Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургПротоиерей Дмитрий Смирнов23.10.2012 

Любовь к Богу — это когда человек готов всю свою жизнь предать Христу

На телеканале «Союз» — гость: протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями

Духовное и душевное

 — Давайте сразу перейдем к вопросам.

Василий, Новосибирск: «Преподобный Иоанн Лествичник пишет о нечувствии как о страсти. Как бороться с такой страстью и чем она отличается от хронического психического расстройства?»

 — Некоторые духовные заболевания очень похожи на заболевания психические. Такие вещи сродни унынию, и для победы над ним требуется усердная молитва и обязательно какое-то рукоделие. Очень помогают даже самые простые труды- уборка своего жилища или починка белья. Это как заржавевшая гайка — нужно обязательно стронуть с места спаявшуюся ржавчиной резьбу, тогда она пойдет гораздо легче.

 — Тут, к сожалению, не уточняют, о каком нечувствии идет речь. Многие говорят: молюсь, а не чувствую любви к Богу — как-то сердце не горит к Нему; читаю о слезах, которые должен испытывать человек, каясь перед Богом, — таких слез нет.

 — Человек путает духовное и душевное. Это бывает, особенно у женщин. Считают, что пламенеющая любовь сродни влюбленности. Это совсем не так. Пламенеющая любовь — это готовность всегдашняя отдать жизнь за Христа.

Очень часто человек заявляет: «У меня нет любви к Богу». Но если нет любви к Богу, как ты в храме оказался? Что тебя подняло в такой ранний час? Зачем правила почитал, потом ехал час и пришел к семи часам в храм? Человек думает, что любовь к Богу — это когда руки потеют, язык заплетается, все из рук валится и сердце трепещет, как у пятнадцатилетнего мальчика, который второй раз в жизни влюбился. Это совсем не так. Но отсюда постоянная путаница. Человек может сам себя обвинять в нечувствии — нет никаких нечувствий, потому что любовь — это состояние души, когда человек готов сам себя и друг друга и весь свой живот предать Христу.

 — Одна раба Божия каялась: уже лет пятнадцать ухаживаю за больной свекровью, но никакой любви к ней не испытываю, хотя все делаю, что нужно, все, что попросит. Батюшка ей говорит, что «вот это и есть любовь».

 — Ну да, она думает, что у нее должно быть к ней чувство, как к новорожденному младенцу, — желание потетешкать, все время обнимать, целовать, вот в чем дело-то. А свекрови, за которой ухаживают, что нужно? Уход или бесконечные признания в любви? Слова тоже важны, нельзя их совсем отрицать, но главное все равно не слова, а та энергия любви, которая в ней заключена, главное — постоянное усердие. Проявление любви — цветы подарил и два апельсина, и все? Нет, любовь — это когда изо дня в день.

Молитва от сердца

— Петербург на связи.

 — Я слышала в какой-то передаче на канале «Союз», что желательно читать Иисусову молитву в день не менее ста раз, молитву Святой Богородице не менее двухсот раз. Объясните мне, неразумной, как сочетать молитву, идущую от сердца, с учетом количества раз?

 — Очень просто. Никакого тут нет противоречия. Если человек ставит себе цель во что бы то ни стало получить нужную цифру, то, конечно, внимание будет обращать на количество, а если человек будет уделять внимание собственному сердцу, то цифра не будет играть для него никакой роли.

Очень давно, никто не скажет когда, больше тысячи лет назад, у людей молящихся появился такой инструмент как четки. Перебирая четки, на которых сто узелков, человек уже не беспокоится о счете, а как дойдет до самого большого зернышка, которое означает начало и конец, то, значит, сто и было. Это самый простой способ, старинный и благословленный. Если сбился — прочти снова или оставь; понятно, что сто одну молитву прочесть лучше, чем сто.

— Почему Иисус запрещает ученикам и злым духам рассказывать, что Он — Сын Божий?

 — Очень много на эту тему есть рассуждений. Мне больше всего нравится такое: Господь не хотел, чтобы Его, Сына Божия, исповедовали бесы. А людям запрещал потому, что каждое деяние Божие было направлено непосредственно на этого человека. Часто бывает, что слово священника, сказанное человеку, он как совет передает другому — от этого может быть вред. Как лекарство — прописано одному человеку, а другому оно может повредить.

 — Вопрос задает Людмила, Ленинградская область: «Можно ли как молитву произносить такие слова: „Великий Боже, дай мне силы самой закончить путь земной, не быть обузой до могилы, чтобы не мучались со мной. И не лишай до расставанья рассудка, здравого ума, чтоб я за все свои деянья была ответственна сама“?».

 — Можно-то можно, но в этих словах, которые вы прочли, есть некоторые странные вещи, там про ответственность сказано. Она и так существует, незачем о ней просить. Поэтому мы обычно используем те молитвы, которые передали святые угодники Божии. Это лекарство будет помогать лучше.

 — Некоторые слова в общепринятых молитвах не всем понятны.

 — Те слова духовные, а эти — душевные. И постоянное чтение таких душевных стихов может закрыть вообще в человеке доступ к духовному. Останутся только душевные чувства.

 — Слова-то вроде все верные.

 — Не все. Всегда в доморощенных стихах очень много уделяется вниманию рифме, и ради этой рифмы упускается главное. Слова подбираются не с точки зрения духовной пользы, а с точки зрения рифмы. Поэтому идет дополнительное искажение. От молитвы человек должен назидаться, — так угодно Богу, и так апостол говорит.

 — Нередко говорят: когда читаю по молитвослову, часто отвлекаюсь, а начинаю своими словами просить — у меня действительно молитва получается. Можно человеку оставить молитвослов и молиться своими словами?

 — Человеку можно все, даже не молиться совсем. Научиться плавать в этом море можно только на волнах того, что создано.

Когда спор бесполезен

— Вопрос Галины из Пензы: «Как убедить брата, что читать он мои мысли не может, что получается клевета длиною в двадцать лет. Молюсь о нем, чтобы он понял, что это его мысли, а не мои. Мне не хочется, чтобы в тот мир он пришел с этим грехом. Ему 67 лет, мне 74, и ничего за двадцать лет я не могу исправить».

 — Не нужно ничего исправлять. Когда его душа отойдет от тела, он все прекрасно поймет; этого достаточно, а то, что нам хочется, не всегда возможно. Такой застарелый спор бесполезен, потому что, как правило, люди все очень гордые, человек свое собственное мнение часто считает выше всего. Спорить — только портить отношения, он так думает — и Бог с ним. Клевета? И на Самого Спасителя клеветали. Ничего страшного. Горько терпеть непонимание от собственного брата? Ну и Матерь Божия это терпела, и Сам Господь Иисус Христос сталкивался с тем, что Его ближайшие родственники недопонимали и апостолы, которых Он учил, — у каждого свое на уме (я представляю, как Ему по-человечески могло быть обидно). Поэтому то, что вы испытываете, испытывали Господь и Пресвятая Богородица. И вас Господь сподобил так же пострадать. А то, что молитесь за него, тоже правильно, это не дает сердцу вашему обидеться на него. Обычно русский человек при таких явлениях говорил: «А Бог с ним».

 — Раб Божий Сергий (из какого он города, не написал): у них в городе в последнее время все чаще появляются брошюры о неправильном Крещении обливанием. Вопрос такой: «Нет ли необходимости повторного Крещения полным погружением? Священники вроде разъясняют, но люди все равно ищут повторного Крещения, как им можно это объяснить?»

 — Никак. Это из той же оперы. Люди свое собственное мнение считают истиной. Это ересь самая настоящая. А всякая ересь возникает исключительно от гордости. Человек считает так, несмотря на разъяснения Церкви. Такой человек готов считать неправым Патриарха, епископов, всех богословов и т. п. Вот как раздаются сейчас по радио, в интернете всякие мнения: «Церковь должна», и какой-то человек, который и некрещен, и в церковь никогда не ходил, рассказывает нам, что церковь должна. Понятно, что человек, принявший в свое сердце беса гордости, иначе и не может поступать. Ну, а если человек начинает Церковь учить, это уже не гордость, а гордыня. Вот, эти странные брошюры. Спрашивают, как объяснить? Очень спокойно, кротко, с любовью, если человек не воспринимает — оставь его в покое. И ему сказать — «оставь меня в покое». А если человек начинает сомневаться, значит, у него нет доверия к Церкви. Если у него нет веры в Церковь, он уже не православный христианин, ибо сказано: «Верую в единую Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую единое Крещение во оставление грехов». Если человеку какая-то листовка важнее Символа веры нашего, тогда что с ним говорить? Он уже не православный.

Ввязываясь в бой, оцени свои силы

— Вопрос — крик души: «по призыву нашего Патриарха Кирилла и других батюшек выхожу в интернет против вражьего засилья; невозможно читать, что пишут, от зла и ненависти, что исходят от оппонентов, кажется, монитор в твою сторону выгибается, тем более, что кричат только свое, а другое мнение категорически отвергают. Как быть, если после такого „общения“ сам нахватываешь бесов, теряешь полученную после Причастия благодать?»

 — Каждый должен поступать по рассуждению собственного ума, как сказал великий апостол Павел. И потому, прежде чем вступать в битву, надо посчитать свои возможности, а чтобы участвовать в этой борьбе со злом, нужно к кому-нибудь примкнуть и совместными усилиями разрабатывать какие-то особые программы, чтобы борьба была эффективной. Контрмеры должны быть продуманные, надо переигрывать по очкам спокойно.

 — Как остаться спокойным, слушая и читая всю эту мерзость?

 — Мы живем в мире, где все это происходит постоянно, от этого никуда не денешься; нужно вырабатывать иммунитет.

— У нас люди пока не привычны к такой откровенной и наглой лжи, которая обрушилась в последние месяцы на Церковь, на священнослужителей.

 — Надо привыкать. Для тех, кто знает историю, это неудивительно — те же слова, те же приемы, что и сто лет назад, как будто вообще ничего не менялось. Руководит-то этим всем дьявол, а он существо нетворческое.

Лучше семейного воспитания ничего нет

— Евгения из Казани, вопрос у нее о воспитании младенцев: «Я молодая мама, старшему сыночку два года, скоро родится второй ребенок. Нужно ли отдавать детей в детский сад или же лучше воспитывать дома, с мамой, или пресловутая социализация все-таки важна для детей такого возраста?».

 — Вопрос актуальный. Сам я вырос в детском саду, причем на пятидневке, то есть меня родители приводили в понедельник в детский сад и в пятницу забирали. Если бы меня спросили, как я сам хочу, то я никогда на это бы не согласился. Помню, я был уже школьником, и в пионерском лагере дал себе обет, что когда у меня будут дети, никогда их не отдам в пионерский лагерь, и я это выполнил. В детском саду какое-то время моя дочка была, но она была в группе, где воспитателем работала ее бабушка, поэтому она была, в некотором смысле, как дома. Но и то при первой же возможности мы ее забрали. Бывают такие обстоятельства, что у молодой семьи нет другого выхода, поэтому в детский сад отдавать, конечно, можно, но только в самой безвыходной ситуации. Самая лучшая социализация происходит в семье. Потому что для ребенка самое важное — быть с мамой.

Ребенку находиться в детском коллективе чрезвычайно вредно, эта ситуация стрессовая и совершенно аномальная, потому что редкая семья имеет двух детей одного возраста. А в семье дети разного возраста во главе с мамой, которая регулирует их взаимоотношения, в течение всего их детства учит, как вести себя за столом, как старшие должны относиться к младшим, как младшие должны относиться к старшим, как нужно относиться к своим игрушкам, как застилать кровать, как убирать за собой посуду и как ее мыть и так далее, мама находится все время в педагогическом процессе. А когда папа приходит с работы, он к этому подключается.

Я педагог по первому образованию, и была б моя воля, я бы детей отдавал в школу с девяти лет, не раньше, когда психика ребенка достаточно окрепла. Потому что когда маленький семилетний, а сейчас и шестилетний ребеночек помещается в коллектив из двадцати пяти человек — это ситуация сумасшедшего дома.

Вот мне уже за шестьдесят лет, я пенсионер, и что я помню из детства? Я помню ужас детского сада, помню несколько совершенно ужасных эпизодов, которые мне там пришлось пережить. Не потому, что я такой злопамятный, а потому, что это серьезные шрамы оказались. Так что, умоляю вас, просто умоляю, как человек, сохранивший память о своем детстве, уберегите ваших деточек от этих испытаний.

 — Батюшка, тут в продолжение Вашей истории вопрос. Карина, из Симферополя: «С третьего класса оставалась дома одна, родители, бабушки, дедушки, все работали с утра до вечера, большую часть детства и юношества подверглась влиянию внешней среды, школы, улицы, СМИ, всегда зависела от общественного мнения. В четырнадцать лет уже пробовала пить, курить, увидела много плохого, были помыслы самоубийства, и вот к девятнадцати годам своей жизни чувствую разбитость, опустошенность, беспричинное уныние, хотя совсем недавно убедилась, что в жизни есть много прекрасного. Подскажите, как научиться не винить родителей за все, что было, и в своих теперешних грехах, как их простить?».

 — Мне никогда в голову не приходило винить моих родителей. То, что они отдавали нас в детские учреждения, было просто жизненной необходимостью. У меня из детства есть три момента счастья. Самый яркий — когда нас не отдали в пионерский лагерь, а мы поехали с мамой на лето в деревню. Я даже четыре года назад съездил в эту деревню — настолько там был счастлив, что мне захотелось опять это пережить.

Все грехи — смертные

— Борис (Ивантеевка) спрашивает: «Что считается смертным грехом, и как не стыдиться исповедоваться в одних и тех же грехах? Стараюсь не грешить этими грехами, а все невольно получается».

 — Должен вас огорчить, Борис: все грехи — смертные. Если взять булыжник размером с ведро, повесить на шею и броситься в пруд — утонешь, а если взять мешок с очень мелким песком и повесить на шею — тоже утонешь. Классификация грехов очень условная. По этой классификации, грехи именуются смертными по основным человеческим страстям: гордость, уныние, зависть, блуд, сребролюбие, чревоугодие, печаль. Потом, как не стыдиться? Как только вы перестанете стыдиться, значит, душа умерла. Стыд как раз от грехов во многом и сохраняет. Постарайтесь сохранять его, потому что если вы потеряли стыд, то потеряли одно из фундаментальных свойств человека: им он отличается от животного.

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at52709


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru