Русская линия
Православие.Ru Анастасия Рахлина,
Патриарх Сербский Павел (Стойчевич)
15.11.2012 

Патриарх Павел: «Останемся людьми Христа»

Накануне третьей годовщины упокоения Патриарха Патриарх Сербский ПавелСербского Павла, отошедшего ко Господу 15 ноября 2009 года, в Белграде издана книга «Пешком в вечность», в которой собраны проповеди и интервью человека, которого называли «живым святым»

Когда мы, современные люди, тонущие во всевозможных информационных волнах и собственных искушениях, оглядываемся вокруг в поисках по-настоящему надежной опоры, не в последнюю очередь приходит на ум воспоминание о Патриархе Сербском Павле.

В своей книге «О вере, неверии и сомнении» митрополит Вениамин (Федченков) написал об одной девушке 30-х, которая в окружении друзей-атеистов очень хотела потерять веру, но никак не могла, и объясняла своей матери, что это «потому, что вы про преподобного Серафима так внушили нам, что и забыть нельзя. Да и я сама теперь знаю, что всё это было, а главное, — что был сам батюшка отец Серафим. А если был отец Серафим, значит, всё это и в самом деле так и есть. Отец Серафим врать никак не мог».

Мы, конечно, не хотим потерять веру, но искушаемые иногда с самых разных сторон, можем вслед за той девушкой сказать нечто подобное и о патриархе Павле: мы точно знаем, что он был. А значит, жизнь во Христе, чистая вера, нестяжание, истинная любовь, — не житийная история, а реальность сегодняшнего дня, и не только на недостижимом для большинства из нас Афоне, а в самом центре мiра, где еще совсем недавно ходил рядом с нами и служил Богу этот Святейший Патриарх.

Мы все, — свидетели его христианского подвига.

Со дня его упокоения прошло три коротких года, и наверно, мало найдется даже и неверующих людей, кто не видел бы, — по телевизору, в интернете или в газете, — фотографии: щупленький сутулый монах с благородным лицом и белоснежной бородой идет по улице Белграда, а какая-то прохожая удивленно озирается вслед — надо же, Патриарх!

Ставший Предстоятелем в 1990 году и до этого 34 года прослуживший архиереем на самой трагичной сербской земле — Косово и Метохии — бывший Рашко-Призренский епископ, поднявшись на патриарший престол, не переменил своих простых привычек.

«Некоторые думают, что я рисуюсь. Не понимаю, почему. Люди, возможно, не знают, что я родился в деревне, что после войны я долго жил в местах, где не было общественного транспорта, и чаще всего приходилось ходить пешком. Так было годами, я привык, и для меня это не проблема. Я езжу и на машине. Патриархия имеет и автомобиль, и бензин, но в наше время нехваток нужно беречь то, что есть, для моментов, когда к нам приезжают из патриархий других стран», — объяснял он в апреле 1999 года корреспонденту журнала «Нада Нова».

За последующие 10 лет патриаршества его простота никуда не делась, — так же, как его великая любовь и боль, которой дышат, как живые, все слова усопшего Патриарха Павла, собранные в только что вышедшей в Белграде книге «Пешком в вечность».

Книгу избранных проповедей и интервью издали в Сербском отделении Международного общественного Фонда единства православных народов, и это выглядит весьма символически: наверное, не так много можно вспомнить в истории XX века Патриархов, которые были бы так любимы в других Поместных Церквах, олицетворяя собой наше настоящее, не книжное единство.

«Сербский и русский народы — одно, не только по общему происхождению и крови, но прежде всего по нашей вере, — говорил Патриарх Павел, — Нас издавна объединяет святое православие. Веками мы были Единым Телом во Христе и Его святых. Это и сегодня так. Русская и Сербская Православные Церкви останутся одним целым. Мы твёрдо верим в это, это мы чувствуем и знаем».

***

«Пусть нас не будет, но и в этом исчезновении останемся людьми Христа»

«Обвиняют и меня, и Сербскую Церковь, что мы призываем к войне за великую Сербию. А я говорю — если бы великая Сербия должна и могла выжить только через злодейство, нет на то моего согласия! Пусть не будет великой Сербии. Если бы так могла выжить хотя бы малая Сербия, и на это не соглашусь! Пусть не будет и малой Сербии! По цене злодейства — нет, никогда! Если бы преступление было ценой жизни для единственного, последнего серба, и если бы этим сербом был я сам, — всё равно не согласен. Пусть нас не будет, но и в этом исчезновении останемся людьми Христа. По-другому мы не согласны жить, ни за что. Разумеется, в этом суть, ведь мы знаем, что наши предки столько лет и веков были в неволе, но выстояли в правде, и всех нас сохранил Господь Всевышний, который на стороне добра. Если нужно погибнуть, лучше быть мертвым человеком, чем живой нелюдью».

«От раскольников отступает Дух Святой и Его благодать»

«Апостол Павел говорит: Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1 Кор.11:19). Свет и мрак не могут вместе. Чем дальше мы идем во времени, тем ближе край света, — а лишь Господу ведомо, когда это будет, — тем хуже и тяжелее будет. С этим нужно считаться.

Расколы были и будут, еретики и ереси — тоже. И если ересь, — грех против истины, но раскол — грех против единства. От раскольников отступает Дух Святой и Его благодать. И святой мученик Киприан Карфагенский говорит: «Кто может дать то, чего сам не имеет? И как может совершать духовные действия тот, кто потерял Дух Святой?» А мнение Церкви еще в пятом веке изложил блаженный Августин, говоря: «Раскольники могут иметь веру в святую троицу, могут иметь Святые Тайны, но не спасение».

Знаете, все граждане свободного света имеют полное право основывать религиозные сообщества, но не имеют права делать из Православной Церкви предмет политической торговли".

«Злодею всегда плохо, зло несчастливо»

«Один албанец, ходжа, написал мне письмо, и среди прочего там было следующее утверждение: „Для нас, мусульман неприемлем принцип: пока один не потеряет, другой не найдёт“. Я ответил: „Этот принцип неприемлем и для христианства, и для православия“. Земля Господня достаточно просторна для всех, если мы будем людьми. Если же нет, она станет нам тесной, даже если нас останется только двое. В Библии и Коране говорится об Адаме и Еве и их сыновьях Каине и Авеле, о том, как злой Каин набросился на брата и убил его, а их было четверо во всем мире. Злодею всегда плохо, зло несчастливо. Никогда злодей не признает себя виноватым, всегда виноваты другие. А христианин, даже ни в чем не виновный, всегда боится, что, пусть невольно, согрешил».

«Многие говорят: еще немного нагрешу и буду каяться. Но так не получится».

«Никто не возрастает „по прямой“. Без искушений мы были бы легкомысленными, искушения укрепляют нас. Нет человека, который за долгую жизнь не имел бы их. Все имеют их, даже не верующие ни словом, ни делом. Но в нашей вере нет предопределенности на совершение злых дел. Есть люди, которые показывают себя только перед смертью, как тот разбойник на кресте. Поэтому блаженный Августин пишет: „Не впадай в отчаяние, ибо спастись можешь и перед смертью. Но не надейся на это слишком, ибо только один спасся“. Многие люди говорят, подожди, мол, я еще немного нагрешу, потом буду каяться. Но так не получится. Если человек в трясине по щиколотку, то выбраться ему легко, если до колена — кое-как, а если по горло — никак. Болезни зависимости — лучший пример этого. Человек превращается в раба, а создан он свободным».

«Те, кто не хочет рожать, пусть воздерживаются»

«В прошлом году мы выступали против абортов, и женское лобби протестовало и писало в газетах: „Женщина — существо свободное, и она сама должна решить, родить или не родить ребёнка“. Мы и не говорили, что женщина — несвободное существо, мы только не согласны с тем, чтобы зародыш считался частью женского тела. Яйцеклетка — часть женского тела, и сперматозоид — часть мужского, но зародыш, — это что-то совсем другое, это отдельная личность, целостная, не принадлежащая ни мужскому, ни женскому организмам.. Махатма Ганди говорил, что самые счастливые годы провел со своей женой, когда они жили, как брат с сестрой. Те, кто не хочет рожать, пусть воздерживаются. Если мог Ганди, могут и они».

«Такова политика: начнешь заниматься ею, приходится продолжать, куда бы это не завело»

«Никто не умел так хорошо, как один католический катехизатор, представить лик Иисуса Христа. „Умереть за другого“, — сказал он однажды о высшей христианской жертве и высшей свободе. А затем пришел 1941 год, и этот человек вдруг изменился: стал командиром штурмовиков в Тузле, посылал своих бывших учеников арестовывать их бывших преподавателей. Как может быть, чтобы человек таких моральных качеств пал так низко? Или он раньше фарисействовал, или такова политика, — если начнешь заниматься ею, то приходится продолжать, куда бы это тебя не завело».

«Важно оказаться на стороне, которую Иисус Христос признает Своей»

«Чем ближе мы к концу света, — а к нему мы приближаемся с каждым днем, — тем труднее нам будет. Когда придет конец, Христос нам не сказал, потому что это не принесло бы нам пользы. Для нас знание о времени конца света не важно, — важно всегда быть готовыми, чтобы, даже если это случится сейчас, в эту минуту, оказаться на стороне, которую Иисус Христос признает своей, среди тех, кого Он признает Своим народом. Нужно всегда быть готовыми предстать перед Судией праведным, как Его верующие, как народ Божий».

«Путь Божий не лёгок, но он честен»

«Бог нам не дал ни меча, ни ружья, чтобы насильно заставлять людей быть христианами. Он дал нам слово. Кто имеет уши, чтобы слышать, — тот услышит. Это наше оружие. Путь Божий не лёгок, но он честен. Он подразумевает непрекращающуюся борьбу с самим собой, со страстями, с неправдами, с сатаной. Это путь любви через страдания, любви к себе, к ближним, ко всему живому, даже к неприятелю. Награда в конце пути, — вечная небесная слава в Царствии Божием».

«Христос посылает нас к волкам не для того, чтобы волки нас растерзали»

Христос своим ученикам сказал: Я посылаю вас как овец к волкам. Быть человеком во все времена и при всех обществах было исключительно тяжело. Каждый старается использовать вас, посмеяться, подставить ногу. Вы и сами, конечно, это знаете. Но Христос посылает нас к волкам не для того, чтобы волки нас растерзали, а чтобы мы своими поступками, своей верой показали им, что значит быть в стаде Христовом. Чтобы хоть иногда волк преобразился, понял, что не делает хорошего, покаялся и поклонился стаду Христову. Но, конечно, существует и опасность, что овца, не имеющая довольно веры, подумает, что «c волками жить — по-волчьи выть», соблазнится и станет волком, заменит копыта когтями, научится выть".

«Унижать нас может кто угодно, но унизить — никто, кроме нас самих»

«Гнев ничему не помогает, только наносит вред тому, кто гневается. Некоторые люди считают, что их обязательно должны послушаться, хотят быть в центре всего. Родители часто перебарщивают и требуют послушания от своих уже взрослых детей. Из-за гордости и тщеславия так же часто случаются недоразумения. Унижать нас может кто угодно, но унизить — никто, кроме нас самих, наших дел и поступков. Нужно оставаться спокойными, даже когда другие специально стараются вызвать ваш гнев».

«Всё можно решить, вооружившись терпением и доверием»

«Минуты слабости бывают у всех. Но после, когда человек соберется с духом, становится ясно, что и неудачи имеют свой смысл. Помню, шёл я как-то пешком в монастырь. Идти далеко, льет дождь, я без зонта, ноги вязнут в размокшей грязи. Подумалось: „Господи, я что, в кабак направился, что со мной такое происходит?“ А потом, поразмыслив, сам себя спросил — где же моя сила воли? Всё можно решить, вооружившись терпением и доверием».

«Наш долг — изложить истину, которую знаем, перед тем, кто хочет слушать»

«Как сказал святой Иоанн Златоуст, наш долг не в том, чтобы убедить противника, а в том, чтобы изложить истину, которую знаем, перед тем, кто хочет слушать. Если он не хочет, мы не должны заставлять его. Его собственный долг — убедиться, потому что никто никого не может убедить, пока тот не убедится сам. То есть наш долг изложить истину, а имеющий уши да услышит, как сказал Христос. Тому, как говорит апостол Павел, кто нашел себе учителей, угождающих ученику, тех, что будут рассказывать приятные сказки, избегая истины, мы не можем помочь. Значит, наш долг помочь всякому, кто может и хочет слышать».

«Да будем мы с Господом, и Он с нами, и будь, что будет»

«Господь да пребудет с нами, и мы с Ним, а Он от нас не отступится никогда, лишь бы мы от Него не отступились. А отступиться от Него и Его пути, значит, пойти к греху, к тому, что недостойно имени наших предков и нас самих — всегда. Да будем мы с Господом, и Он с нами, и будь, что будет. А будет добро, потому что всякое добро — от Бога».

Подготовлено по материалам книги «Патриарх Сербский Павел. Пешком в вечность. Избранные проповеди и интервью»

http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/57 440.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru