Русская линия
Православие.Ru Татьяна Горбачева11.12.2002 

БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ НА ЯЗЫКЕ ЖЕСТОВ

Все хорошо делает, —
и глухих делает слышащими,
и немых — говорящими"
(Евангелие от Марка, 7, 37)

В конце XIV века ученик и племянник преподобного Сергия Радонежского святой Феодор (память — 11 декабря) основывает в Москве мужской Симонов Успенский монастырь. Эта обитель, благословленная великим Сергием, имела огромное историческое и архитектурное значение. Здесь начинали свой путь многие московские святители и Всероссийские патриархи. Святитель Иов, патриарх Московский и всея Руси, четыре года был здесь настоятелем. Митрополит Иона нес послушание в монастырской просфорне.
Стены из темно-красного кирпича, величавые крепостные башни, трапезная, четырехэтажная постройка — Сушило, где в подвалах монахи хранили соления, на этажах — зерно, а под крышей складывали сено — все это было уничтожено взрывом в 1930 году … От территории монастыря осталась восьмая часть. Из шести храмов бывшего монастыря — один, из пяти монастырских башен — три. Сохранилась одна южная стена…
Каждый год, в октябре, проходит Неделя глухонемых. Пресса и телевидение вдруг вспоминают, что, оказывается, на свете есть глухонемые. Несколько душещипательных репортажей о глухонемых в эти дни, а затем — молчание на целый год. О существовании этой категории граждан нам напоминают лишь дневные выпуски новостей по телевидению — сейчас даже без сурдопереводчика — просто с бегущей строкой. Нам неинтересны проблемы глухонемых.
А среди этих людей, лишенных дара речи и слуха, есть сильные, целеустремленные, талантливые люди, которые смогли в наше время создать Православную общину глухонемых, слепоглухих и слабослышащих. И свой дом эта община нашла в Москве — в храме Тихвинской иконы Божией Матери бывшего Симонова монастыря. С нее началось возрождение не только древнейшей обители, но и воскресение душ самих глухих и слепых…
«Идея создания такой общины сначала появилась у отца Павла Трошинкина. Он проводил занятия с глухонемыми в Новодевичьем монастыре. За свою любовь к глухонемым, за прекрасное знание жестового языка о. Павел снискал доверие, любовь и уважение этих людей», — рассказывает отец Андрей, исполняющий обязанности настоятеля Патриаршего подворья Симонова монастыря. Именно благодаря отцу Павлу сам отец Андрей, тогда только будущий священник, поступил в учебно-методический центр Всероссийского общества глухих.
«Занятия проходили в экспериментальной группе профессора Зайцевой. Наша программа была уникальна: мы теряли голос, переступая порог центра. Жестовый язык нам преподавали выпускники педагогического института факультета дефектологии — сами глухие и слабослышащие. Так что с первой встречи мы не говорили голосом — только мимика, артикуляция и жесты», — вспоминает о. Андрей.
Трехмесячные курсы лишь мельчайшая частица трехлетней кропотливой и тяжелой работы, цель которой, по замыслу о. Павла и о. Андрея, заключалась в переводе богослужебного текста на язык жестов. Было составлено чинопоследование Божественной литургии святого Иоанна Златоуста на жестовом языке без сурдопереводчика — служба проводилась священником и диаконом без третьего лица. А это очень важно для глухих не только с точки зрения концентрации внимания, но и с точки зрения сугубо духовной — перевод исходит не от мирского человека, а от самого священнослужителя.
Для адаптации церковнославянского языка богослужения к языку жестов приходилось заглядывать в греческий, английский, литовский и арабский переводы Божественной литургии — чтобы найти внутренний смысл слова и внимательно подобрать нужный жест. Помогали отцу Павлу с отцом Андреем и сами глухонемые, часто пытаясь придумать и показать подходящий жест.
Это была колоссальная работа. «Мы были первопроходцами. До нас нигде не было подобного опыта проведения Божественной литургии — ни в России, ни на Западе. А для глухих это очень важно — важно понимать все, что происходит в храме», — говорит о. Андрей.
Общине уже десять лет. Шесть лет богослужения проводятся на языке жестов. Накоплен опыт, внесены нужные коррективы. Теперь у общины есть свой диакон — отец Павел. Сам он слабослышащий, и у него нелегкий крест: Павел произносит текст и параллельно показывает жестами перевод. И так, чередуясь с о. Андреем, на протяжении всей многочасовой службы. Когда преподаватели курсов, где обучался о. Андрей, увидели их служение, то были просто поражены, говорили, что это невозможно. По их нормам, после 30-минутного перевода на жестовой язык положен отдых. И даже на собраниях в обществах глухонемых выступающие пользуются услугами переводчиков, хотя сами прекрасно знают жесты. А в общине — это чудо и подвиг.
Хора в общине нет — поют сами глухонемые. Да, поют. Кто звуками, кто мимикой, кто жестами — но поют. И прекрасно разбираются в порядке богослужения.
Сейчас постоянных прихожан — около 30 человек. Это не только глухонемые и слабослышащие. К о. Андрею ходят и слепоглухонемые, и здоровые люди — его духовные чада из храма Крестовоздвижения в Алтуфьево, где он раньше служил. Многие глухонемые приезжают из Московской, Калужской, Тверской, Владимирской и других областей. Отстоять службу непросто — службы в общине идут гораздо дольше, чем в обычном храме. Но, несмотря на все сложности, люди с радостью приходят сюда, с радостью ждут своей очереди на исповеди, с благоговением исповедуются. Исповедь проходит за перегородкой. Это еще одна особенность общины — чтобы никто не смог прочесть по жестам грехи верующих. А после службы все пьют чай, и на столе обязательно стоят конфеты и печенье.
Храм для этих людей — утешительное прибежище к Богу, родной дом, радость общения не только с Богом, но и с православными глухонемыми и говорящими. А общение для глухонемых, как хлеб, ведь они воспринимают одиночество гораздо острее и трагичнее. Интересно, что XIV веке в Старо-Симоновом монастыре, находившемся тогда буквально в трехстах метрах от нынешней обители, подвизались монахи — старцы, которые обрекали себя на пожизненное безмолвие…
Лариса раньше не понимала веры, но душа томилась без Бога. Решила пойти в корейскую христианскую церковь, однако душа не отзывалась. Узнав об общине, буквально прибежала сюда. Постепенно ее душа обретала спокойствие и веру. «Без веры глухонемому очень тяжело, все кажется настолько плохим…Все чем-то раздражаешься. А с верой — тепло и не одиноко», — улыбается Лариса. У Ларисы болят руки, но, когда она шьет облачения о. Андрею или косыночки для продажи в храме, болезнь отступает.
Как рассказала мне Вера, раньше она посещала храм баптистов. В общину к о. Андрею ее привела подруга. «Почти сразу в храме у меня украли кожаное пальто. Батюшка посоветовал молиться святому Иоанну Воину. На следующий день — звонок: «Приезжай! Отыскалось твое пальто!». «Чудо, — восклицает Вера. — Не понимаю, как это говорят, что Бога нет!».
Муж ее, Виктор, был неверующим. Когда в деревне строил новый дом, то в земле нашел крест и икону Тихвинской Божией Матери — Покровительницы общины… Пришел в храм. Вначале жаловался, что тяжело выстаивать длинные службы. А потом все это исчезло, даже бросил курить.
Зоя Васильевна. Ей 74 года. Милая и добрая. Общине помогает своим необычным талантом — обивает старые стулья и кресла, получаются, как новые. Да так красиво, аккуратно, что залюбуешься.
Вообще, каждый прихожанин старается помочь, чем может: кто шьет мешочки для просфор, кто продукты жертвует — то картошки привезут, то пирог к чаю, то яблоки…
Своими руками прихожане украшали храм, сажали на газонах цветы. А ведь эти люди получают мизерную пенсию по инвалидности: в среднем, 1200 рублей. «Да нет, на нашу пенсию прожить можно. Просто надо умно экономить», — пытается убедить меня один прихожанин. «Да, но тогда я стану аскетом», — шутит ему в ответ алтарник Валентин.
Есть в общине одна очень усердная прихожанка — Екатерина. Ей 90 лет. «Ты подвижница, что сюда ходишь!», — обращается к ней батюшка. На праздник Тихвинской иконы Божией Матери был крестный ход. «Попейте чайку», — говорит ей о. Андрей. А она ему в ответ: «Вы что?! Я крестным ходом пойду!». И пошла.
Некоторые старушки собирали деньги в алтуфьевской церкви на восстановление храма общины. А ведь это не просто: надо было найти тех, кто помнит батюшку, а тем, кто его не знает, надо было рассказать о такой необычной общине так, чтобы и они внесли лепту в это благое дело.
Одна бабушка — Антонина — отдала однажды всю свою пенсию батюшке и сказала, чтобы на эти деньги провели свет в притвор. Вскоре она умерла. Хоронили ее в день Тихвинской иконы Божией Матери…А в притворе сейчас горит ее доброе сердечко и нам освещает путь.
Евдокия. Прожила рядом с монастырем почти всю свою жизнь. Радуется восстановлению монастыря, ведь помнит она обитель еще в 30-е годы. Рассказывает, что потом здесь был и кинотеатр, и общежитие, и даже удочки делали.
Членами общины являются и многие слепоглухонемые. У Сергея Алексеевича высшее образование, он кандидат наук, президент фонда Европейского союза слепых. После настигших его недугов он не замкнулся, а, напротив, стал еще больше помогать людям.
Появление в общине слепоглухих произвело огромное впечатление на глухих прихожан. Они увидели людей, которым еще в большей мере требуется внимание и помощь. И стали помогать слепоглухим — переводить им последование службы. Проявили удивительную заботу и любовь, своей верой и примером воцерковляли слепоглухих.
Староста общины — Александра Александровна — воспитывала слабослышащего сына. Ей особенно близки и понятны все проблемы и трудности глухонемых: «Эти люди остро чувствуют свою униженность, чувствуют, что их принимают за второсортных. Некоторые считают, что это вообще изгои. Здоровые часто ведут себя некультурно по отношению к ним или снисходительно, что тоже очень обижает. Жалость-то не всегда полезна. В Советском Союзе инвалиды были иждивенцами, а это многих лишало достоинства. Раньше у нас в храме были очень дешевые свечи и бесплатные записки. А не унижало ли это людей? Ведь они часто подавали записки в тех храмах, где нужно было заплатить. После обсуждения этого вопроса с прихожанами, мы увеличили плату. Глухонемые рады давать хоть малую часть своего достатка храму. Они понимают, что деньги идут на восстановление, и радуются преображению храма».
Весной этого года в монастырь привозили для поклонения мироточивую икону Божией Матери «Умягчение злых сердец», и вдруг прихожане заметили, что замироточили две иконы храма — Казанская икона Божией Матери и образ мученицы Параскевы Пятницы (в честь этой святой раньше был освящен престол южного придела).
Воистину в немощи человеческой совершается сила и слава Божия. За последний год храм изменился больше, чем за прошлые годы. Побелили стены и свод, вставили новые окна, подготовили центральный алтарь для богослужения, построили уютную трапезную. Восстановлен «ледник» — куда раньше в монастыре братия набивала лед и хранила продукты. Приобретен центральный нарядный подсвечник, появилось два паникадила, позолотили семисвечник. Все этой по милости Божией — к празднику Тихвинской Богоматери.
Территория храма освобождена от строительного, производственного и накопленного десятилетиями бытового мусора. Теперь есть пожарная дорога. Закончились работы по побелке и настилу полов на первом этаже южного придела — над склепом Мусина-Пушкина, чаяниями которого монастырь был вновь открыт после разгрома французами. Ведутся работы и по восстановлению самого некрополя. И во все это вложены молитвы и труд самих прихожан
Общине помогает общество реабилитации глухих «Отофон». Сейчас решается вопрос, и ведутся работы по установке индукционной магнитной петли в трапезном храме, чтобы те, кто недостаточно владеет жестовым языком, могли слышать службу через слуховой аппарат.
В монастыре планируется создать библиотеку, комнату отдыха, воскресную школу, ризницу, просфорню. А в 1991 году монастырь задумывался как центр реабилитации глухих — с самого детства. Хотели создать и детский сад, и школу, и училище. Социальные работники в домах престарелых, специально не обученные работе с пожилыми глухонемыми людьми, мало чем могут помочь, особенно в моральном и духовном плане, а тут эти люди окажутся среди своих. Духовный потенциал для создания богадельни есть: три человека — прихожане храма закончили курсы патронажных сестер, даже домик готов.
Очень много на территории монастыря осталось столярных, слесарных мастерских. Специалисты по позолоте икон готовы поделиться своим опытом с глухими. Эти люди хорошо выполняют тонкие работы, таким образом, община обеспечила бы глухонемых людей работой.
Во время Успенского поста одна глухонемая подарила о. Андрею небольшую иконочку: на ней Матерь Божия в городе Влахерне вручает двенадцати братьям — строителям Великой Лаврской церкви — икону Успения Пресвятой Богородицы, а на обороте написано, что молятся этой иконе о восстановлении монастырей… А ведь главный собор Симонова монастыря был построен в честь Успения Божией Матери, и монастырь-то — Успенский…
За первые шесть месяцев исполнения своих обязанностей настоятеля о. Андрей и его община ни разу не попросили помощи у какой-либо организации. «Сейчас, конечно, уже мы вынуждены обращаться. Не потому, что сами не хотим что-либо делать — просто уже не хватает ни средств, ни собственных сил. В 2001 году было 75-летие Общества глухих. Прошла Неделя глухих. Просим Гостенова Олега Аркадьевича — главу управы Даниловского района Южного административного округа: «Ну, помогите нам — инвалидам! Ну, дайте для благоустройства территории песок, землю. Подскажите, к кому обратиться в округе, кто сможет помочь уникальной, единственной в мире общине глухих и слепоглухих». Нет, все глухи или кормят нас одними обещаниями. «Нас не интересует, что вы инвалиды!». Да как же это «не интересует»? А мы ведь любим говорить, что возвращаемся к своим корням, к духовности, когда на деле — жестокосердие и холодность. Понять тяготы никто не хочет, не говоря уже о том, чтобы потрудиться их понести», — говорит о. Андрей.
Но, конечно, мир не без добрых людей, и некоторые организации помогают общине приобрести цемент, камень, плитку, бордюры. Община издала свой буклет. Заказала в Софрино для продажи в храме иконы Казанской и Тихвинской иконы Божией Матери, Феодора Симоновского.
Общине помогают и неправославные. Но для всех нужд этого недостаточно. Монастырь занимает 1,5 гектара, на его территории находится 16 построек общей площадью 4 тысячи кв. м, и все они имеют около 70% износа. В ужасном состоянии кровля храма. В нескольких местах вообще отсутствует железные листы крыши — проникает дождь и снег.
Батюшку в его заботах и тревогах поддерживают все прихожане. Среди них Татьяна Валентиновна — казначей-бухгалтер храма. Для нее община — второй дом. «Никак не могу выучить жестовый язык, но общаемся мы замечательно. Нужно просто четко произносить слова. Даже не нужно громко: чем тише, тем легче читать по губам. Общаясь с глухонемым, как и с любым человеком, надо просто помнить и знать: не чувствуй себя выше, будь на равных — тогда и проблем не возникнет. Ведь превосходство наше часто мнимое, всем чего-то не хватает. Здесь, на этих людях, Господь показывает, что уж нам-то, имеющим слух и голос, грешно и недопустимо жаловаться на свои какие-то там неприятности. Они-то физически глухие, а мы — сердцем. В духовной жизни глухие ничем не отличаются от здоровых людей, а в чем-то они лучше. Есть у них детская наивность и чистая вера, чего, порой, нам так не хватает. Они близки к Богу и легко молятся», — делится со мной Татьяна Валентиновна.
К сожалению, у глухих не только материальные проблемы. Часто получается так, что в семье глухих — говорящие дети, или у здоровых родителей — глухонемой ребенок. Отсюда — неизбежная проблема одиночества, недопонимания. Как воспитывать детей: с любимой мамой или с говорящими бабушками и дедушками? Даже при всей любви к этим детям образуется вакуум, из которого, порой, трудновато выбираться. В общине стараются победить такие состояния — молитвой, советом, вниманием и любовью друг к другу, и — человек раскрывается, раскрывается как личность, раскрывается богатая и чистая душа. Эти люди стремятся уже, как можно увереннее встать на ноги. Многие из молодых прихожан общины закончили катехизаторский факультет Свято-Тихоновского Богословского института. И сейчас служат в храме и преподают в интернатах для глухонемых. Диакон Павел считает, что если глухонемой имеет крепкую волю и достойное образование, то он может стать, кем угодно: хоть бизнесменом, хоть советником президента — талантливым людям путь открыт.
С глухонемыми, которые приходят в общину, происходят не только внутренние перемены. После того, как сами глухонемые стали пытаться петь вместо хора, после активного участия в службе, после вычитывания обедницы, многие стали намного лучше говорить. На службе сейчас все ведут себя тихо, благоговейно, а ведь у глухонемых нарушен вестибулярный аппарат, у них повышенная возбудимость, и шум, казалось, будет неизбежен. Видимо, сейчас уже эти люди чувствуют молитвенную тишину храма и стараются ее не тревожить.
Батюшка велел открывать храм для любого человека. Приезжали православные монахини из Польши. В общину едут за помощью и поддержкой — из Новосибирска, Владикавказа. Звонят из Саратова, Вятки, просят батюшку приехать отслужить молебен, пообщаться и помолиться с глухонемыми, поделиться опытом своего служения.
Гости из православной общины святого праведного Иоанна Кронштадского из Екатеринбурга — бывший председатель городского общества глухих Тамара Ивановна Кузнецова и сурдо-переводчик Раиса Михайловна Егорушкина — отметили высокий уровень сурдо-перевода и активное участие в службе самих прихожан.
Из других городов обращаются сурдо-переводчики, чтобы издать церковно-славянский словарь жестового языка (с Украины, из Молдавии, из республик Закавказья, Белоруссии). Батюшка согласен, но это очень нелегкая работа — это ведь будет видео-словарь. С церковно-славянского языка слова переводятся на русский и потом на жесты.
Только начинают свою работу православные общины глухих в Санкт-Петербурге, Архангельске, Екатеринбурге, Минске, но у них недостаток в собственных сурдо-переводчиках. Уникальность московской общины — в профессиональном знании священнослужителями жестового языка.
Конечно, хотелось бы, чтобы таких общин стало больше. Может, какие-нибудь, смелые люди, прочитав об общине о. Андрея, тоже решаться на такой подвиг. Главное — чтобы был пастырь. «Строгий и добрый. Терпеливый и требовательный. Заставляет душу работать. Всегда направит и подскажет», — прихожане общины всегда с огромным удовольствием, восторгом и любовью говорят об о. Андрее. Они гордятся им, гордятся его заботой о храме, его трудами…
В нынешнем году о. Андрей принимал участие в Рождественских чтениях, где выступил с докладом — «Организация богослужения в храме для слепоглухих, глухонемых и слабослышащих». Выступал батюшка с докладом и во время круглого стола, который проходил в Российской думе и был посвящен положению инвалидов в современном мире и их юридической неосведомленности.
За усердное служение Церкви Божией, труды по налаживанию административно-хозяйственной и финансовой деятельности, за «пастырское попечение о людях, лишенных дара речи и слабослышащих» в связи с 10-летием священнослужения, к празднику Святой Пасхи удостоен права ношения Наперсного креста (В Кафедральном храме Христа Спасителя).
Несмотря на многие проблемы, община не остается глухой к помощи другим. Северо-Осетинское региональное отделение общероссийского движения «Россия Православная» благодарила прихожан Симонова монастыря за оказанную ими помощь раненым в Чечне — воинам, находящимся на лечении во Владикавказском военном госпитале: «Мы понимаем, что Ваша община сама нуждается в духовной и материальной поддержке, и поэтому присылаемая Вами помощь безмерно неоценима. Проявляемое Вами милосердие напоминает нам лепту Евангельской вдовы, которую Господь поставил выше других жертвований, т.к. она отдала последнее, что имела».
2003 год для обители связан со скорбной датой — 80 лет назад монастырь был закрыт. И прихожане надеются, что в следующем году смогут обойти с крестным ходом историческую территорию монастыря (сейчас в нее входит и ДК «Зил», и стадион «Торпедо»). «Хочется с духовным подъемом и в молитве об укреплении сил обращаться к Господу, Подателю всех благ, чтобы Он сподобил нас великой радости начать служить Литургию в центральном приделе, который практически уже отреставрирован и где удивительно прекрасная акустика (общая площадь — около 1200 кв. м)», — говорит о. Андрей. «И конечно, духовную боль вызывает то, что на месте бывшего монастырского кладбища, на котором покоится прах наших соотечественников, сейчас находится детская площадка, где часто проводятся игры и увеселения, что не обеспечивает должного покоя останкам тех выдающихся сынов Отечества, которые были удостоены погребения у стен монастыря».
«Есть у нас свои надежды и мечты. Хотелось бы заказать список с иконы греческого письма «Исцеление глухонемого», и, конечно, вернуть в монастырь Тихвинскую икону, которая сейчас находится в США».
Вопреки всем сложностям, глухонемые люди оживотворили, согрели своей молитвой эту великую святыню — еще разрушенный, но уже обретающий вторую жизнь Симонов монастырь…

Подворье Патриарха Московского и всея Руси,
храм Тихвинской иконы Божией Матери Симонова монастыря г. Москвы

ИНН — 7 725 067 943
р/с — 40 703 810 700 009 996 288
в АКБ ЗАО «Пересвет» г. Москва
БИК — 44 585 259
Кор/счет — 30 101 810 700 000 002 048


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru