Русская линия
Православие.Ru Елена Лебедева12.12.2002 

СВЯТЫНИ СТАРОЙ МОСКВЫ
ЦЕРКОВЬ СВ. АПОСТОЛА АНДРЕЯ ПЕРВОЗВАННОГО

Единственная в Москве действующая дореволюционная церковь св. апостола Андрея Первозванного находится на Ваганьковском кладбище.
Ранее придел, освященный во имя апостола Андрея, находился в одноименной церкви Андреевского монастыря, освященной в честь св. Андрея Стратилата и давшей название обители.
Андреевский придел находился и в Алексеевской церкви уничтоженного большевиками кремлевского Чудова монастыря в Кремле. Во имя апостола Андрея еще была освящена домовая церковь в знаменитой усадьбе графа А.И. Мусина-Пушкина на Разгуляе, где в пожаре 1812 года сгорела хранившаяся там древняя рукопись «Слова о Полку Игореве».
Ныне придел во имя св. апостола Андрея Первозванного имеет Тихвинская церковь в Сущеве.
Местность «Новые Ваганьки», где была возведена ныне действующая Андреевская церковь, доподлинно известна примерно со второй половины XVII века. Ее название до сих пор не имеет единого точно установленного объяснения, и существует множество истолкований слова «ваганьки».
Достоверно лишь то, что в далекую древность, с 1446 года в районе против Кремля за нынешним домом Пашкова и зданием библиотеки им. Ленина находилось поселение ваганов или «Старое Ваганьково», сохранившееся в названии современного Староваганьковского переулка. Согласно самой распространенной версии там жили дворцовые скоморохи и шуты, которые смешили и потешали московского государя и его приближенных бояр — ваганили.
В.И. Даль относил происхождение этого слова к вологодскому наречию и толковал его как «забавлять, играть, шутить, баловаться». Иногда считается, что ваганами назывались царские псари, жившие тут на Государевом Псаревом Дворе, который и был позднее переведен в район Пресни. Еще одна малораспространенная теория выводит слово ваганы от «воган» или «вожан» — от переселенных в Москву жителей Важской области.
Другая версия объясняет смысл и происхождение этого слова от «ваганного» денежного налога, в старину взимаемого за взвешивание товара. Он входил в перечень прочих пошлин, от которых правительство иногда освобождало торговцев, предоставляя им различные льготы. И само место, где собирался этот налог, также называлось «ваганцем». Такая ваганная пошлина могла взиматься с купцов близ кремлевского Боровицкого холма, в районе Старого Ваганькова, где проходила дорога из Новгорода на Оку.
Есть еще одно полулегендарное истолкование имени этой местности. «Ваганами» в старину назывались еще выдолбленные из колоды деревянные корыта, из которых украинцы и казаки ели свой знаменитый кулеш. Ваганы использовались только в качестве тарелок для кулеша, потому что готовилось это кушанье в железной посуде на огне. Приезжая в Москву, малороссы останавливались поначалу близ Воздвиженки и дали название этой старомосковской местности. (Из таких ваганов-корыт и жившие там царские псари могли кормить своих подопечных собак.)
Так или иначе, это старомосковское поселение ваганов, село Ваганьково, было переведено во второй половине 17 века за Никитские ворота и далее в район пресненских Трех гор, — на отдаленную окраину города, которая и получила название Нового Ваганькова. По местности стало называться московское загородное кладбище — Ваганьково.
Оно было устроено здесь в 1771 году во время страшной эпидемии чумы в Москве, косившей москвичей тысячами. К тому же нельзя было погребать умерших от заразной болезни людей в черте города, как раньше — на церковных погостах и в самих городских церквях.
Да и саму старинную практику таких захоронений начали запрещать еще первые Романовы, при которых перестали погребать покойников в Кремле. А Петр I своим указом от 10 октября 1723 года запретил погребать умерших уже во многих городских церквях центральной Москвы. В 1748 году императрица Елизавета велела освободить от существовавших захоронений весь путь от Кремля в Головинский дворец на Яузе в Лефортове, все кладбища по протяженности пути уничтожить и впредь никого там не хоронить. А для погребения умерших прихожан местных церквей государыня приказала отвести особое место за пределами города и выстроить там ее коштом церковь.
Для этого первого в Москве кладбища сразу же стали искать место. Поначалу предложили Напрудное с уже существовавшей там с глубокой древности Трифоновской церковью. Когда это место сочли неудобным для устроения там отдельного кладбища, то выбор пал на Марьину Рощу. Там еще с 1744 года находился погост для погребения умерших насильственной смертью и что-то вроде морга при нем для проведения опознания и судебного следствия. Отметим, что тела убитых и казненных отправляли в убогий дом, а для самоубийц устраивали отдельные погосты, один из которых находился близ будущего Ваганьковского кладбища.
Уже в 1750 году была выстроена и освящена Лазаревская церковь, и в Москве появилось первое в городе Лазаревское кладбище. В большинстве же своем московские кладбища, в том числе Ваганьковское, Калитниковское, Рогожское, появились во время эпидемии чумы и находились за пределами тогдашней крайней границы Москвы — Каммер-Коллежского вала.
Устройство кладбища на Ваганьках сочли удобным потому, что здесь были обнаружены старинные каменные надгробные плиты, свидетельствующие о прежде уже существовавших здесь захоронениях.
В 1773 году освятили первую деревянную церковь Ваганьковского погоста во имя Иоанна Милостивого, предположительно уже стоявшую в этой местности ранее.
А в 1824 году архитектор А. Григорьев, построивший знаменитый храм «Большое Вознесение», возвел здесь ныне существующую каменную церковь Воскресения Словущего с северным приделом во имя Иоанна Милостивого. На месте же, где стояла первая одноименная церковь, поставили красивый памятник в виде ротонды.
Этот же зодчий в 1822—1824 гг. г. построил и два небольших флигеля поблизости от входа на кладбище. В юго-западном, слева от входа, в 1822 году стараниями бывшего московского обер-полицмейстера Шульгина и на средства потомственной почетной гражданки Мазуриной была устроена богадельня. В правом же северо-восточном флигеле была поначалу устроена кладбищенская часовня, а потом и церковно-приходская школа.
Из этой перестроенной часовни в марте 1916 года возвели Андреевский храм для отпевания усопших и заказных литургий на завещанные средства благотворителя А.С. Лонгинова. Под ним устроили новую часовню для покойников, привозимых сюда, на Ваганьковское кладбище для отпевания и погребения. Новая, очень скромная кладбищенская церковь вмещала в себя до 350 богомольцев, икона в него была пожертвована обществом трезвости. Храм освятили уже в мае 1916 года.
Однако действующей новоустроенная Андреевская церковь была недолго. На следующий год грянула революция, и уже в 1918 г. храм был закрыт и крест с него снят. Какое-то время в этом помещении было общежитие, потом различные кладбищенские службы, магазин похоронных принадлежностей.
Главный Воскресенский храм поначалу захватили обновленцы, и именно он первым вернулся в лоно Православной Церкви в 1944 году. Северный и южный флигели в советское время поставили на государственную охрану. И в 1980 году прямо напротив бывшей Андреевской церкви похоронили В.С. Высоцкого.
Уже в июне 1989 года было принято решение вернуть здание Церкви. На его реставрацию прихожане Ваганьковского храма собрали более ста тысяч рублей. Работы по его восстановлению продолжались всего три месяца. 21 октября того же года храм был освящен, и на следующий год при нем открылась воскресная школа. В настоящее время церковь действует.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru