Русская линия
Православие.Ru Елена Лебедева13.05.2004 

Святыни старой Москвы
Московская церковь святых Бориса и Глеба на Поварской

Известная московская церковь свв. Бориса и Глеба стояла на Поварской улице близ одноименного Борисоглебского переулка. В советское время он носил имя А.Ф.Писемского, потому что писатель жил в одном из местных домов до самой кончины, последовавшей в 1881 году.
Святые Борис и Глеб были самыми первыми русскими святыми и самыми чтимыми на Руси — храмов им строилось великое множество и в Москве и в других русских городах. Оба брата были сыновьями св. равноапостольного великого князя Владимира, крестившего Русь в христианство в 988 году. После кончины их отца престол в Киеве захватил князь Святополк, которого в народе за великие и бесчисленные злодеяния потом прозвали «Окаянным». Князя Бориса в то время не было в стольном граде — он только возвращался домой после битвы с печенегами, на которую его послал отец. И Святополк тайно отправил к нему своих людей, чтобы они убили законного наследника престола. Святой князь Борис, узнав уже от своих приближенных о трагических событиях в Киеве, не захотел участвовать в тяжбе за власть и сеять в Отечестве раздор и смуту. Ожидая неминуемой скорой смерти, он горячо молился в своем походном шатре перед иконой Спасителя. Ворвавшиеся люди Святополка убили его мечами. Мученика похоронили при Васильевской церкви в Вышгороде.
Святополк же, замыслив убить и второго брата, князя Глеба, послал и к нему гонцов с ложной вестью о том, что его отец якобы находится при смерти и зовет сына проститься. Узнав о том, Глеб поспешил к родителю, но когда в пути переправлялся в лодке на другой берег реки, люди Святополка напали на него и убили. Тело его было брошено на пустыре, и все годы там совершались чудесные знамения — прохожие люди то видели горящую свечу, то слышали неземное пение. Так со временем было найдено нетленное тело св. Глеба и похоронено тогда рядом с братом в Вышгороде. С тех пор чудесные знамения совершались над могилами мучеников, и люди со страхом Божиим стали поклоняться им.
Однажды, когда на то святое место пришли иноземцы, прибывшие на Русь с посольством, и один из них наступил на могилу — поднялся огненный столб и опалил ноги нечестивца.
А потом один слепой человек пришел в церковь святого Георгия Победоносца молиться о прозрении. И было ему чудесное видение — св. Георгий явился ему ночью и велел молиться святым Борису и Глебу, молвив: «Ибо им дана Благодать от Бога в стране Российской прощать и исцелять всякие муки и недуги».
С тех пор почитание святых Бориса и Глеба на Руси крепло. В тяжелые для России времена не раз совершались чудесные видения этих святых покровителей Отечества и не раз они оказывали воинам помощь. В 1240 году накануне Невской битвы воевода князя Александра Ярославича на рассвете вдруг увидел плывущий по реке челн, в котором стояли святые Борис и Глеб. Пораженный воевода слышал, как один молвил: «Брат Глеб, пойдем скорее поможем сроднику нашему, князю Александру, против неистовых врагов».
А в 1380 году в ночь перед Куликовской битвой стражник, стоявший в ночном дозоре, увидел светлых юношей — в руках они держали свечи и обнаженные мечи. «Кто вам велел истреблять отечество наше, от Господа нам дарованное?» — молвили они монголо-татарским военачальникам на глазах у стражника и обрушили на них мечи. В тот день воинство Дмитрия Донского одержало победу над Мамаем.
В Москве чтимым святым Борису и Глебу строили много храмов и освящали во имя святых множество церковных приделов. Одна из таких церквей стояла на Поварской улице.
В старину эта местность от Белого Города до Земляного вала была продолжением района Большой Никитской и Кислошки, где размещались царские слободы и дворцовые хозяйства. Здесь жили царские повара и обслуживающие государев стол работники — хлебники, скатертники, и пр. Память о них сохранилась в местной топонимике, в названии Поварской улицы и переулков Хлебного, Скатертного, Ножового, Столового.
По легенде, Борисоглебская церковь была построена здесь еще Борисом Годуновым, освященная по Дню Ангела царя. Достоверно известно, что в начале XVII века она уже точно существовала и серьезно пострадала во время Смуты и польско-литовской интервенции. До самого конца того «бунташного» столетия церковь была деревянной. Лишь в 1691 году ее выстроили каменной, а здание, дожившее до времен Октябрьского переворота, было возведено на пожертвования прихожанина только в 1802 году, на месте прежнего храма. Там находился образ Спаса Нерукотворного письма Симона Ушакова 1685 года.
Именно эта скромная московская церковь была связана со многими выдающимися деятелями русской истории и культуры, бывшими ее прихожанами. В 1830 году в ней венчались друг Пушкина, статский советник С.Д.Киселев, живший в приходе на Поварской, и Елизавета Ушакова, за младшей сестрой которой, Екатериной, ухаживал сам поэт. Пушкин был свидетелем, или как тогда говорили, «поручителем» жениха на этой свадьбе. Однако родственных отношений между ними не сложилось — сватовство Пушкина к Екатерине Ушаковой так и не состоялось. По собственному признанию поэта, он в последнее время ежедневно ездил к Ушаковой, лишь для того, чтобы дважды в день проезжать мимо окон дома Натальи Гончаровой, жившей поблизости на Большой Никитской.
В той же первой половине XIX столетия у Борисоглебской церкви на Поварской был еще один знаменитый прихожанин — К.П.Победоносцев, одна из самый загадочных и противоречивых личностей в русской истории. Внук священника, он родился в Москве в 1827 году и провел свои ранние годы в этих арбатских краях. «Благочестивые родители с детства приучили меня к церкви», — вспоминал позднее обер-прокурор Синода в одном из писем к императору Александру III. Он посещал богослужения именно в Борисоглебской церкви и часто читал в ней «Апостола».
Оценки личности Победоносцева и его роли в русской истории были и остаются противоположными до крайностей — мало кто еще вызвал вокруг себя такие споры и современников, и потомков. И если Андрей Белый в гениальном романе «Петербург» изобразил Победоносцева в страшном персонаже сенатора Аблеухова, то монахиня Мария оставила о нем самые добрые и теплые воспоминания, в которых называла его Другом своего детства. А в наше время некоторые историки даже считают Победоносцева «белым революционером», так оценивая его попытки спасти положение в России и ее государственность в канун ХХ века.
Как известно, политическая деятельность Победоносцева имела очень широкий спектр — от утверждения истинности и законности монархического строя и предостережений от введения в России Конституции и парламента до борьбы с учением Льва Толстого. Он пережил только первую русскую революцию, в октябре 1905 года вышел в отставку и умер два года спустя, 23 марта 1907 года, в Петербурге.
А незадолго до Октябрьского переворота, в 1914 году, в изогнутом Борисоглебском переулке поселилась Марина Цветаева. Покинув любимый дом своего детства в Трехпрудном, поэтесса долго искала в Москве новое жилище, которое напоминало бы ее московскую родину. Таким домом оказался небольшой двухэтажный особняк в Борисоглебском, 6.
Два дерева: в пылу заката
Под дождем — еще под снегом —
Всегда, всегда: одно к другому,
Таков закон: одно к другому,
Закон один: одно к другому.
Это — о двух любимых цветаевских тополях, которые стояли во дворе ее дома в Борисоглебском переулке. Рабочий кабинет Цветаевой располагался в мансарде дома, под самой крышей, и здесь она написала стихотворения, вошедшие в сборники «Лебединый стан», «Версты», «Царь-девица», «Конец Казановы». В этом доме поэтесса пережила труднейшие годы гражданской войны и в 1922 году уехала отсюда за границу к своему мужу Сергею Эфрону. В столетнюю годовщину со дня рождения Марины Цветаевой здесь открылся ее мемориальный музей.
А Борисоглебская церковь, закрытая в начале 1930-х годов по постановлению Моссовета, была разрушена в 1936 году. Точно на ее месте выстроили здание Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru