Русская линия
Российская газета Елена Яковлева08.11.2012 

Сопротивление и вера
Вчера в Москве открылась выставка «Русская Церковь и Советская власть

Церковь до сих пор не залечила раны, нанесенные ей лихой историей русского XX века. В этом ясно можно убедиться на открывшейся вчера в Музее современной истории России выставке «Преодоление: Русская Церковь и Советская власть».

 — Название выставки не случайно, — сказал на открытии выставки советник президента РФ по культуре Владимир Толстой, — мы просто обязаны преодолеть, сшить все провалы и прорехи в нашей истории, в том числе и такие, за которые нам должно быть стыдно. Это наше общее возвращение к совести.

Трудно не совершить это возвращение, разглядывая необычные экспонаты выставки — начиная от большевистских антирелигиозных листков и заканчивая молитвами, которыми были исписаны подкладки жилеток лагерных заключенных.

Все привычно и непривычно на ней — чем-то она напоминает семейный альбом, все документы и фотографии в ней равнозначимы. Вот императорская семья, лишенная царского величия, но не лишенная человеческого — царь, пилящий дрова, великие княжны в простых платках, их пронзительные образы только приобретают от вынужденной простоты жизни в заключении. А вот фотографии тех, кто с ними расправился. Никакого пропагандистского педалированного подчеркивания их недочеловечности, нет, нет, просто фотографии рядом: вглядывайся в лица, думай.

Символично, что выставка «Преодоление» открылась 7 ноября.

 — Как-то раз в советские времена светский человек поздравил знакомого священника с праздником 7 ноября, — рассказал на открытии выставки ректор Московской духовной академии и семинарии, архиепископ Евгений. — Сегодня действительно великий праздник, ответил ему священник, сколько мучеников он дал нашей Церкви!".

На выставке можно убедиться, как не нравилось поначалу народу творимое новой властью наступление на церковь. «Антирелигиозная пропаганда неблагоприятно отразилась на настроении крестьян и послужила почвой для контрреволюционной работы», — гласит выписка из внутренней сводки ГПУ. Но вода насилия и притеснения точила камень. Школьники писали с ошибками «Поп и кулак — касовый враг», дерзкие комсомольцы весело справляли «безбожное рождество», пионеры носили по улицам лозунги «Пионеры, бейте тревогу, ваши родители молятся Богу».

А из лагерей стали приходить первые письма с описанием диких жестокостей — рассказами, как верующему человеку вырезали на груди ранку, засыпали солью, завязали, чтобы не смог развязать. И тут же рядом свидетельства епископа Вениамина Милова, что ему не попадалось жестокое начальство, а тюрьма, по милости Божией, хорошо лечит слабые стороны нашей натуры — сентиментальность, саможаление.

Но это только сам страдалец может принять страдание как лекарство.

Нам, потомкам, страшно смотреть на бирку с ноги умершего заключенного на «мертвой дороге» Салехард — Игарка. Но удивительно — на скрипку, принадлежащую священномученику Сергию Кедрову, или на стихи, написанные из лагеря неведомой «Верочке». Всюду жизнь, думаешь, успокоившись. Пока не начинается зал «лиц и глаз». Увеличенные фотографии из арестантских дел.

Невозможные, налитые тоской и страданием глаза. Которые не забыть. Но это взгляд преодолевших эту власть.

http://www.rg.ru/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru