Русская линия
Православие и современностьМитрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин)15.10.2012 

О воспитании
13 октября вышла в эфир новая телепрограмма из цикла «Беседы с Архипастырем», подготовленная телестудией Саратовской митрополии.

Вед.: Извечной проблеме отцов и Митрополит Лонгин (Корчагин)детей посвящена наша сегодняшняя беседа с Митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином. Владыка, восклицание «О времена, о нравы!» актуально во все времена?

Митрополит Лонгин: Судя по тому, что им пользуются вот уже несколько тысяч лет, актуально, потому что актуальна проблема отцов и детей — непонимания, недопонимания друг друга.

Вед.: Но эта проблема вытекает из того, что неправильно ведется воспитание, или совершенно не связана с ним, и проблемы возникают в связи с тем, что человек достигает определенного возраста? Или все-таки воспитание позволяет пожать потом благие плоды?

Митрополит Лонгин: Каждый раз, когда люди старшего поколения смотрят на молодежь, наверное, первое и естественное желание, особенно, если это их собственные дети — передать им результаты своего опыта, точнее, те выводы, которые им удалось сделать из своих ошибок. А это просто невозможно. До тех пор, пока человек все шишки на своей голове не набьет сам, выводов из чужих ошибок он делать не будет. И это было всегда, во все времена, и, наверное, так будет до тех пор, пока существует человечество.

Хотя, с другой стороны, если рассматривать какие-то отдельные цивилизации, то испорченность молодежи — один из признаков конца, скорого краха этой цивилизации. Мы знаем, что в истории было несколько великих цивилизаций, достигших больших высот, и все они погибли большей частью не от внешних врагов, а от внутреннего разложения. И одним из симптомов этого внутреннего разложения была повсеместная порча нравов, когда каждое следующее поколение было более испорченным, чем предыдущее.

Поэтому здесь я вижу две стороны. С одной стороны, как я уже сказал, недовольство и недопонимание со стороны взрослых по отношению к молодежи существует как некое субъективно-объективное качество (оно субъективно по смыслу, но объективно потому, что всегда присутствует). А с другой стороны, в рамках отдельной цивилизации некий регресс, конечно, очевиден.

Вед.: Владыка, а кто же все-таки отвечает за нравственное воспитание в большей степени — семья, в которой растет маленький человек, или общество?

Митрополит Лонгин: Думать о том, что общество будет воспитывать наших детей — это достаточно наивный рудимент нашей прошлой жизни при советской власти. Нам внушали тогда, что именно общество должно воспитывать ребенка. Это, конечно, неправильно. Воспитание совершается в семье. Семья — это альфа и омега, начало и конец всего. Семья — это место, где дети воспринимают все то, что видят у родителей.

Вопрос в том, что мы понимаем под словом «воспитание». Масса людей вкладывает в это слово совершенно определенный набор действий, слов, реакций на те или иные проступки детей — то есть им надо говорить, их надо останавливать, пресекать, вдалбливать. На самом деле настоящее воспитание может быть только одно — на собственном примере. Если мы хотим, чтобы ребенок вырос вежливым, честным и искренним- мы должны быть всегда при нем вежливыми, искренними, честными, и так далее. Ребенок копирует своих родителей, даже невольно, естественно, не осознавая этого. Если родители искренние, если они действительно живут так, как учат жить ребенка, все будет хорошо.

Почему семья называется малой Церковью? Кто такой священник в «большой» Церкви? Это человек, который учит людей евангельским заповедям, но если сам он по ним жить не будет, он будет как медь звенящая или кимвал звучащий (1 Кор. 13, 1), потому что все его слова будут уходить впустую. Люди будут видеть в нем не пример, а наоборот, антипример.

Взрослые люди могут, скажем так, разделить учение, которое преподает человек, и его самого, и то это не всегда получается, и все равно это, в конечном итоге, плохо. А ребенок — не может. И если он видит, что родители учат его быть честным, а сами на его глазах, например.

Вед.: …врут по телефону.

Митрополит Лонгин:. то он думает: почему им можно, а мне нельзя? И когда он вырастет и почувствует, что и ему «тоже можно», вот тут он покажет в полной мере все то, что в него, сами того не желая, вложили родители, хотя, может быть, намерения у них были иные. Они хотели вложить что-то лучшее, чистое, а в результате получилось нечто совсем другое.

Воспитание — вещь необыкновенно сложная, но в то же время самая действенная и самая эффективная, я имею в виду семейное воспитание. Окружающий мир—влияет он? — Еще как влияет. Именно поэтому задача родителей заключается, в первую очередь, в том, чтобы заложить основы, поведенческий и нравственный фундамент, который позволит ребенку впоследствии, когда он уже становится подростком и когда мир на него воздействует непосредственно, оценивать все то, что он в этом мире встречает. «Инструмент», который будет различать, что хорошо, а что плохо, могут дать ребенку только родители, только семья.

Вед.: Из личного опыта скажу: я, начитавшись Довлатова: «Мы не воспитывали дочь, мы ее любили», — вдруг вижу, что мой ребенок, который живет в абсолютной любви, начинает ощущать себя центром вселенной и всех, все семейство пытается подчинить себе. У меня смятение, захожу в храм и слышу: кто жалеет розги своей, тот не любит дитя свое (см.: Притч. 23, 24) …

Митрополит Лонгин: Эта проблема во многом искусственная. Когда ребенок становится таким вот центром вселенной? Он становится им потому, что он один в семье. Вот если бы их было двое, трое, пятеро… Есть законы природы, установленные Богом. Когда один ребенок, ну, два — они получают то, что, в принципе, рассчитано на десятерых. И они, конечно, не просто купаются, они захлебываются в этом внимании, заботе, любви. Особенно если хорошие родители, они действительно любят своего ребенка, хотя, есть, конечно, и другие примеры. Здесь нужно, наверное, каким-то образом самостоятельно регулировать вот этот «кран», чтобы не переборщить.

А что касается воспитания теми методами, которые использовались в древности и о которых вы слышали, — иногда бывает, что и это необходимо. Но пользоваться ими нужно с крайней осторожностью и очень редко. Даже словесные обличения могут просто надоесть и перестать оказывать какое-либо воздействие. Так устроен человек: если его ругают редко, то он боится этого и очень переживает. А если его ругают с утра до вечера, так сказать, на полную мощность включив этот «аппарат», то через месяц-два он просто перестает слышать. Для него это становится обычным жизненным фоном, который только утомляет, надоедает. Так же и со всеми остальными наказаниями, поэтому очень важно научиться их дозировать.

Хотя, видите ли, я сейчас говорю теоритически. Я же монах, поэтому мне и самому немножко неловко и непривычно учить родителей тому, как нужно воспитывать детей. Единственное, что—на моей памяти слишком много семейных драм, трагедий, которые произошли у меня на глазах, поэтому какой-то опыт есть, но все равно это взгляд со стороны.

Вед.: Владыка, а может ли Церковь воспитывать? Ведь сегодня многие именно этого ждут от нее.

Митрополит Лонгин: Вы знаете, Церковь не занимается воспитанием «профессионально», то есть она не ставит перед собой задачу воспитания молодого поколения. У Церкви есть только одна задача — проповедь Евангелия, а Евангелие — это слово Божие, которое обращено к каждому человеку, именно для того, чтобы помочь ему стать человеком. Знаете, ведь можно долгую жизнь прожить, а человеком так и не стать. А Евангелие — это Книга, которая объясняет, как надо жить, чтобы быть человеком. И если мы с юных лет начинаем прививать ребенку — именно прививать, а не насаждать, не вталкивать, не вбивать — евангельские ценности, то, собственно говоря, это и есть воспитание.

Вед.: Родители отдают детей в воскресные школы. Школы такие существуют практически при каждом храме, и как человек, который следит за детьми, которые растут на нашем приходе, я вижу, что дети меняются.

Митрополит Лонгин: Это очень хорошо. Самое главное, что есть в воскресной школе — Закон Божий. Это именно те евангельские максимы, евангельские истины, которые детская душа воспринимает очень близко. И если правильно ребенка воспитывать, учить вот таким образом, конечно, он меняется и, естественно, в лучшую сторону.

Вед.: Владыка, а вообще есть какие-то советы человеку, который берет на себя труд воспитания? Действительно ли человек должен сознавать, что воспитывает он или не воспитывает своего ребенка — от этого напрямую зависит, какой будет его старость, будущность ребенка?..

Митрополит Лонгин: Совет один, главный для каждого из нас —воспитать христианина. И уже, исходя из этого, мы получим и все остальные желаемые результаты: и наша старость, и наших детей, если они будут христианами, будет достойной. И жизнь будет, насколько это возможно в сегодняшнем обществе, христианской, цельной и достойной человека.

Беседовала Юлия Литневская

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=61 346&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru