Русская линия
Православие.RuСвященник Сергий Говорун14.06.2001 

ИНДУЛЬГЕНЦИИ В ИСТОРИИ ГРЕЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

В XVI—XVIII вв.еках Греческая Церковь, хотя и огражденная от контактов с внешним миром границами Османской империи, подвергалась большему влиянию западного христианства, чем Церковь Русская. Здесь значительно активнее действовала католическая пропаганда, особенно с учреждением в 1622-м году Sacra Congregatio de Propaganda Fidei, да и греческие ученые и богословы чаще имели контакты с Западом, а большинство из них здесь училось. Эти и другие факторы привели к тому, что Греческая Церковь в большей степени, чем Русская, подверглась западной «метаморфозе», по выражению о. Георгия Флоровского.
Одним из проявлений такой «метаморфозы» стало введение в практику Греческой Церкви… выдачи христианам индульгенций.[1] Это были настоящие индульгенции — грамоты, разрешавшие от грехов, который мог получить всякий, часто за определенную сумму денег. Разрешение, подававшееся этими грамотами, согласно Хр. Яннарасу, не было связано с участием верного ни в таинстве покаяния, ни в таинстве Евхаристии.[2]
Трудно определить, когда индульгенции, среди греков известные как «apheseis» и «sygchorochartia», вошли в обиход православных, живших под турецким игом. Они были достаточно распространены уже в шестнадцатом веке. В начале восемнадцатого века Иерусалимский патриарх Досифей Нотарас (1641−1707) пишет об индульгенциях как о всем известной и древней традиции: «Возобладал обычай и древняя традиция, которая известна всем, чтобы святейшие патриархи давали церковному народу грамоту об отпущении грехов (sygchorochartion)"[3].
Практика выдачи индульгенций, существовавшая вначале неофициально, получила официальное подтверждение на Константинопольском соборе 1727-го года. Этот собор был созван в ответ на усилившуюся латинскую пропаганду, развернувшуюся главным образом в Сирии, Месопотамии, Палестине и Египте, и стал продолжением Константинопольского собора 1722-го года[4]. Собор издал «Исповедание веры"[5], текст которого был составлен Иерусалимским патриархом Хрисанфом (†1731), подписанное патриархами: Константинопольским Паисием II, Антиохийским Сильвестром и Иерусалимским Хрисанфом, а также архиереями, находившимися в то время в Константинополе и принимавшими участие в соборе.
Итак, в 13-м пункте документа говорится: «Власть оставления грехов, которое, если подается письменно, Восточная Христова Церковь именует «разрешительными грамотами» (sygchorochartia), а латиняне — «индульгенциями» (intulgentzas),. дается Христом в святой Церкви. Эти разрешительные грамоты выдаются во всей Соборной Церкви четырьмя святейшими патриархами: Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским."[6]
Как видно из обоих приведенных отрывков, патриарха Досифея и Константинопольского собора, выдача индульгенций связывалась с властью православных патриархов. Приписывание патриархам (и только им, как видно из текста «Исповедания») власти отпускать грехи и выдавать специальные грамоты было искаженным рудиментом древнего института «Пентархии», который сформировался после IV Вселенского собора и, безусловно, претерпел кризис в эпоху турецкого господства и распространения латинских влияний. В сознании греков той эпохи, которые к тому времени во многом привыкли мыслить западными стереотипами, власть православных патриархов во многом была ассоциирована с властью римского папы.
В своей полемике с латинством греки подвергали сомнению не само по себе явление индульгенции, но то, что Римские папы приписывали право раздавать отпущение грехов исключительно себе. Так, в том же 13-м пункте соборного исповедания сказано: «Говорить же, что власть давать (индульгенции) имеет только Римский папа, есть явная ложь"[7].
Примечательно, что даже такой богослов и знаток канонического предания Церкви как преп. Никодим Святогорец не только не отвергал, но и следовал практике индульгенций. Так, в своем письме епископу Стагонскому Паисию, который в то время находился в Константинополе, датированном апрелем 1806-го года, он просит его взять в патриархии «разрешительную грамоту» для одного «живого монаха», тоже по имени Никодим, и прислать ему. Он обещает ему, что вышлет деньги, необходимые для покупки грамоты, как только узнает, сколько она будет стоить.[8]
Индульгенции как средство обогащения были осуждены на Константинопольском соборе 1838-го года. Этот собор, как и собор 1727-го года, был посвящен опровержению латинских догматов и обычаев. Его главной темой была «уния». Окружное послание, изданное собором, подписали Константинопольский патриарх Григорий VI и Иерусалимский патриарх Афанасий, а также одиннадцать архиереев Константинопольского синода. Его текст был послан также отсутствовавшим патриархам Александрийскому Иерофею и Антиохийскому Мефодию.[9]
В 9-м пункте Окружного послания осуждается «ужасное и неслыханное злоупотребление, происходящее от дерзости, по которой епископы Рима святейшие, священнейшие и страшные предметы веры священной Христовой веры используют как средство добывания денег"[10]. Здесь осуждается только взимание денег за отпущение грехов, да и то только в юбилейные годы. Само по себе явление индульгенции опять не находит должной богословской оценки собора. В послании также нигде не упоминается и не осуждается практика Греческой Церкви, аналогичная осуждаемой собором.
Впрочем, даже соборными решениями было сложно искоренить практику, укоренившуюся в народе. Насколько укорененной была эта практика, говорит тот факт, что «разрешительные грамоты» дожили в Греции до середины двадцатого века.[11]

[1]По этому поводу существует специальное исследование Филиппа Илиоса: Sygchorochartia // Ta Istorika, Афины, т. 1 (1983), 35−84, т. 3 (1985), 3−44. См. также: Х. Яннарас, Orthodoxia kai Dysi sti Neoteri Ellada (Православие и Запад в новейшей Греции), Афины, 31 996, 149−153.
[2]Х. Яннарас, Orthodoxia kai Dysi sti Neoteri Ellada (Православие и Запад в новейшей Греции), Афины, 31 996, 150.
[3]Пападопулос-Керамевс, А., Symbolai eis tin istorian tis archiepiskopis tou orous Sina (К истории Синайской архиепископии), Санкт-Петербург, 1908, 133.
[4]Текст Окружного послания, изданного собором 1722 года, см. в: Кармирис, И., Ta Dogmatika kai Symbolika mnimeia tis Orthodoxou Katholikis Ekklisias (Догматические и символические памятники Православной Кафолической Церкви), t. 2, Graz-Austria, 21 968, 822−859.
[5]Издано в: Кармирис, И., Ta Dogmatika kai Symbolika mnimeia tis Orthodoxou Katholikis Ekklisias (Догматические и символические памятники Православной Кафолической Церкви), t. 2, Graz-Austria, 21 968, 861−870.
[6]Кармирис, И., Ta Dogmatika kai Symbolika mnimeia tis Orthodoxou Katholikis Ekklisias (Догматические и символические памятники Православной Кафолической Церкви), t. 2, Graz-Austria, 21 968, 867−868.
[7]Кармирис, И., Ta Dogmatika kai Symbolika mnimeia tis Orthodoxou Katholikis Ekklisias (Догматические и символические памятники Православной Кафолической Церкви), t. 2, Graz-Austria, 21 968, 868.
[8]Филиппа Илиоса: Sygchorochartia // Ta istorika, Афины, t. 3 (1985), 22−23.
[9]Его текст опубликован в: Кармирис, И., Ta Dogmatika kai Symbolika mnimeia tis Orthodoxou Katholikis Ekklisias (Догматические и символические памятники Православной Кафолической Церкви), t. 2, Graz-Austria, 21 968, 894−902.
[10]Кармирис, И., Ta Dogmatika kai Symbolika mnimeia tis Orthodoxou Katholikis Ekklisias (Догматические и символические памятники Православной Кафолической Церкви), t. 2, Graz-Austria, 21 968, 898.
[11]Так, например, Филипп Илиос обнаружил индульгенцию, датированную 1955-м годом.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru