Русская линия
Богослов. Ru Николай Годлевский08.11.2012 

«Немногие начальники и далеко не все архипастыри могут принести такой венец своей души к Престолу Предвечного Судии»

Предлагаемая читателям портала публикация посвящена выдающейся личностиФлавиан (Городецкий), митрополит митрополита Киевского и Галицкого Флавиана (Городецкого), много потрудившегося на ниве служения Церкви Христовой.

Митрополит Флавиан (Городецкий), скончавшийся незадолго до революции 1917 года, занимал, как бы сейчас сказали, один из высших постов в Русской Православной Церкви — управлял Киевской епархией, одной из трех наиболее значимых в то время.

Его жизненный путь удивителен. Высокопреосвященнейший Флавиан, в миру Николай Николаевич Городецкий, родился в 1840 году в городе Орле, в семье дворян. Когда ему исполнилось семь лет, умерла его мать, а в 12-летнем возрасте он потерял отца, оставшись круглым сиротой. Воспитывался он в доме глубоко религиозной тетки. В 1853 году поступил в Орловскую гимназию, сразу в четвертый класс, окончил ее с отличием, а в 1857 году поступил на юридический факультет Императорского Московского университета. Там проявил себя довольно талантливым человеком. Но религиозная настроенность и возвышенное желание послужить просвещению народа побудили молодого студента посвятить свою жизнь Богу. Поэтому в 1861 году на последнем курсе университета неожиданно для многих Н. Городецкий бросил учебу, которая сулила ему хорошую карьеру, и ушел в монастырь. Два года он послушником подвизался в одном из монастырей Московской епархии. В 1863 году был принят в число штатных послушников Московского Симонова монастыря. Здесь он начал свое служение с так называемых «тяжких служб», то есть подвизался как чернорабочий послушник: в течение нескольких лет мыл пол, рубил и возил дрова, топил печи.

В 1866 году послушник Николай принял монашество с именем Флавиан и был посвящен в сан иеродиакона. В этом же году архимандрит Симонова монастыря Гурий (Карпов) был назначен настоятелем Русской Посольской Церкви в Риме и предложил иеродиакону Флавиану сопровождать его в качестве секретаря. Но вследствие перерыва сношений российского правительства с римской курией архимандрит Гурий и иеродиакон Флавиан должны были покинуть Рим и переместиться в Неаполь.

Через полтора года архимандрит Гурий был вызван в Россию и рукоположен в епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии. Вместе с ним вернулся и иеродиакон Флавиан.

В 1867 году он был рукоположен в Спасо-Преображенском монастыре города Казани в иеромонаха, а в 1873-м — по собственному желанию назначен членом Пекинской духовной миссии.

Деятельность будущего митрополита в Китае была плодотворной. Осознавая, что успех просветительской деятельности в первую очередь зависит от знания иностранного языка, он начал активно изучать китайский и вскоре овладел как устной, так и письменной речью. После этого по поручению начальника миссии переводил книги религиозно-нравственного содержания, исполняя в то же время и обязанности священнослужителя.

О. Флавиан составил немало самостоятельных сочинений для китайцев-христиан, в том числе «Объяснение православного богослужения для китайцев».

Одним из важных деяний иеромонаха Флавиана была работа над китайско-русским словарем.

Разумеется, батюшка активно проповедовал. При этом он хорошо изучил верования, нравы и культуру китайцев, что помогало ему в беседах с новообращенными китайцами и содействовало успеху его проповеди.

В 1879 году иеромонах Флавиан был назначен на должность начальника Пекинской миссии и одновременно с этим возведен в сан архимандрита. Он продолжает заниматься просветительской деятельностью, в результате чего китайская община каждый год увеличивалась на несколько новопросвещенных. Исключительно его стараниями богослужение стало совершаться на китайском языке.

В 1882 году архимандрит Флавиан отправил к святителю Николаю (Касаткину) в Японию кандидатов-китайцев для рукоположения в священство.

Однако в 1884 году ввиду ослабленного здоровья он был отозван из миссии и вступил в число братии Александро-Невской лавры. Примечательно, что перед его отбытием в Россию православные китайцы толпой вышли провожать архимандрита, многие слезно просили остаться.

2 февраля 1885 году архимандрит Флавиан был рукоположен в епископа Аксакайского, викария Донской епархии, а 29 июня того же года — назначен викарием Холмско-Варшавской епархии.

В 1891 году в связи с назначением высокопреосвященного епископа Леонтия на кафедру Московской митрополии, епископ Флавиан, уже получивший бесценный опыт общения с польскими католиками, был назначен на его место архиепископом Холмским и Варшавским. Стоит отметить, что за время пребывания на кафедре он два раза вызывался в Санкт-Петербург для присутствия в Святейшем Синоде.

В 1895 году архиепископ Флавиан был награжден орденом святого Владимира II степени. В 1896 году он один из немногих удостоился участвовать в коронации императора Николая II.

21 февраля 1898 года владыка Флавиан был назначен экзархом Грузии, архиепископом Карталинским, а также избран членом Святейшего Синода. Прибыв на место, он принялся деятельно утверждать паству в знании истин христианской веры и вскоре снискал ее уважение и любовь. Владыка проявил опытность в решении трудных вопросов епархиального управления, а также обладал умением выслушать просителя и старался быть доступным для всех.

В 1898—1899 гг. архиепископ Флавиан был избран в почетные члены Казанской и Петербургской духовных академий, а в 1902 году — Киевской.

В 1900 году он был награжден орденом святого Александра Невского.

В 1901 году, по кончине архиепископа Амвросия, владыка Флавиан был назначен архиепископом Харьковским и Ахтырским.

Здесь он пробыл всего 14 месяцев, но и за это короткое время снискал любовь и глубокое уважение как паствы, так и клира.

В 1902 году по инициативе владыки в Харькове было учреждено религиозно-просветительское братство. И спустя совсем короткое время в городе было организовано большое число проповеднических кружков.

4 февраля 1903 года, после смерти митрополита владыки Феогноста (Лебедева), архиепископ Флавиан удостоился мирополичьего достоинства и назначен на Киевскую и Галицкую кафедру. И, простившись со своей паствой и передав дела преемнику, он отбыл на поезде принимать управление вверенной ему епархии.

25 февраля митрополит прибыл в Киев. На вокзале его ждали городской голова, представители духовенства и будущая паства. Киевский голова сказал торжественную речь и вручил митрополиту хлеб-соль. После этого процессия направилась в Софиевский собор, где владыка Флавиан приложился к святыням, произнес торжественную речь и дал святительское благословение. После этого митрополит направился в Киево-Печерскую Лавру. Там он совершил молебен, преподав благословение братии.

Знакомство с епархией митрополит Флавиан начал с посещения духовных учебных заведений и епархиальных учреждений. За неделю владыка проинспектировал все семинарии и духовные училища Киевской епархии, а также женские епархиальные училища и Киевскую духовную академию, причем присутствовал даже на лекциях.

Всамом городе Киеве насчитывалось на начало 1903 года 35 церковных школ. При этом остро ощущалась нехватка учительских школ. И митрополит Флавиан принял решение об открытии в Киеве новой церковно-учительской школы. Сразу было заложено здание, которое к концу 1903 года сдали в эксплуатацию. Первый выпуск учителей ожидался спустя три года — в 1906-м.

Надо сказать, что митрополит Флавиан сугубо заботился о просвещении и образовании своей паствы. В связи с этим он оказывал посильную помощь только открывшемуся Церковно-историческому археологическому обществу, в заседаниях которого неоднократно принимал участие.

1 июля 1903 по распоряжению митрополита в здании Киево-Подольского духовного училища открылись курсы для псаломщиков Киевской епархии. В тот же день на них было записано 90 человек.

В Киевской епархии — в одной из первых в Русской Церкви — был реализован чрезвычайно важный проект. Осенью 1905 году при нескольких городских церковно-приходских школах были организованы детские сады для детей дошкольного возраста от трех до восьми лет. Такой опыт имел полный успех и привлек общее сочувствие всех слоев общества. Детские сады были хорошо организованы, при них созданы попечительские советы для поиска материальных средств. Понятно, что со временем ожидалось увеличение количества подобных учреждений.

С 1904 года митрополит Флавиан на территории Киевской епархии ввел вечерние занятия для взрослых, которые уже через год приобрели большую популярность: «Попытки некоторых заведующих школами устраивать вечерние занятия со взрослыми и воскресно-повторительные занятия сделаны лишь с прошлого учебного года и дали вполне благоприятные успехи. Надо думать, что в недалеком будущем эти занятия приобретут прочные симпатии среди сельского населения"[1]. В некоторых школах численность взрослых доходила до 70 человек.

Заботился владыка и о том, чтобы все приходские священники регулярно устраивали воскресные чтения для народа.

И, конечно же, особое внимание митрополит Флавиан уделял Киевской духовной семинарии, часто бывал там во время лекций, разговаривал со студентами, жертвовал собственные средства на улучшение учебного процесса и на пополнение библиотеки.

В годы революции 1905 года митрополит Флавиан стремился всеми силами сохранить мир и спокойствие в Киевской епархии. В феврале 1905 года он обратился к священникам с такими словами: «Духовенству в настоящее время молчать не только нельзя, но и преступно. Непростительно грешит тот пастырь, который сторонится от жизни пасомых, не желая быть их учителем в то время, когда они особенно нуждаются в отеческом совете, в духовной помощи, в наставлении отца-пастыря. Имея в виду это, убедительнейшее прошу пастырей и словом своим и делом воздействовать на жизнь пасомых, охраняя ее от смуты, от упадка веры в Бога и любви к нашей Святой Православной Церкви и людям. Все средства свои, все силы — духовные и моральные — пастыри должны направить к этой цели. Призываю духовенство на этот труд и благословляю его на этот пастырский подвиг"[2].

Духовенство Киевской епархии, откликнувшись на призыв митрополита, стремилось всеми силами восстановить спокойствие, призывая народ отказаться от забастовок и вернуться к мирному труду.

И, действительно, митрополиту Флавиану удалось сохранить мир и спокойствие в своей епархии. В начале 1906 года в «Киевских епархиальных ведомостях» появилась статья, в которой кратко подводился итог событиям за ушедший год: «Только что минувший год Киев епархия вместе со всей Русской Церковью и со всем русским народом провела в понятном тревожном напряжении. Тем не менее, жизнь епархиальная по милости Божией, в течение всего прошедшего года была свободна от каких либо особенных несчастных случаев, или даже просто прискорбных событий"[3].

Большое значение владыка Флавиан придавал миссионерству, стараясь сделать его как можно более плодотворным. С 1903 года несколько раз в год в разных частях епархии по его благословению проходили миссионерские съезды. Их график был примерно таким: заседания проходили два раза в день, первая половина дня была посвящена преимущественно знакомству с догматикой, полемикой и апологетикой по всем главнейшим вопросам (о Церкви, о Таинствах, о почитании мощей, креста, икон, о Предании), во второй половине дня обсуждались проблемы, касающиеся существующей и желательной постановки дела миссии в епархии вообще и в данной местности, в частности, дискутировались желательные меры для активизации миссионерской деятельности пастыря. Также делегаты съездов обменивались мыслями и опытом.

Уже к началу 1904 года в отчете Киевского комитета православного миссионерского общества отмечалось, что в Киеве за ушедший год было крещено 55 мусульман, католиков, протестантов и иудеев.

Летом 1903 года митрополитом Киевским и Галицким было предложено учредить в Киеве пастырские собрания. Целью их было солидарное противодействие сектантству, забота о бедных и больных, а также братский обмен мыслями и пастырским опытом. Руководителем таких собраний был назначен викарный епископ Платон. С этого года они стали проводиться регулярно — каждый год.

17 апреля 1905 года были обнародованы тезисы о веротерпимости, что сопровождалось сильным возбуждением среди иноверцев и сектантов. В ответ киевское духовенство значительно усилило миссионерскую работу.

В ее контексте внимания заслуживает такой факт: на майском съезде того же года были озвучены возможные причины перехода православных людей в секты:

недостаточно возвышенный религиозно-нравственный уровень православных и как следствие склонность к пьянству и другим порокам;

импровизированные, одушевленные молитвы сектантов на многочисленных собраниях с заманчивым общим пением;

пассивное участие в богослужении у православных, активное — у сектантов;

высоконравственные качества у сектантов, по крайней мере на первых порах: честность, трезвость, благотворительность;

недостатки церковной жизни: слабая учительность пастырей, невнятное церковное чтение и пение, нередко непримерная жизнь и поведение членов церковного причта.

12−26 июля 1908 года в Киеве прошел IV Всероссийский миссионерский съезд, ставший зримым свидетельством развития миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. На собрании присутствовало 3 митрополита, 32 архиепископа и епископа, 6 архимандритов, 152 представителя духовенства, 60 профессоров и преподавателей духовных и светских учебных заведений, 45 священников — епархиальных миссионеров и 23 — светских. Всего в работе съезда приняли участие 626 человек. Такое значительное количество делегатов говорило о том, что мероприятие имело исключительное значение (тем более что предыдущий съезд созывался в 1897 году).

Председателем съезда назначили архиепископа Волынского Антония (Храповицкого). Было сформировано девять отделов: противосектантский; единоверческий; противокатолический; по церковному учительству и по вопросу о мерах борьбы с социализмом, анархизмом и неверием; организационный; издательско-миссионерский; противомусульманский; преподавательский.

Во время съезда ежедневно совершались торжественные архиерейские вечерние богослужения с миссионерскими поучениями, которые сопровождались раздачей миссионерских листовок. Такие службы привлекали множество народа.

Кроме того, в Киево-Печерской Лавре были устроены миссионерско-апологетические чтения для монашествующей братии.

Однако практических последствий IV Всероссийский миссионерский съезд, к сожалению, не имел. Заметного подъема в деле миссионерства или радикальной реформы в его реорганизации не произошло. Тем не менее съезд выполнил другую, не менее важную задачу. Впервые за много лет в Киеве состоялась встреча множества иерархов, которые обычно жили совершенно обособленной жизнью, имели очень мало живого общения между собой, «ведь по Духовному регламенту, архиерей мог оставить свою епархию и поехать к своему собрату, с разрешения Святейшего Синода, только на 8 дней"[4].

Примечательно, что незадолго до созыва IV Всероссийского миссионерского съезда — с 20 по 26 мая — был организован Епархиальный миссионерский совет под руководством митрополита Флавиана.

И вообще 1908 год ознаменовался заметным оживлением пастырской и миссионерской деятельности киевского епархиального руководства.

Митрополит Флавиан не оставлял без внимания и такую важную сторону христианской жизни, как благотворительность. Путешествуя по епархии, владыка посещал тюрьмы, обходил там все камеры, преподавая благословение всем заключенным.

По инициативе митрополита Флавиана в Киеве был открыт приют для престарелых и больных священно-, церковнослужителей, их вдов и сирот.

С 1906 года организовали сбор средств в пользу голодающих. К середине года было получено от частных лиц и израсходовано на помощь голодающим 803 рубля 80 копеек.

В июле 1914 года началась Первая мировая война. Городу Киеву суждено было на первых порах стать одним из главных пунктов сосредоточения и провода доблестной армии, спешившей на бой с врагом.

Вскоре после начала войны в Киево-Софийском митрополичьем доме был открыт госпиталь имени церквей и духовенства Киевской епархии на 100 кроватей.

В то же время Киево-Печерская Лавра по благословению митрополита отвела помещение в странноприимнице для 1000 раненых, 500 больных и 1000 человек, изготовлявших обмундирование, содержала на свои средства лазарет на 120 мест.

На время войны самому существенному преобразования было подвергнуто Киевское епархиальное Свято-Владимирское братство, которое оказалось чрезвычайно чутким, деятельным и плодотворным органом епархиальной благотворительности в условиях военного времени.

Братство собрало и отправило достаточное количество теплой одежды, белья, предметов личной гигиены и воинского обихода. Были собраны также значительные денежные средства для помощи семьям воинов.

Осенью 1915 года митрополит Киевский и Галицкий Флавиан тяжело заболел. Чувствуя приближение смерти, он обратился с письмом к архиепископу Харьковскому Антонию (Храповицкому) с просьбой совершить обряд погребения. Умирал митрополит в полном сознании. За два дня до смерти он созвал викарных епископов и сделал все распоряжения. 4 ноября 1915 года митрополит Флавиан (Городецкий) скончался.

Чин отпевания совершил архиепископ Антоний (Храповицкий). «Немногие начальники и далеко не все архипастыри могут принести такой венец своей души к престолу Предвечного Судии, — сказал он. — Чуждый по своему воспитанию духовной школе, владыка Флавиан любил ее так, как редкий из ее питомцев. Он никогда не обходил ласковым словом подходившего к нему семинариста и находил для себя великое удовольствие в том, чтобы являться среди них при всяком удобном случае, он прилагал все старание к тому, чтобы собирать в свой кафедральный город священников с высшим богословским образованием и делал обильные пожертвования на академические научные издания, а равно и на другие нужды вверенной его попечению Академии. Все монахи чтили и любили преосвященного Флавиана, а монахи Киево-Печерской Лавры прямо-таки его обожали, и такой любовью братии не пользовался в Киеве ни один митрополит. Причиной сему восторженному чувству была, во-первых, простота и ласка владыки ко всякому монаху и послушнику, а во-вторых, то обстоятельство, что он большую часть своих весьма обильных доходов (думается, более 2/3) возвращал святой Лавре, устроив в ней на свои средства обширный Благовещенский храм, огромную библиотеку, больницу с церковью, больничную церковь для приписной Китаевской пустыни и, наконец, пожертвовав Лавре свою собственную библиотеку. Братия восхищалась этими дарами, главным образом потому, что усматривала в них признание митрополитом того громадного просветительного значения, которое имеет для народа всякая благоустроенная обитель, как училище молитвы и благочестивых подвигов"[5].

Погребен владыка в Крестовоздвиженской церкви Ближних Пещер Киево-Печерской лавры.

Список использованной литературы

1. Антоний, архиеп. Слово пред отпеванием тела усопшаго митрополита Флавиана. Харьков: Епархиальная типография, 1915. 7 с.

2. Киевские епархиальные ведомости. Киев, 1903. № 4, 5, 18, 21, 32; 1904. №№ 1, 2, 8; 1905. №№ 11, 24, 30; 1906.№№ 1, 25; 1915. № 3.

7. Русская Православная Церковь. ХХ век. М.: Издательство Сретенского монастыря, 2008. 800 с.

8. Святая Русь. Большая энциклопедия русского народа. Русское Православие. В трех томах. Том 3. М.: Институт русской цивилизации, 2009. 752 с.

[1] Киевские епархиальные ведомости 1905 № 24. — С. 611.

[2] Киевские епархиальные ведомости 1905 № 11. — С. 342−343.

[3] Киевские епархиальные ведомости 1906 № 1. — С. 10.

[4] Русская Православная Церковь. ХХ век / Беглов А. Л., Васильева О. Ю., Журавский А. В. И др. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2008. — С. 47−48.

[5] Антоний, архиеп. Слово пред отпеванием тела усопшаго митрополита Флавиана. Харьков, епархиальная Типография, Каплуновская ул., д. № 4. 1915. — С. 5−6.

http://www.bogoslov.ru/text/2 934 694.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru