Русская линия
Вести.Ru Александр Привалов01.10.2012 

Политика наступления на семью

В минувшую субботу в Москве прошли шествие и митинг против принятия законов о ювенальной юстиции. Участники акции провезли по центру столицы детские коляски с папками, в которых собраны свыше 130 тысяч подписей наших сограждан против готовящихся к принятию законопроектов о ювенальной юстиции. Лидер движения «Суть времени» политолог Кургинян сказал «Известиям» так: «Путин обещал, что если будет собрано сто тысяч подписей в Интернете, то необходимо отдельное рассмотрение. Мы соберем 150 тысяч. Он хочет миллион? Будет собран миллион».

Сергей Ервандович Кургинян широко известен своей горячностью, но тут он сказал ничуть не подогретую, а совершенно холодную правду. Против ювенальной юстиции в нашей стране можно собрать и миллион подписей, и пять, и десять миллионов. Поэтому пора все-таки понять, что же так раздражает людей.

Оговорюсь, что термин «ювенальная юстиция» не все понимают одинаково. По идее, он означает все стороны правосудия, как-то связанные с преступлениями, субъектом либо объектом которых явились несовершеннолетние. Ювенальная юстиция в этом смысле издревле была, есть и будет в любой стране — есть она и у нас. Протестующие же воюют против вполне конкретного вида ювенальной юстиции: против обретения органами опеки такого всемогущества, что они смогут — а значит, будут — увозить из семьи буквально любых детей. Увидеть и у нас такую картину, которую слишком часто видят во многих европейских странах, нам очень не хочется, а шансы ее все-таки увидеть, к сожалению, все увеличиваются.

Письмо, под которым собрано почти полтораста тысяч подписей, направлено в первую очередь против двух рассматриваемых сейчас в Думе законопроектов. Один из них называется «Об общественном контроле за обеспечением прав детей», но направлен, по обоснованным подозрениям протестующих, на обнуление общественного контроля, на замену его марионеточным суррогатом. Другой законопроект — о социальном патронате. Мне уже случалось здесь говорить об этом проекте: он действительно очень опасен. Он дает огромные полномочия органам опеки. Они станут самодостаточной системой, которая будет вправе увезти буквально любых детей в приюты при живых родителях — по собственному усмотрению. Порукой тому станет образцовая расплывчатость терминов. Покажите мне самых идеальных родителей, про которых нельзя будет сказать, что они какими-то «своими действиями (бездействием) создают условия, препятствующие нормальному воспитанию и развитию». Про всяких можно, поскольку чиновник сам будет решать, какое воспитание нормально. Каких отца и мать нельзя обвинить в том, что у них недостаточно «ресурсов» для позитивного развития детей? Решит чиновник, что у вас чего-то недостает — получите патронат. А там и в приют. Судебный контроль при этом будет предусмотрен минимальный — считайте, что никакой.

Протестующие, по-моему, правы: такое расширение полномочий совершенно недопустимо. Для изъятия детей из таких, прости Господи, семей, где на самом деле существуют угрозы их жизни и здоровью, полномочий у всех заинтересованных ведомств и сейчас более чем достаточно. Но дело ведь не только в этих двух законопроектах. И не в том, что за ними уже вырисовываются на горизонте следующие. Вот на прошлой неделе думский комитет по охране здоровья презентовал законопроект под названием «О профилактике насилия в семейно-бытовой сфере», где продвижение в ту же сторону — в сторону произвольного вторжения практически в любую семью — намечается еще более беспардонное. Это все, во всяком случае, теоретически — можно еще остановить.

Куда хуже, что политика наступления на семью прослеживается и в действующих уже сегодня нормативных актах. В том самом письме Путину, под которым уже столько подписей, приводятся цифры, на мой взгляд, вопиющие. Цитирую: «Стоимость затрат на осуществление профилактической работы с одной семьей в форме социального патронажа в течение года в субъекте Российской Федерации составляет 257 420,2 рубля». Запомнили? Двести пятьдесят с лишним тысяч в год. А пособие одиноким матерям, имеющим детей от полутора до трех лет, составляло в апреле в Москве — в Москве! — в самом обеспеченном регионе страны! — всего 38 тысяч рублей в год. Вшестеро меньше. Может быть, стоило бы несколько переставить акценты? Не подстрекать чиновников выискивать якобы «неблагополучные» семьи, чтобы получать деньги за каждую, а дать чуть больше самим семьям, чтобы они стали хоть чуть менее неблагополучными?

В любом случае, по-моему, очевидно, что на принятие каких бы то ни было новых нормативных актов этого рода должен быть установлен жесточайший мораторий — до широкого и всестороннего обсуждения, в котором должны открыто участвовать сторонники всех точек зрения. Всех, а не только любезных сторонникам ювенальной юстиции.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=915 229


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru