам), я публично предлагаю отнести себя (на выбор) — к безответственным болтунам или к бесчестным людям».
Постепенно же круг творческих интересов Ильина сосредотачиваются вокруг творчества Гегеля. В качестве подтверждения данного факта можно отметить, что, начиная с 1914—1917 гг., одна за другой выходят в свет шесть больших статей по философии Гегеля, составивших позднее ядро его двухтомного исследования — «Философия Гегеля как учения о конкретности Бога и человека» (1918), подготовленного им как магистерская диссертация, но при этом защитив её, он стал одновременно магистром и доктором в области государственных наук.
После Октябрьской революции, которую сам Иван Александрович называл «переворотом», оставаясь в Москве, включился в идейную борьбу против Советской власти. В это время он резко критикует большевизм в лекциях, прочитанных им в студенческих аудиториях, а также в публичных выступлениях в различных научных обществах, и в рядах брошюр, опубликованных в 1918 — 20-х г. г., что и послужило причиной его многочисленных и неоднократных арестов. В сентябре 1922 года Ильин был арестован ВЧК в шестой раз и приговорён к смертной казни, которая была заменена высылкой из России.
С 1923 по 1934 год русский философ был деканом и профессором Русского научного института в Берлине. В эти годы он активно участвовал в политической жизни русской эмиграции, примыкая к её правому (т.е. национально-патриотическому крылу — Прим. С.Л.). Он стал одним из идеологов белого движения, несколько лет издавал «Русский колокол. Журнал волевой идеи». В этот период времени им написан целый ряд книг по вопросам философии, политики, религии и культуры: «Религиозный смысл философии», «О сопротивлении злу силою» (1925), «Путь духовного обновления» (1935), «Основы художества. О совершенном в искусстве (1937) и др. Однако более активная деятельность Ильина прервалась из-за прихода к власти в Германии нацистов, ибо, уже в 1934 году он был уволен из Русского научного института, а через два года ему была запрещена и любая публичная деятельность. И в 1938 году он вынужден был эмигрировать из Германии в Швейцарию.
Во многом благодаря С.В. Рахманинову и многих других своих друзей он обосновался с женой близ Цюриха. Опасаясь реакции Германии, власти Швейцарии ограничивали деятельность русского философа. Но постепенно его положение укреплялось и он уже смог активно заняться творческой деятельностью. Помимо большого числа статей и очерков, выходивших в различных изданиях, в частности составивших впоследствии сборник «Наши задачи» (изданных в 2-х томах в 1956 году), Иван Александрович также опубликовал на немецком языке три книги философско-художественной прозы, объединённые общим замыслом «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний», а также фундаментальное исследование «Аксиомы религиозного опыта» (изданная в 2-х томах в 1953 году) и велась подготовка к печати книга «Путь к очевидности» (1957). Всё это говорит о том, что круг интересов Ильина был весьма широк: его интересовали как религиозные, так и правовые, социально- политические, философские, а также этические, эстетические, антропологические, литературоведческие и поэтические проблемы и направления знания.
До революции проблемы социальной философии были как бы на периферии философских интересов русского философа. Однако те драматические события, которые произошли в стране после октябрьского переворота, резко изменили его предпочтения и устремления. Первой же значительной работой в этом направлении, которая во многом повернула Ивана Александровича к социальным проблемам стала работа «О сопротивлении злу силою» (1925), которая поставила во многом нравственные проблемы и вызвала широкую полемику как в России, так и за рубежом. На многочисленные вопросы: «Может ли человек, стремящийся к нравственному совершенству, сопротивляться злу силою и мечом? Может ли человек, верующий в Бога, приемлющий Его мироздание и своё место в мире, не сопротивляться злу мечом и силою?» Русский философ отвечает на данные вопросы следующим образом: «… физическое пресечение и понуждение могут быть прямою религиозною и патриотической обязанностью человека; и тогда он вправе от них уклониться».
В этой книге Ильин весьма аргументированно критикует учение Л.Н. Толстого о непротивлении. Рассматривая в данном случае физическое принуждение или предубеждение как зло, не становящийся добром от того, что за неимением других средств человек для противопоставления злу не только имеет право, но и может иметь обязанность применять силу. «Насилием"же согласно Ильину, оправданно называть только произвольное, безрассудное принуждение, исходящее из злой воли или само непротивление ко злу.
При этом, Ильин не освящает вынужденного обращения к силе, не возводит его в ранг добродетели — применение насилия всегда остаётся делом неправедным (хотя и не всегда законным). Как вести себя при встрече с социальным и моральном злом, какими средствами противодействовать ему — дело нравственного выбора, ибо правильный выбор может сделать только духовно и нравственно здоровая личность. Т.о., позитивное решение проблемы преодоления зла перерастает у Ильина в более широкую проблему формирования и воспитания высоконравственного человека, которая стала центральной уже для последующего творчества русского мыслителя.
Выдающийся вклад внёс русский мыслитель и в формирование и разработку национальной идеологии. Так, в своём докладе «Творческая идея нашего будущего», сделанном в Белграде и Праге в 1934 году, он формулирует назревающие проблемы русской национальной жизни, которая актуальна и по сей день. «Мы должны сказать всему остальному миру, — смело заявил он, — что Россия жива, что хоронить её — близоруко и неумно; что мы не человеческая пыль и грязь, а живые люди с русским сердцем, с русским разумом и русским талантом, что напрасно думают, будто мы с друг другом «перессорились» и пребываем в непримиримом разномыслии, будто мы узколобые реакционеры, которые только думают свои личные счёты с простолюдином или «инородцем».
С прозорливой точки зрения Ильина, в России грядёт всеобщая национальная судорога, которая, по мнению Ильина, будет стихийно мстительной и жестокой. «Страна вскипит жаждой мести, крови и нового имущественного передела, ибо поистине ни один крестьянин в России ничего не забыл. В этом мнении встанут десятки авантюристов, из коих три четверти будут «работать» на чьи-нибудь иностранные деньги, и ни у одного из них не будет творческой и предметной национальной идеи». События в России последних десяти лет, к сожалению подтвердили предостережения русского мыслителя.
Более того, Ильин с гениальным пророчеством предвидел и распад исторической России, который и произошёл в 1991 году, во многом, как он сам говорил, благодаря «мировой закулисе». Однако, в результате от этого распада во многом страдает весь мир, ибо разрушается сила, которая бы противостояла Западу (и, в частности, США). В статье «Что сулит миру расчленение России?» он отмечает следующее: «Расчленение организма на составные части нигде не давало и никогда не даст ни оздоровления, ни творческого равновесия, ни мира. Напротив, оно всегда было и будет болезненным распадом, процессом разложения, брожения, гниения и всеобщего заражения. И в нашу эпоху в этот процесс будет втянута вся вселенная». Далее он следующим образом характеризует уже ситуацию в самой России: «Территория России закипит бесконечными распрями, столкновениями и гражданскими войнами, которые будут постепенно перерастать в мировые столкновения». Это перерастание во многом будет совершенно неотвратимым «в силу одного того, что державы всего мира (европейская, азиатская и американские) будут вкладывать свои деньги, свои торговые интересы и свои стратегические расчёты в нововозникшие малые государства». Последние события в Ираке, как бы полностью подтверждают этот во многом зловещий прогноз Ивана Александровича.
Чтобы преодолеть эту национальную судорогу, которую мы все переживаем сегодня, русские национально и патриотически мыслящие люди должны быть готовы генерировать эту идею применительно к новым условиям. Она, прежде всего, должна быть государственно-исторической, государственно-национальной, государственно-патриотической. Эта идея должна, прежде всего, говорить о главном в русских судьбах — и прошлого, и будущего и она прежде всего должна светить целым поколением русских людей.
Главное, согласно Ильину, это воспитание в самом русском народе национального духовного характера. Именно из-за его недостатка в интеллигенции и в массах Россия и рухнула во время революции. «Россия встанет во весь рост и окрепнет только через воспитание в народе такого характера. Это воспитание может быть только национальным самовоспитанием, которое может быть проведено самим русским народом, т. е. его верной и сильной национальной интеллигенцией. Для этого нужен отбор людей, отбор духовный, качественный и волевой».
В религиозной философии Ильин не принадлежал к плеяде последователей В.С. Соловьёва, с которыми многие связывают обычно русский религиозно-философский ренессанс. Предметом его основного внимания был не только тот или иной христианский догмат, внутренний нечувственный опыт, но и то, что называют духом. Все эти нюансы Ильин и выразил в своём классическом труде «Аксиомы религиозного опыта» (1953, т.1−2). Это, прежде всего, учение о равновесии и сочетании духа и инстинкта, а также законов природы и законов духа, являющейся центральным в его религиозной философии. И в этом отношении сама эстетическая установка Ивана Александровича шла как бы вразрез остальному серебряному веку и имела во многом другой источник. Во главу угла он ставил художество, процесс рождения и воплощения эстетического образа, а на вершину художественное совершенство, которое внешне может быть лишено «красоты». Все эти вопросы Ильин поднял в монографиях и лекциях о наших великих писателях, поэтах, певцов, композиторов, актёров, таких как Пушкин, Гоголь, Достоевский, Толстой, Бунин, Шмелёв, Мережковский, Метнере, Рахманинове, Шаляпине.
Но самый главный предмет для философского исследования Ильина, ради которого он написал всё остальное — это сама Россия и её образующий русский народ. Этим основным темам всей его жизни посвящены следующие работы: «Сущность и своеобразие русской культуры» и «Грядущая Россия». Иван Александрович много писал об истории России, как бы прогнозируя её будущее, а также о сильных и слабых сторонах русского народа. Религиозные установки и прафеномены русской православной души, которые являются по Ильину, «сердечное созерцание, любовь к свободе, детская непосредственность, живая совесть, равно как воля к совершенству во всём, вера в божественное становление человеческой души. Эти прафеномены суть: молитва; старчество; праздник Пасхи; почитание Богородицы и святых; иконы».

Используемая литература
1. Новая философская энциклопедия. // Ст. Ю.Т. Лисицы. С.96−97. — М:2001.
2. Русская философия. Словарь. // Ст. В. Кураева. С.183−184. — М:1995.
3. Святая Русь. Русский патриотизм. Словарь. //Ст. О. Платонова. С.289−291.
4. И.А. Ильин. Собрание сочинений (вышло 25 томов). — М:1993−2003.
5. История русской философии. Под ред. М.А. Маслина. // Ст. В. Кураева. С.497−509.
6. И.А. Ильин. Наши задачи. — М: 1992.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru