Русская линия
Русский домМитрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин)27.09.2012 

Хватит ли нам мудрости?
Интервью с митрополитом Саратовским и Вольским Лонгиным

Корр.: Как Вы объясните такой парадокс:Митрополит Лонгин (Корчагин)число посещающих храмы (мечети, церкви) растёт, но нравственное состояние общества падает? Насколько обострились проблемы нравственного воспитания в современном российском обществе? Если взять за точку отсчёта август 1991 года, момент развала СССР, как изменилось общество и его характеристики за последние двадцать лет?

Митрополит Лонгин: Думаю, что никакого парадокса тут нет, если рассмотреть ситуацию подробнее. Прежде всего скажу: проводить какие-то прямые аналогии, пытаться установить связь между религиозностью общества и уровнем его нравственности, пробовать вывести «математические показатели» влияния или невлияния Церкви на общественные процессы можно было бы лишь в том случае, если бы границы Церкви и общества совпадали — как это было, например, в России в давние времена или как это отчасти происходит сегодня в католической Польше, православных Румынии, Греции.

Россия сегодня — это страна, которая пережила, можно сказать, не просто тяжёлую болезнь, а клиническую смерть. Если сегодня в нашем обществе в целом и начинается какое-то движение людей к Богу, к Церкви, то делаются лишь робкие первые шаги, и всерьёз говорить о том, что количество храмов может как-то повлиять на общую атмосферу в обществе, пока, к сожалению, невозможно. Достаточно сказать, что при советской власти, с середины 1940-х гг. до 1988 г., в Саратовской епархии было 12 приходов. Сегодня их уже 250. Кажется, много. Но до революции в епархии было больше 1000 храмов, притом что население области было гораздо меньше! Вот, так сказать, в трёх цифрах — объяснение той ситуации, которую мы наблюдаем сегодня.

Безусловно, и сегодня есть люди, которые выбирают для себя путь жизни с Богом. 70—80% жителей нашей страны крещены, считают себя православными. В храмы ходит, в разной местности, от одного до десяти процентов населения. Это и есть люди, которые стремятся жить по заповедям Божиим. Насколько у них это получается — другой вопрос. Мы знаем, что каждый человек на протяжении даже одного дня переживает самые разные состояния, начиная от ярко выраженного стремления жить по заповедям, совершать только добрые дела и кончая искушениями и падениями.

В целом же сегодня общество в России атомизировано, ни о какой цельности, единстве говорить не приходится. Этому весьма способствует насаждаемая у нас, как и во всём мире, идеология потребления — она очень легко усваивается, находит отклик в сердце буквально каждого человека, и люди в большинстве своём выбирают секулярный образ жизни, пользуются современным слоганом: «Надо брать от жизни всё». А поскольку «всё» — понятие растяжимое, то и берут всё и средств для этого не выбирают. Конечно, и в секулярном обществе пока ещё сохраняются в какой-то мере понятия о порядочности, о семейных ценностях, нравственных принципах, но это — лишь малые проценты с христианского капитала тысячелетней российской истории, тающие на наших глазах. Поэтому, собственно говоря, и происходит то, что происходит. К сожалению, за эти 20 лет в общем смысле наш народ деградировал.

Корр.: Каковы, на Ваш взгляд, причины обострения межнациональных отношений? Что служит причиной перерастания бытовых конфликтов в межнациональное противостояние?

Митрополит Лонгин: Об этом уже многое сказано. Прежде всего — разница менталитетов и очень тяжёлое состояние русского народа после тех экспериментов, которые проводились в нашей стране. Я бы это выразил так: наш народ добровольно отказался от необходимости нести то, что Р. Киплинг назвал «бременем белого человека»: от обязанности сохранять, возделывать и нести другим народам просвещение, культуру, прогресс.

Вот такой пример: сегодня русская молодёжь начинает подражать кавказцам — перенимает их манеру поведения и общения. Это говорит о том, что произошёл страшный перекос в сознании людей, в их взаимоотношениях. Во все времена люди пришлые, приезжие старались каким-то образом вписаться в окружающую действительность, ассимилироваться путём изучения языка, местных традиций, с уважением относились к тем обычаям, которые существовали у местного населения. А сегодня всё происходит наоборот, потому что русские люди разобщены и в массе своей, к сожалению, безбожны.

Ещё одна «причина обострения» — приходит в жизнь поколение людей, которое никто не приучал даже к тому варианту «дружбы народов», что существовал при советской власти. Была ли на самом деле эта дружба? И да, и нет. В том образцово-показательном виде, в каком мы видели её по телевизору, конечно, не было. Но в определённом смысле она существовала — в основном за счёт секуляризации и взаимного отказа от традиций. В СССР было некое подобие американского «плавильного котла наций». Но если в Америке религия играла роль положительного катализатора, то у нас, наоборот, с крушением идеологии и восстановлением религиозности основание для дружбы народов исчезло, поскольку оно было довольно призрачным, условным. И если с распадом СССР «малые» народы очень быстро и сознательно вернулись к своим национальным и религиозным традициям и ценностям, которые цементируют тот или иной народ, то у русских людей этого не произошло. Такое впечатление, что у русского народа вынули хребет, и он остался без внутреннего каркаса.

В то же время говорить о восстановлении национального самосознания у народов, прежде населявших Союз, тоже можно с большой долей условности. В большинстве случаев это восстановление шло ускоренными темпами и в совершенно искажённом, исковерканном варианте — потому что направлялось определёнными силами на поиск внешнего «врага», на борьбу с ним. Естественное стремление народов к восстановлению национального самосознания было использовано этнократией, которая и сегодня находится у власти во многих регионах с односоставным по национальности населением, в узко утилитарных интересах.

Корр.: Какова роль религии в нравственном воспитании общества, молодёжи? Что сегодня удаётся и что остаётся нерешённым, не поддающимся воздействию?

Митрополит Лонгин: Прежде всего я не стал бы специально выделять молодёжь в какую-то совершенно отдельную категорию. Постулат, что интересы молодёжи приоритетны, ничего доброго не приносит. Молодёжь — это люди, которым надо ещё учиться и учиться у старшего поколения. Если общество начинает расшаркиваться перед молодёжью, перед ним очень скоро встаёт масса огромных проблем, в том числе со стороны той же разнузданной молодёжи, что мы и видим сейчас в Европе, поэтому я всегда внутренне протестую против этого.

Роль религии в воспитании общества очень велика, однако она проявляется опосредованно: Церковь не ставит перед собой задачу воспитания общества, не преследует и других утилитарных целей. Религия, если мы говорим о христианстве, ставит перед собой задачу спасения души, устроения человеком на достойном основании его жизни здесь, на земле, и подготовку к вечности. Естественно, это предполагает, что человек будет следовать определённым законам и нравственным нормам. В то же время эти законы являются наилучшими принципами нормального функционирования человеческого общества, не позволяющими ему превратиться в звериную стаю.

Что сегодня удаётся Церкви? Вести открытую проповедь. Главная наша задача сегодня — миссия среди собственного народа. Многое зависит от того, насколько наша проповедь будет действенной, адекватной сегодняшнему дню, и мы стараемся. Но надо сознавать и то, что Церковь не может в одночасье изменить мир. Недаром в самом Евангелии учение Христа сравнивается с закваской, которая, попав в тесто в очень небольшом количестве, сквашивает, изменяет всё. Но для этого нужно время — не 10, 15, даже не 30 лет, а срок жизни нескольких поколений.

Корр.: Поддерживаете ли Вы распространённое мнение о неизбежности межнациональных конфликтов, «конфликтов цивилизаций»?

Епископ Лонгин: Это сложный вопрос. Здесь очень многое зависит от власти, от того, насколько она готова заботиться о благе своих подданных. Если властью делается недостаточно, то в обществе возникает напряжение по самым разным поводам. А если общество многонационально — то рано или поздно это напряжение выплёскивается именно в форме межнациональных конфликтов. Поэтому наличие или отсутствие конфликтов, а главное, их грамотное преодоление и предотвращение зависит, в первую очередь, от действий власти.

Конечно, роль Церкви здесь тоже велика. Давайте посмотрим: много ли вы встречали воцерковленных православных христиан, которые были бы активными участниками или, не дай Бог, инициаторами межнациональных конфликтов? Я думаю, что таких примеров нет. Всё зависит от того, насколько адекватно мы передаём то учение, ту веру, которую исповедуем. Мне не хотелось бы говорить об исламе, наверное, лучше скажет о нём уважаемый Мукаддас Аббасович Бибарсов. Но ведь слово «ислам» переводится как «мир», и ведущие исламские богословы постоянно говорят о том, что ислам — это религия мира. А насколько адекватно передаётся этот посыл к миру в различных течениях ислама — это уже вопрос. Думаю, там, где он передаётся адекватно, люди разных национальностей живут мирно и дружно: и общаются, и помогают друг другу.

К сожалению, везде есть люди, которые хотят разделять и властвовать, даже внутри тех или иных сообществ, религиозных общин. Хватит ли нам мудрости не поддаваться призывам к разделению? От этого зависит наш завтрашний день.

Корр.: Каковы возможности пастырей, религиозных лидеров в противодействии ксенофобии и предотвращении конфликтов?

Митрополит Лонгин: Возможности религиозных лидеров очень чётко соотносятся с их влиятельностью, с количеством верующих людей — активных прихожан храмов, если мы говорим о Православии, или членов уммы, если мы говорим об исламе, и так далее. Понимаете, очень плохо, когда люди устраивают пьяную драку с поножовщиной, а потом мы слышим: «Вот, мусульмане режут православных!» — или наоборот. Но ведь люди эти — вовсе не «мусульмане» и не «православные». Для тех, у кого не существует понятий о вере, не будет авторитетным и мнение религиозных лидеров. Поэтому, я думаю, всеобщее религиозное воспитание могло бы помочь заполнить в человеке ту нишу, которую должна занимать вера в Бога. Иначе пустоту заполняют или псевдорелигиозные суррогаты, или политизированные идеологии, с помощью которых кто-то пытается решить свои собственные политические и коммерческие проблемы, или просто агрессия и невежество.

Власть также должна перестать бояться слов «национальное самосознание». Посмотрите: сегодня русские ребята не могут ответить на элементарные вопросы по отечественной истории. Ребёнок должен иметь представление, кто он, где родился, чем жила и живёт его Родина. Ему необходимо иметь иерархию ценностей, которая позволила бы ему остаться человеком. В этом смысле любовь к родной земле легче всего воспитать там, где есть любовь к Богу и людям.

http://www.russdom.ru/node/5343


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru