Русская линия
Русская линия Дмитрий Соколов09.10.2012 

Рожденная в крови и муках
Рецензия на кн.: Быкова Т.Б. «Створення Кримської АСРР 1917−1921 рр.»

Историю Крымского полуострова в период революционных потрясений 1917 г. и Гражданской войны без преувеличения можно отнести к одной из наиболее важных и болезненных тем. В советское время события 1917−1921 гг. в Крыму и за его пределами освещались в основном однобоко и тенденциозно. Главным недостатком литературы советского времени, рассматривающей историю полуострова в годы революции и Гражданской войны (как, впрочем, и в последующие за ними десятилетия), являлось освещение событий тех лет с позиции победителей.

Одной из характерных особенностей такого подхода являлось замалчивание (либо преуменьшение и оправдание) нелицеприятных моментов (совершаемые большевиками массовые убийства по социальному признаку, тотальные реквизиции, мобилизации, контрибуции, продразверстка) и сосредоточение внимания на «героических» эпизодах (исполненные пропагандистского пафоса описания борьбы красногвардейцев, партизан и подпольщиков против «контрреволюции»).

Именно поэтому многие эпизоды крымской истории в 1917—1921 гг. на протяжении многих десятилетий преподносились в искаженном виде, либо замалчивались. И только начиная со второй половины 1980-х гг., работая с прежде недоступными архивными фондами и эмигрантской литературой, исследователи, историки и краеведы получили возможность качественно переосмыслить уже сложившиеся и устоявшиеся представления об этом драматичном периоде.

В результате увидели свет многочисленные работы (книги, доклады, статьи), в которых события революции и Гражданской войны на территории Крыма впервые рассматривались разносторонне, рельефно и полно. Наиболее знаковым исследованием о данном периоде, без сомнения, является совместный труд крымских историков А.Г. и В.Г. Зарубиных «Без победителей. Из истории Гражданской войны в Крыму». Первое издание книги было приурочено к 75-летию окончания Гражданской войны и выпущено в 1997 г. Второе издание, переработанное, дополненное и исправленное, вышло в 2008 г.

Используя в работе огромный массив информации (архивные документы, периодику, мемуары, а также наработки предшественников) авторы успешно осуществили попытку подняться над конфликтом, отразив его во всей многосложности.

До настоящего времени книга А.Г. и В.Г. Зарубиных остается едва ли не единственной подобной работой.

В целом, тему революционных событий 1917 г. и Гражданской войны на территории Крыма в настоящее время нельзя отнести к числу наиболее востребованных. Изучением указанного периода занимается весьма ограниченный круг специалистов. Результаты их изысканий при этом редко становятся известны широкой общественности, появляясь преимущественно на страницах специализированных малотиражных изданий.

В свете изложенного актуальность дальнейшего изучения этого трагического периода истории полуострова не может быть поставлена под сомнение.

На наш взгляд, одной из таких удачных попыток осмысления и детального освещения малоизвестных событий крымской истории в ХХ столетии является выпущенная Институтом истории Украины Национальной академии наук Украины в 2011 г. монография кандидата исторических наук Татьяны Борисовны Биковой «Створення Кримської АСРР 1917−1921 рр.».

Основываясь на данных большого количества разных источников (материалов архивных фондов, исследований, периодики, мемуарной литературы), автор постаралась выявить все обстоятельства образования в октябре 1921 г. Крымской АССР, наследником которой, по своему современному статусу, является Автономная Республика Крым. Поскольку данный вопрос не представляется возможным отразить, обойдя вниманием предшествующие попытки создания государственных образований на территории полуострова, значительное место в монографии Т.Б.Быковой уделено и этим аспектам.

Так, во втором разделе монографии обзорно рассматривается социально-политическое и экономическое положение Крыма после вхождения в состав Российской империи и до 1917 г. Особого внимания заслуживают сведения об изменении численности населения Таврической губернии в XVIII-начале XX вв., переселенческой политике царского правительства, этническом составе городского и сельского населения губернии. Не меньший интерес представляют данные, характеризующие развитие экономики края: сведения о количестве фабрик и заводов и рабочих, которые на них работали; сведения о количестве земель и урожаев садов, виноградников и табачных плантаций, посевах зерновых культур.

Суммируя все эти сведения, автор справедливо делает вывод о том, что к началу 1917 г. Крым «представлял собой очень своеобразную часть Российской империи. На протяжении всего времени нахождения Крымского полуострова в составе Российской империи количественный состав его населения постоянно менялся за счет эмиграции местного, коренного населения, так и прибытия новых переселенцев с других губерний страны.

В хозяйственно-экономическом отношении вся Таврическая губерния, и Крымский полуостров, в частности, являли собой аграрный край, на территории которого находились небольшие промышленные центры. Основными центрами сосредоточения промышленности были Симферополь и Керчь. <…>

Характерной особенностью промышленности Крыма было преобладание малых предприятий. <…> Большая часть промышленности носила полукустарный характер и была представлена ремесленными мастерскими со средним количеством работников от 3 до 15 человек.

Полуостров жил преимущественно благодаря торговле с другими регионами империи. После того, как с началом Первой мировой войны размеры торговли существенно сократились, состояние сельского хозяйства и промышленности полуострова привел к тому, что среди местного населения сложились объективные предпосылки для недовольства" (с.50).

Следующий, третий раздел монографии, охватывает период с весны 1917 г. по осень 1920 г. и посвящен вопросам, связанными с попытками создания государственных образований на территории Крыма в годы революции и Гражданской войны. В рамках заявленной темы автором проведен подробный анализ социально-политической ситуации на территории края как до начала активного вооруженного противоборства, так и на разных этапах после перерастания противостояния в «горячую» фазу. В частности, рассмотрена деятельность на полуострове различных политических партий, прослежены динамика их роста, социальный и национальный состав. Значительное внимание в монографии, в этой связи, уделено борьбе политических сил в 1917 г., окончившейся поражением национальных и умеренно социалистических партий и установлением в губернии в январе 1918 г. власти крайне левых. Далее автором монографии рассмотрена деятельность советских органов власти — Советов рабочих и солдатских депутатов и военно-революционных комитетов, их взаимоотношения с ленинским Совнаркомом, а также правительством Украинской советской республики. Отражены идейные разногласия в стане союзников по левой коалиции (анархистов, большевиков и левых эсеров) в вопросе отношения к Брестскому миру. Подробно описан процесс образования на полуострове Советской Социалистической Республики Тавриды (ТССР, Республики Тавриды) в марте 1918 г., мероприятия ее правительства в области внутренней и внешней политики. Созданное с целью недопущения германского вторжения в Крым и захвата Черноморского флота, данное государственное образование просуществовало немногим более месяца, не оправдав тех надежд, которые возлагали на республику некоторые руководящие партийно-советские кадры. Отсутствие у ТССР боеспособных армейских частей, озлобленность населения (включая крестьян и рабочих) террористическими мероприятиями режима (массовые убийства, реквизиции, мобилизации, контрибуции) привели республику в конце апреля — мае 1918 г. к закономерному краху.

Последующие подразделы монографии посвящены деятельности правительств, существовавших на территории полуострова в мае 1918-ноябре 1920 гг. Особенностью этого периода в общественно-политической жизни Крыма было то, что на протяжении достаточно долгого времени его территория контролировалась антибольшевистскими силами (за исключением короткого промежутка с апреля по июнь 1919 г., когда Крым вновь оказался под властью большевиков).

Анализируя причины поражения Белого движения, и в частности, провала наступления на Москву войск генерала Антона Деникина, Т. Быкова указывает, в том числе, и на отсутствие у командования Добровольческой армии должной политической гибкости. В условиях наличия достаточно мощных национальных движений, чьи лидеры стремились к предоставлению государственной независимости (или, на худой конец, широкой автономии), провозглашаемый деникинцами тезис о «единой и неделимой России» неизбежно приводил к расколу в антибольшевистском лагере, заставляя белогвардейцев вести борьбу на два и даже три фронта, что, без сомнения, было на руку красным.

И только в конце марта 1920 г., когда во главе Добровольческой армии стал генерал барон Петр Врангель, Белое движение на Юге России получило последовательного и гибкого лидера, осознающего прямолинейность и ошибочность прежнего курса. Отстаивая идею «тактического федерализма», Врангель пытался установить тесные взаимоотношения со всеми антибольшевистскими силами, рассчитывая привлечь их к сотрудничеству на основе общности врагов и задач — борьбы за интересы народа против «коммуны», подчеркивая:

«Нам по дороге с теми русскими людьми, которые, как и мы, честно стремятся свергнуть кучку насильников-большевиков, которые обманом захватили власть».

Однако, несмотря на большой потенциал, эти и другие начинания Врангеля (среди которых, прежде всего, следует выделить издание «Закона о земле», которым предусматривался выкуп у землевладельцев земли за счет государства, после чего она должна была за определенную плату передана в собственность крестьянам. Причем, для выкупа земли государством предоставлялась рассрочка на 25 лет) не увенчались успехом.

Победоносное наступление красных осенью 1920 г. привело к исчезновению последнего оплота сторонников Белой идеи на Юге России, открыв в истории полуострова новую драматическую страницу.

Событиям, развернувшимся на территории Крыма после ликвидации Южного фронта осенью 1920 г., в монографии Т. Быковой посвящен отдельный, четвертый, раздел. Если предшествующие периоды, при всем обилии фактической информации, рассмотрены автором в достаточной мере обзорно, то деятельности советских чрезвычайных органов власти, функционировавших на полуострове с ноября 1920 г. до лета 1921 г., уделено максимально пристальное внимание. Как следствие, данный раздел монографии по своему объему сопоставим с тремя предыдущими разделами, взятыми вместе.

Описывая «советское государственное строительство» в Крыму после эвакуации армии Врангеля, автор монографии привлекает огромный массив свидетельств и документов, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Всего в работе Т. Быковой задействованы материалы 29 архивных фондов трех украинских архивных учреждений. В частности, автором обработаны фонды Государственного архива Автономной Республики Крым (ГААРК), Центрального государственного архива общественных объединений Украины (ЦГАОО) и Государственного архива Службы безопасности Украины (ГА СБУ).

Широкое использование архивных документов (в том числе, сохранившихся анкет репрессированных, воспоминаний очевидцев и выдержек из официальных изданий тех лет) в сочетании с уже опубликованными работами, затрагивающими схожую проблематику, позволяет дополнить в общих чертах известную картину событий множеством новых подробностей.

Особенно это касается подраздела 4.1. раздела IV монографии, в котором рассказывается о красном терроре в Крыму, осуществлявшемся большевиками в первые месяцы после ликвидации Южного фронта, и превратившегося в бойню апокалипсического масштаба. В тексте приведены свидетельства о грабежах и насилиях красноармейцев, представляющих собой «стихийную» фазу террора, а также непосредственно о деятельности советских карательных органов — особых отделов, ревтрибуналов, ЧК.

Нельзя не согласиться с выводами автора относительно главных «отличительных черт» крымского террора 1920−1921 гг., жертвами которого стали тысячи офицеров и солдат Белой армии, гражданских лиц: священнослужителей, дворян, чиновников, преподавателей, юристов, врачей, сестер милосердия. Если «раньше случаи расправ с „классовыми врагами“ чаще всего были стихийными и неуправляемыми», то в начале 1920-х гг. террор стал целенаправленным (с.122).

Абсолютно верным является заключение Т. Быковой касаемо последствий крымских расстрелов и других форм репрессий, являющихся одним из инструментов выведения «новой исторической общности»:

«Путем репрессий и высылок новая власть избавилась как от всех тех, кого считала своими явными врагами, так и от тех, кто мог стать угрожающими ей в будущем. Причем, людей убивали не за какие-нибудь реальные преступления, а только за то, что они не считались большевиками людьми, которые достойны жить в советском государстве, ведь они были „социально чужды всему советскому народу“. Разделение и наказание людей по классовому признаку помогало новому правительству отделять „нужных“ ему людей от „ненужных, лишних“, а потому служило важным фактором для подбора „проверенных кадров“ для последующего исполнения как текущих, так и будущих партийных установок. В деятельности руководящих и карательных органов власти ярко нашло выражение, как именно и какими способами большевистская власть имела намерение руководить населением завоеванной ей страны» (с.131−132).

Логическим продолжением темы массового террора на территории полуострова в 1920—1921 гг. служит содержание следующего подраздела, в котором рассказано о политике советизации Крыма, описан процесс формирования структуры советских чрезвычайных органов власти (ревкомов), связанные с этим проблемы. Рассказано о том, какие мероприятия проводили ревкомы, осуществляя поставленные перед ними задачи. В качестве примера приведем один документ, который процитирован в тексте — «Инструкцию по проведению операций с целью изъятия излишков у буржуазии», принятую в январе 1921 г. на одном из заседаний Крымского областного комитета РКП (б). В данной инструкции излагались основные нормы, руководствуясь которыми, крымские большевики могли проводить «изъятие». Во избежание «разночтений», они были сформулированы предельно доходчиво. Излишками считалось все, что выходило за пределы дозволенной «нормы».

Нормой (тем, что оставалось у «буржуазии») считалось следующее:

А) Одежда: костюмов: мужских — 1 шт., женских — 1, обуви — 1 пара, постельного белья — 2 смены, носков или чулок — 3 пары, платков носовых — 3 шт., матрацев — 1 шт., головных уборов — 1 шт., столового белья — 2 смены.

В) Верхняя одежда: летнее платье — 1, зимняя шуба — 1, нижнего белья — 2 пары, полотенец — 2, платков головных — 1, одеял -1, подушек-1.

Г) Продовольствие: сахара — 3 фунта, соли — 2 фунта, кондитерских изделий и конфет — 3 фунта, мыла — 1 фунт, свечек — 1 фунт, муки — 43 фунта, чаю — 1 фунт, кофе или какао — 2 фунта, спичек — 10 коробок, других продуктов по усмотрению руководителя «тройки» (с.136).

Данная норма была установлена на одного человека.

Практическое же воплощение данной инструкции осуществлялось путем облав, проводимых «до полной опролетаризации буржуазии».

Процесс советизации края сопровождался запретом «конкурирующих» политических партий, арестами их членов. Обо всем этом также подробно рассказано в монографии. Кроме того, в работе Т. Быковой содержатся сведения о «чистках» внутри самой коммунистической партии, к проведению которых в рассматриваемый период привлекались широкие массы трудящихся. О том, насколько значительные масштабы приобретали эти мероприятия, свидетельствуют цифры. Так, только в течение 1921 г. из рядов большевистской партийной организации в Крыму было исключено 2300 из имеющихся на тот момент 5375 коммунистов (с.144).

Таким был «фундамент», на котором было воздвигнуто здание Крымской автономии, решение об образовании которой было принято большинством голосов на I Всекрымском съезде Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и краснофлотских депутатов, проходившем с 7 по 11 ноября 1921 г.

В целом, анализируя события, произошедшие на территории Крыма в 1917—1921 гг., автор приходит к выводу, что «в течение гражданской войны большевики дважды использовали один и тот же ход — создание на территории Крыма „буферной“ республики. Вначале это было сделано в 1918 г. путем создания Республики Тавриды, а год спустя (в 1919 г.) воспроизведением ее в виде Крымской республики. В определенном смысле и в 1921 г. Крымская АССР имела характер „буфера“. Другое дело, что исполнить возложенную на нее обязанность Крымской АССР не довелось» (с.201)

Образование Крымской автономии Т. Быкова объясняет, в первую очередь, тем, что «республика на полуострове была нужна для пропагандирования идей мировой революции на Востоке, начиная с Турции, где в это самое время произошла кемалистская революция. Крымская республика должна была привлечь к себе внимание стран Востока, убедить их в привлекательности коммунистических идей, которые отстаивались большевистской партией. Именно Крым должен был стать форпостом для проникновения большевизма на Восток» (с.201).

Другой причиной создания Крымской АССР автор монографии называет боязнь советско-партийного руководства нового нападения войск Антанты. В случае если бы такое нападение состоялось, то военные действия с врагом должна была вести не РСФСР, а правительство вроде «самостоятельной» страны. Именно с этой целью в Конституции Крымской АССР была сделана своеобразная «лазейка», позволяющая интерпретировать республику и как автономию, и как независимое образование, равное по статусу другим советским республикам. При этом, считает автор, создавая на территории полуострова республику, Ленин и его партия «меньше всего думали о соблюдении концепции собственной партии по национальному вопросу. Разговоры о „праве наций на самоопределение“, как и все другие большевистские установки, служили только одной цели — закреплению собственного господства на этой территории» (с.203)

С уверенностью можно сказать, что автору монографии удалось в полной мере справиться с поставленной перед нею сложной задачей, а историография революции и Гражданской войны на территории Крыма пополнилась новым серьезным исследованием.

Впервые опубликовано: «Посев», № 7 (1618), июль 2012. — с.22−26

http://rusk.ru/st.php?idar=57225

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru