Русская линия
Российская газета Юрий Гаврилов08.10.2012 

На службу в храм и в армию
Среди требований минобороны к духовным пастырям — пятилетний церковный стаж, хорошее образование и крепкое здоровье.

Священнослужители пополнили список россиян, которым предоставляется официальная отсрочка от военной службы. Процедура оформления этой льготы расписана в постановлении правительства N1004. Его сегодня публикует «Российская газета».

Уточним сразу: новые правила касаются не всех духовных пастырей призывного возраста, а лишь строго определенной группы священников при сане и должности. К последней теперь относится и армейский пост помощника командира по работе с верующими. Если батюшка, имам или раввин занимает штатное место в конфессиональной иерархии или по поручению религиозного объединения занят духовным окормлением воинства, у него есть все шансы не оказаться солдатом. По указу президента, таким правом ежегодно будут пользоваться до 150 священнослужителей.

Чтобы его реализовать, представителям религиозной конфессии нужно соблюсти несколько требований. Прежде всего заранее составить список потенциальных «отсрочников» и за три месяца до начала призыва передать его в правительство. Там документ изучат и за 30 дней до солдатского набора переправят в минобороны. Ну, а окончательное решение, кого из священников не брать в армию, вынесет призывная комиссия военкомата. Пастырям, как и студентам, придется ежегодно подтверждать свое право на льготу — приносить в комиссариат справку от духовного начальства.

Поскольку отсрочка предусмотрена для священнослужителей в целом, квоту на нее поделят между разными конфессиями.

Если что-то кого-то не устроит, разрешением споров займется Комиссия по вопросам религиозных объединений при правительстве РФ.

Для тех служителей культа, кто уже сотрудничает или собирается штатно взаимодействовать с военными, правительство утвердило отдельные правила. Они касаются спецподготовки помощников командиров по работе с верующими солдатами. Делать из священников армейских профи никто не собирается. Водить боевую технику, стрелять, ходить вместе с солдатами в атаку пастыри будут только по собственной инициативе.

А вот изучение структуры Вооруженных сил, общевоинских уставов станет для них таким же обязательным, как Отче наш. Где и как военные организуют подготовку армейских капелланов, в минобороны сейчас решают.

Один из вариантов — устроить духовную альма-матер на базе Военно-научного центра Сухопутных войск.

Параллельно в Генштабе думают о штатной численности таких священнослужителей. На начало осени потребность в них определяли в 243 человека, но эти цифры могут еще пересмотреть. Пока же в Вооруженных силах работает 21 духовник. Двадцать из них — православные батюшки. В Южном военном округе, где среди солдат немало мусульман, трудится имам-хатыб Синдикаев.

Специальную форму для армейских пастырей решили не вводить. Но летней и зимней полевой формой их обеспечат. Соответствующий приказ уже лежит на подписи у министра обороны. Веести единую геральдику, устраивающую представителей всех конфессий, будет непросто. Но над этим в минобороны тоже думают.

А что с самими священниками, чем определяется их военно-правовой статус? На этот вопрос в минобороны ответили еще два года назад, когда было утверждено специальное Положение о помощнике командира части по работе с верующими военнослужащими.

В документе нет никаких конфессиональных ограничений. Армейским священником может стать и православный батюшка, и мулла, и раввин. Хотя должность священнослужителя в бригаде, на армейской базе и в дивизии всего одна, военным капелланам приходится работать с представителями разных религий. К такой практике в РПЦ и Духовном управлении мусульман России относятся спокойно. Возражений от руководства других конфессий тоже не слышно.

Назначение пастырей в воинские части идет только по рекомендации конфессионального объединения. Но при этом сохранен принцип свободы вероисповеданий — насильно привлекать солдат и офицеров к религиозным церемониям в армии запрещено. Это не вправе делать ни командиры, ни капелланы. Зато у последних появились чисто армейские обязанности.

Военные священники вместе с подразделениями выезжают на стрельбища и полигоны. Отец Савва (в миру — Щербина), которого давно и хорошо знают в ВДВ, даже выполнил около 600 прыжков с парашютом.

Кому это позволяет религия, при желании берут в руки автомат. Но главной их обязанностью была и остается духовно-просветительская работа с военнослужащими, патриотическое и нравственное воспитание солдат, профилактика правонарушений и суицидов.

Среди других требований минобороны к духовным пастырям — как минимум 5-летний церковный стаж, наличие хотя бы среднего образования и крепкое здоровье. Войсковым капелланам погоны не положены, их статус сродни гражданским служащим Российской армии.

Согласно закону, приему священнослужителей на работу предшествует заключение трудового договора или контракта с командиром части. Но этим сходство со штатским персоналом, как правило, и ограничивается. Должностное положение, а следовательно, и зарплата у военных священников выше, чем у цивильных коллег.

По некоторым данным, армейским капелланам положили оклад 27- 30 тысяч рублей в месяц. Те, кто служат на наших зарубежных военных базах, имеют еще больше.

Живут холостые священники в офицерских общежитиях, семейным стараются предоставить служебную квартиру.

http://www.rg.ru/2012/10/08/sluzhba.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru