Русская линия
Татьянин день Григорий Прутцков12.11.2012 

Иван Шувалов: возвращение из небытия

Наверное, не меньше 90% Иван Иванович Шуваловнаших соотечественников на вопрос о том, кто основал Московский университет, уверенно ответят: «Конечно же, Ломоносов». А между тем, Михайло Васильевич — не единственный отец-основатель МГУ. Инициатором и вдохновителем был другой человек — Иван Иванович Шувалов (1727- 1797), чей 285-й день рождения мы празднуем сегодня.

Вклад Шувалова в создание первого российского вуза сначала преувеличивался. Затем, при советской власти, о нем почти не упоминалось, и лавры единственного основателя надолго перешли к Ломоносову. Но и сегодня, когда роль Шувалова давно уже не замалчивается, его то называют ошибочно графом, то путают с двоюродным братом Петром Ивановичем (который как раз и был графом).

Какова же истинная роль Ивана Ивановича Шувалова в создании Московского университета? Как известно, Шувалов долгое время был одним из самых приближенных к императрице Елизавете Петровне людей. Он не только оказывал влияние на внутреннюю и внешнюю политику России, но и был меценатом: помогал ученым и писателям, поэтам и художникам, содействовал развитию русской науки и искусства. Активно поддерживал Шувалов и многие инициативы Ломоносова, среди которых — создание в Москве университета.

Формально университет существовал в Петербурге при Академии наук еще с 1725 года, и он подчинялся академической канцелярии, где заправляли недруги Ломоносова. Но фактически это не было учебное заведение, и все попытки Михайлы Васильевича превратить его в реальный университет наталкивались на противодействие многочисленных оппонентов. На каком-то этапе этой борьбы Ломоносов понял, что не добьется в этой борьбе успеха, и решил действовать по-другому: создать университет, который не подчинялся бы Академии наук. В Петербурге это сделать было сложно, и выбор ученого пал на Москву, которая, к тому же, была удобно расположена для потенциальных студентов: не на окраине империи, а в центре, как тогда говорили, «внутренней России».

Ломоносов убедил Ивана Ивановича Шувалова в правоте своей идеи и разработал проект создания Московского университета. В этот проект Шувалов внес незначительные изменения и подал его на подпись императрице Елизавете. Интересно, что имя Михайлы Васильевича как его автора нигде не упоминалось, хотя, полагаю, «дщерь Петрова» хорошо понимала, что разработать подобный проект мог в России лишь один человек — Ломоносов. Шувалов был назначен куратором университета. С тех пор долгое время он считался единственным его основателем. Так, например, в 1805 году, когда праздновался полувековой юбилей Московского университета, имя Ломоносова во время торжественного собрания было упомянуто лишь один раз — и то среди величайших ораторов и стихотворцев XVIIIвека.

«Патриотическим ходатайством пред Великою в кротости ЕЛИСАВЕТОЮ незабвенного друга просвещения, Шувалова, в златый век Ее царствования положено в 1755 году первое основание мирного храма наук», — говорил в торжественной речи профессор Павел Сохацкий. Далее он назвал Шувалова знаменитым любителем наук, а о Ломоносове не сказал ни слова.

И все же «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным». В сентябре 1825 года, когда известность Ломоносова-поэта стала забываться, журнал «Московский телеграф» опубликовал найденное историком Павлом Александровичем Мухановым неизвестное доселе письмо Ломоносова к Шувалову от 19 июля 1754 года. «Полученным от Вашего превосходительства черновым доношением Правительствующему Сенату к великой моей радости я уверился, что объявленное мне словесно предприятие подлинно в действо произвести намерились к приращению наук, следовательно к истинной пользе и славе отечества», — писал Михайло Васильевич своему патрону. И дальше — план создания университета, который в некоторых местах слово в слово совпадал с подписанным императрицей 25 января 1755 года знаменитым указом.

«Тот факт, что до самой революции честь создания Московского университета приписывалась одному И.И. Шувалову, не должен и не может заслонить от нас истинное распределение ролей между ним и Ломоносовым в претворении в жизнь великого начинания, — писал в книге „Ломоносов“ его биограф Евгений Николаевич Лебедев. — Продолжая аналогию в театральных терминах, автором действа и главным постановщиком до революции считали И.И. Шувалова, Ломоносова же — собирателем материала и консультантом. На самом же деле автором и постановщиком был именно Ломоносов, а Шувалов — способным актером, который произносил в Сенате и перед императрицей впечатляющие и убедительные монологи, написанные и отрепетированные Ломоносовым».

Именно тогда, осенью 1825 года, стало известно о действительной роли Михайлы Васильевича в основании Московского университета. Знаменитые слова Пушкина «Он создал первый русский университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом» утвердили в народном сознании эту миссию Ломоносова вплоть до нашего времени.

С тех пор основателями университета стали называть трех человек: императрицу Елизавету, Шувалова и Ломоносова. Такое представление продержалось около ста лет. После революции 1917 года официальная советская пропаганда не могла допустить положительную роль дворянства в русской истории. Поэтому о Елизавете Петровне и Иване Шувалове перестали упоминать. Единственным основателем МГУ официально стал классово близкий советской власти сын рыбака Ломоносов. Присвоение его имени университету в 1940 году окончательно закрепило за ним славу первооткрывателя.

И лишь в 1990-е годы имя Ивана Ивановича Шувалова стало возвращаться из небытия. Сегодня в Москве есть улица Шувалова, его памятник стоит у стен Фундаментальной библиотеки МГУ, в честь него назван Шуваловский корпус — одно из новых университетских знаний, а для молодых ученых Московского университета учреждена Шуваловская премия, одним из первых лауреатов которой стала Елена Леонидовна Вартанова — ныне декан факультета журналистики МГУ.

http://www.taday.ru/text/1 906 494.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru