Русская линия
Православие.Ru18.09.2012 

ТВ: соблазн или порядок?

«Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, Ребенок и телевизортому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской», — говорит Господь (Мф. 18: 6).

Недавно на российском телевидении появилась маркировка программ, фильмов и передач соответственно возрасту гипотетического зрителя. Все это похоже на робкую попытку навести хоть какой-то порядок в эфире.

Мы попросили пастырей оценить в свете приведенных выше слов Спасителя состояние российского ТВ и ответить на вопрос: если бы конкретно от них зависело что-то изменить в этой сфере, что бы они сделали в первую очередь?

***

Протоиерей Александр Лаврин, клирик храма в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыне (г. Москва):

 — Безусловно, Протоиерей Александр Лаврин вопрос о телевидении приложим к этим словам Христа. Другое дело, что мы видим в них обещание некоей Божией кары соблазнителям. Но речь-то о другом. О неизбежной омраченности души, ее обезбоженности и гибели. Вспомним иные слова Христовы: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф. 16: 26). Поэтому даже такой насильственный уход из жизни — по словам Спасителя — для соблазнителя был бы лучшим, нежели та «тюрьма» души, в которую внутренне человек себя заключает. Вот самая главная беда, которая постигает того, кто соблазняет обдуманно и принципиально.

Маркировка же программ значком ограничений по возрасту — это не робкая попытка, а как раз, по-моему, очень правильный путь. Во всяком случае, доброе начало. Ничего не запрещается, но дается понять, что будет в следующий момент. То есть каждому человеку решать, стоит ли смотреть самому и давать ли это делать ребенку. На мой взгляд, это очень христианский подход — свободный и совестливый.

Надо помнить, что, когда мы что-то запрещаем, это должно быть на пользу. Например, бывает, что человека «несет» и он сам уже думает: «Кто бы меня остановил?», — в таких случаях запрет будет помощью. И хотя он, казалось бы, вопреки желаниям и чувствам, но по воле и убеждению. Однако часто запреты (даже будучи по существу очень правильными) порождают только протест и попытки их лукаво обойти. В таких случаях, как показывает практика современной жизни, все запрещенное быстро переходит из открытых источников на «черный рынок» и точно так же расползается по потребителям.

Появление маркировки программ на телевидении, мне кажется, может явиться безусловной помощью прежде всего родителям. Да и взрослым даст «информацию к размышлению».

У программ же в духе реалити-шоу или боевиков, где ценность представляет только жизнь главного героя и цель, ради которой он не моргнув глазом может походя убить десятки, а то и сотни людей, и разнообразных эротических сюжетов — довольно обширная аудитория. Но только потому, что подобная продукция востребована в человеке животными инстинктами. Однако разжигание этой страстности как раз, в частности, и является тем, о чем говорит Христос в Своем слове о соблазнителях. И, кажется, организаторы подобных передач и шоу делают это намеренно и вполне сознательно. Целая индустрия, приносящая изрядный доход.

Конечно, хотелось бы, чтобы в СМИ были тенденции развития добрых качеств. Но, как известно, худое делается само собой, а на доброе требуется всегда усилие.

Если бы от меня конкретно что-то зависело, я бы не стал решать вопрос: запрещать или разрешать. Обратите внимание, в Евангелии нет ни одной запретительной заповеди, все запреты — в Ветхом Завете. А Христос говорил не о том, что «нельзя», а как строить жизнь. Поэтому я бы, прежде всего, попробовал высказать свою позицию и аргументировать ее. Что же касается собственно запретов, то они работают только при одном условии — если будят человеческую совесть. Просто тогда сам человек захочет на этот запрет опереться, чтобы себя не потерять.

СМИ, возможно, могли бы стать опорой в формировании подобных взглядов, но, во всяком случае, не сегодня, так как нравственные установки их ныне бывают слишком расплывчаты, а порой и просто внеморальны.

Но в целом, мне кажется, надо идти не по пути «льзя"/"нельзя». Перспективу можно увидеть не когда борешься со злом, а когда пытаешься в себе развить доброе начало. Тогда от зла легко отказаться, потому что оно мешает развитию. Я скептически смотрю на то, что эта мысль может быть близка кому-то из людей, стоящих сейчас во главе ведущих СМИ, но вопрос стоит так: «если бы была моя воля.» Так вот, если бы была моя воля, я бы предложил телевидению именно такой путь — путь созидания.

Иеромонах Макарий (Маркиш), Иеромонах Макарий (Маркиш) руководитель службы коммуникации Иваново-Вознесенской епархии:

 — Эти слова Спасителя не могут служить верным ориентиром ситуации в СМИ (и на ТВ в частности), поскольку они акцентируют внимание на «малых сих» (сиречь детях), а проблема не в детях, а в грязи, лжи, тупости и пошлости, в равной мере губительной для всех возрастов. Если хотите новозаветную ссылку, то возьмите эту: «Наконец, братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте».

Сделать в этой связи следует многое, и кое-что уже делается нашими законодателями, но недостаточно быстро и решительно. В первую очередь следует осознать тот факт, что электромагнитные частоты, на которых транслируются теле- и радиопрограммы, — это наша общая информационная среда обитания, не в меньшей мере, чем воды, леса и воздух. Отсюда два вывода:

 — использование этого ресурса (то есть теле- и радиовещание) — не право, а привилегия, которая дается законной властью в интересах общества и изымается ею же. С этой целью исполнительная власть должна создать комиссии по регулярному пересмотру лицензий на использование частот в соответствии с нашими национальными культурными и нравственными нормами;

 — злоупотребление этим ресурсом (по аналогии с загрязнением окружающей среды) должно вести к неотвратимому наказанию. Имеет смысл вспомнить простую и разумную английскую пословицу: «Crime stays while it pays» — «Пока преступление выгодно, оно не исчезнет». А насколько выгодно загрязнение информационной среды обитания, никому объяснять не надо.

Протоиерей Димитрий Смирнов, Протоиерей Димитрий СмирновПредседатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями:

 — Я, к сожалению, мало знаком с содержанием телевизионных программ. Но если бы передо мной поставили такую задачу, я потратил бы неделю на просмотр всех передач и многое, думаю, изменил. В настоящее время гениальное русское изобретение, телевидение, используется таким образом, что вызывает отвращение у основной части населения. Его содержание во многом является соблазном для зрителя и учит далеко не полезным вещам.

В первую очередь я убрал бы передачу «Дом-2». Непременно исключил из сети вещания «Давай поженимся». Отвратительная программа. Обязательно удалил с экранов колдунов. Почистил бы передачи про здоровье. Иногда сами не знают, что там пропагандируют. Например, рекомендуют делать прививки девушкам против рака, умалчивая о том, что в результате многие из привитых становятся бесплодными. Трансляции про разные ЧП, с обмусоливанием тем, кто кого убил, у кого, когда украли машину, уж точно никому не нужны.

Повторюсь, я очень редко смотрю телевизор и недостаточно осведомлен в этом вопросе, поэтому назвал то немногое, что вспомнил.

Игумен Нектарий (Морозов), Игумен Нектарий (Морозов)главный редактор портала «Православие и современность»:

 — Ни в коем случае не дерзну назвать себя экспертом в области современного телевидения — потому как крайне редко и неохотно знакомлюсь с его «продуктами». Но, тем не менее, знакомлюсь. Иногда потому, что происходят какие-то события, по отношению к которым невозможно оставаться безучастным. Иногда же просто намеренно «пробегаюсь» по разным каналам, чтобы представить, что занимает людей и чем «питает» их телеэфир. Ну и поскольку меня самого большая часть того, чему отдано эфирное время, не интересует, то лично для меня телевидение не является соблазном: оно в нынешнем его виде мне не интересно.

С другой стороны, я прекрасно понимаю, как затягивает телеэкран в себя человека, который, придя с работы, привычно щелкает пультом и вступает в общение с этим «другом дома». Причем общение это — не пятиминутное, не эпизодическое, а многочасовое. И самое главное — оно практически не регулируемое. Даже если человек переключается с канала на канал, ищет то, что лично ему больше нравится или же что его меньше раздражает, то все равно в него неконтролируемым потоком вливается разнородная информация: это и сводки преступлений, и перечень очередных стихийных бедствий, и светские новости, и сообщения о смерти известных людей, и реклама, и бесчисленные ток-шоу, и юмор, перенасыщенный пошлостями и сальностями. Причем все это так «приготовлено» и «оформлено», что тут не найдешь ни одного серьезного блюда, а все сплошная жвачка, которая пережевывается с утра и до вечера и снова до утра. И, безусловно, пережевывание это никакой пользы ни уму, ни сердцу не приносит, а, напротив, ведет к деградации: человек привыкает не обдумывать, не анализировать информацию, а просто воспринимать ее в фоновом режиме. И так же — в фоновом режиме — постепенно развращается. Потому что как этого можно избежать, когда ты изо дня в день впускаешь в себя грязь и начинаешь относиться к ней как к чему-то обычному и обыденному?

Телевидение может воспитывать, а может — развлекать. В своем нынешнем варианте оно по преимуществу развлекает. Причем крайне незамысловато. Над чем и почему смеются люди, слыша плоские и абсолютно не смешные шутки, чему они аплодируют, когда на том или ином ток-шоу прозвучала очередная глупость? Я и правда не понимаю. Точнее — понимаю: если над этим смеются, если этому рукоплещут, то дело плохо. И вклад в это плохо телевидение вносит колоссальный.

И я далеко не уверен, что вводящаяся сейчас маркировка программ существенно изменит ситуацию к лучшему. Не говоря уже о том, что большой вопрос — кто будет эту маркировку осуществлять, и не окажется ли этот процесс схожим с антиалкогольной компанией времен перестройки. Уже появлялись сообщения о том, что мультфильмы из серии «Ну, погоди» признаны вредными для детей младшего возраста.

Современное российское телевидение — не просто элемент современной российской жизни, а ее производное. Мы уже два десятилетия говорим и слышим разговоры о том, что живем в стране, у которой нет идеологии. Нет вообще. Есть рынок и его жестокие, античеловеческие и тем паче антихристианские законы. Сообразно этим законам строится и протекает жизнь в сегодняшней России, в соответствии с ними существует и наше телевидение. И я убежден в том, что изменится оно к лучшему и начнет менять также к лучшему своего зрителя лишь тогда, когда у нашего Отечества вновь появится какая-то идеология, кроме «идеологии доллара». Впрочем, все еще, конечно, зависит от того, что за идеология это будет.

Игумен Киприан (Ященко), Игумен Киприан (Ященко)доцент Московской духовной академии:

 — Всем известно: большинство людей у нас привязано к телевидению. Наши центральные телеканалы — один из мощных инструментов формирования общественного мнения. А что мы видим на «голубом экране»? Постыдное, животное, страстное, греховное.

Я много бываю за рубежом и не знаю ни одной страны, где было бы такое похабное телевидение. Такого нет нигде — ни в Америке, ни в европейских странах. То, что «крутят» у нас на телевидении, во всем мире показывают только по специальным платным каналам. И те люди, которые смотрят эти каналы, еще и учитываются как не очень благонадежные. А у нас федеральные каналы фактически выполняют роль закрытого платного канала — эти фильмы смотреть просто неприлично. Многие передачи побуждают людей к тому, что после просмотра они идут и совершают насилие или какой-то иной тяжкий грех.

Конечно, есть телеканал «Культура», но это просто капля в море. Телепередачи, безусловно, должны быть добрыми, красивыми, рассказывать, в частности, о природе, созданной Творцом.

Что же можно сделать? Мы, в центре исследований «Покров», занимались этой проблематикой в течение двух лет, и в результате была создана концепция светского духовного канала. То есть это канал по форме светский, а по содержанию он наполнен не отвлекающей «жвачкой», не ужасами, не страстями, а духовно-нравственным потенциалом. Здесь можно провести аналогию с нашим кинофестивалем доброго кино «Лучезарный Ангел». В самом начале нам говорили, что фильм одновременно и кассовым, и нравственным быть не может. Наш фестиваль доказал: может! Пример — фильм «Остров», благодаря которому многие стали ближе к Церкви. Есть фильм «Поп», есть и другие кинокартины.

По нашим данным, во всем мире в год производится около 100 хороших, добрых фильмов, которые вполне могли бы формировать нравственное мировоззрение у нашего зрителя. Это фильмы, не разжигающие страсти, а побуждающие к тому, чтобы в человеке развивались добродетели: милосердие, терпение, трудолюбие. И это очень привлекательные фильмы. Но, несмотря на то, что эти кинокартины нравственного содержания и представлены на многих известных фестивалях, их как раз не берут на наше телевидение.

Во всем мире на создание таких фильмов, на детское кино есть определенные квоты. Есть также четко разработанные механизмы, которые стимулируют создание доброго кино. Но у нас такая особая страна, в которой этого всего не существует, а если и существует, то не действует. Получается некий замкнутый круг. А все попытки каким-то образом изменить наше телевидение упираются в то, что фактически руководство ТВ выглядит выше руководства страны. И у руководства страны, возможно, возникает даже такое ощущение, будто у нас лучшее телевидение в мире. Здесь очень сложно что-то изменить, но это крайне необходимо сделать.

Сегодня все больше и больше людей пользуются Интернетом, в том числе и на мобильных устройствах. И еще через несколько лет, скорее всего, не будет разницы между Интернетом и федеральными каналами ТВ. Интернет-телеканал в общем легко создать, он не такой энергоемкий и финансово затратный, но очень сложно его наполнять, чтобы в нем сосредотачивался такой контент, который благоприятен для всякого достойного человека. Для этого, как минимум, нужно 200−300 миллионов рублей в год. А для совсем отличного качества эту сумму можно смело удвоить.

Сегодня нужен Давид, который выступил бы против Голиафа безнравственного телевидения и, запустив в него камнем из пращи, уничтожил бы его.

Священник Димитрий Шишкин, настоятель прихода в честь Покрова Божией Матери в селе Почтовом (Симферопольская епархия):

 — Начнем с того, что собственноСвященник Димитрий Шишкин российское ТВ в общем объеме телепродукции, легкодоступной «широким слоям населения», занимает довольно скромный процент, но если учесть, что большинство фильмов, передач, ток-шоу. кто-то приобретает и переводит на русский язык, то, условно, все наше русскоязычное телевидение можно назвать российским. В таком случае можно говорить о процентном соотношении полезной и вредной информации, в данном случае для детей, поскольку это самая незащищенная часть телеаудитории. И в этом смысле введение означенной маркировки — дело вполне оправданное и правильное.

Но здесь возникает другая проблема — это разница, которая может возникать в оценке опасного и неопасного, полезного и вредного с точки зрения светского законодательства и с точки зрения христианской нравственности. И последнее слово здесь будет именно за светским законодательством, а оно, увы, может меняться — и не только в лучшую сторону, как мы знаем.

Идеальным для православных верующих был бы вариант, когда в комиссии, которая определяет ту самую «школу полезности», были бы представлены и имели бы вес православные эксперты. Или так: хорошо, если бы существовал какой-то согласительный нравственный, религиозный совет, в который входили бы эксперты — представители основных религий. Это возможно, поскольку в вопросах нравственности каких-то существенных «межконфессиональных» расхождений быть не должно. Но тогда ведь могут возникать претензии со стороны атеистически или либерально настроенных телезрителей, которые, в случае ограничения вещания тех или иных передач, фильмов, ток-шоу, непременно поднимут крик о клерикализации телевидения. И вот тут.

Вот тут всплывает вопрос власти. Государственной власти. Что она вообще такое, и для чего нужна?.. кого защищает? Вопрос очень важный и серьезный. Потому что если власть защищает всех, то возникает вопрос: от чего? Каковы критерии дозволенного и недозволенного? На чем они основаны? Вариантов может быть масса. Нас бы весьма радовало, если бы власть в своей оценке добра и зла опиралась на то, что теперь расплывчато называют «традиционными ценностями», а на деле — опиралась бы на традиции христианской нравственности.

То, что телевидение не может просто контролироваться законами стихийного рынка с его правилом: хорошо то, что продается, — это очевидно. Потому что зачастую наиболее ажиотажный спрос в области информации имеют вещи скандальные и, прямо скажем, дурно пахнущие. Если телевидение и дальше будет идти по пути этого «свободного падения», то окончательное оскотинивание нашего народа не за горами. И телевидение в этом бесславном процессе сыграет, несомненно, одну из ведущих ролей.

Но если государство все же возьмется за нравственную оценку телеконтента, за его серьезную корректировку, за наведение порядка, то хоть это и вызовет, несомненно, вой определенно настроенной публики, но почему-то думается, что абсолютное большинство адекватных людей, уставших от засилья пошлости, насилия, нравственной гнили и мерзости на экране, только спасибо скажет власти за то, что она обрела какую-то внятную позицию, подкрепленную внятными представлениями о добре и зле.

Насчет того, что бы я сделал на ТВ, будь на то моя воля. Ну что ж. Я бы первым долгом собрал ту самую согласительную комиссию, которой было бы предложено провести ревизию всего отечественного телеконтента и оценить его с точки зрения нравственного влияния на общественность. Одна — но важная — оговорка: у этой согласительной комиссии должны быть чрезвычайные полномочия, подкрепленные и обеспеченные реальной властью. А после того как эта оценка будет завершена, я бы предложил той самой комиссии решить, какие, по ее мнению, передачи, фильмы и ток-шоу надо (простите) выкинуть с телевидения. И если всю эту тухлятину выкинуть невозможно (есть ведь и любители тухлятины), то, по крайней мере, выселить в «резервацию» (показ в ночное время на ограниченном количестве каналов, а желательно и с особыми условиями доступа). И, напротив, то лучшее, что есть на телевидении с точки зрения нравственности, нужно всемерно продвигать, утверждать и развивать.

Кто-то скажет, что это цензура? Так я и не против. Дело не в названии, а в результате, а результатом должно стать преимущественно здоровое и полезное в нравственном отношении телевидение, в то время как сейчас оно преимущественно разлагающее и опасное для нравственного здоровья — и в том числе для здоровья наших детей.

А вообще говоря, вопрос телеконтента — это, несомненно, вопрос государственной безопасности со всеми вытекающими последствиями. Телевидение — мощное средство воспитания и формирования нравственности, и закрывать на это глаза нельзя. Нельзя отдавать ТВ на откуп дельцам, которые заботятся только о рейтингах и барышах и ради утверждения собственных амбиций и достижения сверхприбылей готовы потакать самым низменным страстям и похотям «широкой аудитории».

Священник Георгий Ореханов, Священник Георгий Орехановдоцент кафедры и истории РПЦ, проректор по международной работе ПСТГУ

 — Мне трудно оценить адекватно состояние российского телевидения, т. к. уже 24 года я не смотрю телевизор. Именно поэтому телепередачи вызывают у меня некоторый интерес, когда я имею возможность где-то, например, в гостях или в гостинице, что-то посмотреть. И всякий раз, за очень редкими исключениями, связанными, как правило, с передачами канала «Культура», меня не оставляет впечатление какого-то издевательства на зрителем. Авторы передач, люди с очень узким кругозором и примитивными потребностями, навязывают зрителю свое восприятие мира, свое представление об искусстве, политике, нравственности. Конечно, поражает количество передач, связанных с сексуальной сферой. Вообще, такое впечатление, что на телеканалы проникли троечники, которым просто в жизни уже некуда больше было идти. И этим объясняется все, что я увидел в краткие мгновения пребывания в гостиничном кафе или в гостях у своих духовных чад: неталантливое современное кино, в которым ни сценаристу, ни актерам нечего сказать зрителю, и тогда мысли и переживания заменяются пошлостью и сценами насилия, а актеры играю просто самих себя; ток-шоу, построенные на бурных эмоциях и деланных переживаниях; концерты поп-звезд с глупыми текстами песен и повторяющимися мелодиями; и во всем тотальное торжество пошлости.

Что делать? Сложный вопрос, так как современный телезритель, к сожалению, все это и хочет увидеть на экране. Кроме того, там, где присутствуют очень большие деньги, любые попытки изменить ситуацию в лучшую сторону обречены на мощное сопротивление. В качестве каких-то выходов я вижу следующее:

1. Создание новых передач, может быть, целых каналов, которые ориентированы на ценности традиционной культуры, истории России, на обсуждение серьезных вопросов политической, экономической, социальной жизни, вопросов искусства. Более того, можно было бы говорить о программе министерства культуры, направленной на создание новых фильмов определенной тематики. Стоит в этом смысле обратить внимание на то, что за последние годы в США появилось большое количество качественной кинопродукции, посвященной проблемам воспитания и школы. Вспомним, например, «Императорский клуб», «Общество мертвых поэтов» и другие фильмы.

2. Как можно более частая трансляция замечательных шедевров кино 1960−80-х годов, театральных постановок, детских фильмов.

3. Возобновление познавательных циклов, подобных тем, которые были популярны 30−40 лет назад: «Клуб кинопутешественников», «В мире животных» и т. д., их широкая популяризация на телевидении.

4. В исключительных случаях вмешательство лиц, за это ответственных, в вопросы трансляции передач и кинопродукции, дающих совершенно превратное представление об армии, медицине, школе.

Эти советы могут показаться примитивными, но я совершенно убежден, что если мы все каким-то образом хотим изменить ту катастрофическую ситуацию, которая в российском обществе сложилась с воспитанием и образованием, с нашими детьми, эти изменения должны носить целенаправленный характер государственной политики, в которой, безусловно, одно из ведущих мест принадлежит именно телевидению и кино.

Священник Димитрий Березин,Священник Димитрий Березин настоятель храма в честь Казанской иконы Божией Матери с. Молоково (Московская епархия), руководитель журнала для настоящих пап «Батя»:

 — Многие мои знакомые телевизор не смотрят. Они давно и осознанно сделали свой выбор.

За последнее время все стали жить достаточно комфортно — исчез дефицит, сократилась преступность, сильно поднялся уровень благосостояния людей. По крайней мере, лет 15 назад обстановка была совсем другой.

Но именно в этом и кроется опасность, разрушившая могучие империи. «Хлеба и зрелищ» искали римляне, погибая под натиском варваров. Социалисты 19 века предполагали, что в обществе равенства и благосостояния люди начнут жить творчески, трудиться ради созидания, развивать науку и искусство. Но они глубоко заблуждались, забыв о грехопадении человека.

Когда народ перестает бороться за выживание, только единицы начинают созидать. Большинство начинает развлекаться — заполнять свободное время.

Вот телевизор и стал средством развлечения: бесплатно, не выходя из дома можно быть в курсе всего, что происходит в мире из новостей, переживать чужие человеческие судьбы с помощью телесериалов и ток-шоу, щекотать нервы, просматривая криминальные сводки, гневно осуждать правительство, ругать проигравших футболистов и многое другое. Каждый найдет для себя контент. Именно контент, про содержание и смысл мы стали забывать.

Рынок диктует свои правила игры — затраты надо сокращать, доходы увеличивать. Успешный телеканал привлекает больше зрителей, а значит, продает больше рекламы.

Но как привлечь зрителя? Соблазном — «Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам» (Мф. 18:7). Освободи совесть, и получишь благодарного зрителя. Покров за покровом снимаются табу, отменяются нравственные нормы, падают авторитеты, а мы сидим по другую сторону экрана и впитываем все это. Самое страшное, что те же принципы жизни впитывают и наши дети: осуди, возгордись, оболги, посмейся над кем-то.

У нас по каждому вопросу каждый человек имеет теперь свое мнение. А попробуй спроси: «Откуда оно взялось? Ты специалист по теме, прочитал много книг, знаешь лично кто, как и что делал?» — «Нет. Но тварь ли я дрожащая или мнение имею?..» Мнение из телевизора, и далеко не из достойных источников. Ведь повышение рентабельности требует сокращения затрат, а придумать гораздо дешевле и быстрее, чем узнать.

В теме управления телеканалами я не специалист, поэтому умничать на тему, что и как конкретно делать, не буду. Но хочется со стороны потенциального зрителя высказать свои пожелания:

 — Поднять значимость содержания над рейтингом. В прайм-тайм должны идти передачи и кинофильмы, поднимающие нравственность и культурный уровень людей.

 — Устранить с телеканалов широкого вещания пошлость, разврат, убийства, мат. Хорошо бы, чтобы был разработан документ, регламентирующий, что и когда может показываться, а чего не должно быть вообще. И это должно касаться не только картинки, но и тем, и фраз. Конечно, в разработке такого документа должны участвовать люди с чистой репутацией, особенно — представители традиционных российских религиозных движений, ведь нравственность родом из религии.

 — Создать механизмы, при которых смогли бы появляться на свет качественные кинофильмы, мультфильмы, телепередачи, репортажи и т. д. Это серьезная государственная задача, затрагивающая и образование, и производство, и основу всего этого — здоровую государственную идеологию, которая сейчас, можно сказать, отсутствует.

А пока ситуация серьезно не изменится, одним из самых распространенных грехов так и останется: «Батюшка, я телевизор смотрела».

Протоиерей Виктор Дорофеев, Протоиерей Виктор Дорофеевнастоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы села Кудиново (Богородское благочиние Московской епархии), заведующий методическим кабинетом отдела религиозного образования и катехизации Московской епархии, автор учебника «Основы православной культуры»:

 — Сегодняшнее телевидение — это в основном потоки мути. И, к сожалению, наши дети и подростки воспитываются не через богословские книги, не через подражание поступкам добрых и умных героев; они видят на «голубом экране», вместо глубоких нравственных передач, полную безнравственность и бездуховность, которые черным грузом ложатся на их души. Вообще-то я ТВ не смотрю, но в те редкие минуты, когда включаешь телевизор, поражаешься: как можно «продвигать» в общество столь дремучую безнравственность и бездуховность?!

Что бы я сделал, будь моя воля что-то изменить в этой сфере? Трудно так сразу сказать — дело в том, что люди уже привыкли к таким «потокам мути». И просто взять все это и раз и навсегда исключить — проблематично: пойдут возмущения. Очевидно, должна быть строгая и последовательная политика контроля за ТВ, чтобы потихоньку переводить телепередачи в нравственное русло.

Но дело еще и в том, что, оказывается, очень непросто делать программы по-настоящему интересные, познавательные и нравственные. Вряд ли можно заинтересовать зрителя, если, к примеру, некий батюшка, устроившись в кресле, рассказывает о чем-то. Чем же увлечь нашего современника и одновременно поделиться с ним высоким нравственным потенциалом? Скажем, я в свое время, когда дети были маленькие, покупал в Троице-Сергиевой лавре кассеты с фильмом «Маленькая принцесса». Дети смотрят его на «ура», причем не один раз. Этот фильм берет за душу, учит любви к ближнему своему. И хотя формально в нем нет ничего православного, но вместе с тем поступки и поведение главной героини в чистом виде христианские. Конечно, для православного воспитания этого недостаточно, но, тем не менее, такие «крупинки» помогают формировать личность.

Мы проводили семинары по воскресным школам, чтобы определить, как воспринимают мир современные дети. Одна из больших проблем: то, что дает сегодня воскресная школа, достаточно далеко от современных реалий, окружающих ребенка. Я просмотрел множество программ, и в целом это хуже или лучше изложенный «Закон Божий» Слободского.

А современный ребенок живет, скажем, музыкой — это для него целый мир. Но каков репертуар, типичный для наших подростков-школьников? Одна из песен, которую слушают (к чести нашей молодежи, далеко не все!), — примитивный сказ о том, как один молодой человек ухаживал за девушкой, а на выпускном вечере она танцует с другим, и вот выход он находит в том, что теперь его «аттестат в крови». Получается, что в воскресной школе мы говорим о нравственном поведении, а в уши подросткам «вливают» подобные песни, призывающие к насилию.

Социальные сети, Интернет, взаимоотношения полов, проблема абортов — есть масса тем, на которые подросткам нужно обязательно дать внятный православный ответ. Для этого можно было бы сделать телепередачу, где дать им возможность высказываться самим и подвести их к решению проблем в духе Православия.

Священник Иоанн Горбунов, Священник Иоанн Горбуновнастоятель храма святой великомученицы Параскевы деревни Ольшаны Столинского района (Пинская епархия Белорусского экзархата):

 — Не секрет, что телевидение, в первую очередь, интересно тем людям, которые не пользуются или не в полной мере пользуются Интернетом. И в большинстве своем они привыкли смотреть то, что им предлагается, не имея возможности самим подбирать видеоинформацию.

Причем на телевидении светском все наиболее интересное для зрителей чрезмерно перегружено рекламой. От этого не уйти: телевидение в основном за счет рекламы существует. И вот те интересные передачи и фильмы, которые столь редко появляются на экране, люди приспосабливаются смотреть с перерывами, а во время рекламы занимаются кратковременными домашними делами или перекусывают.

На мой взгляд, для нормального существования церковных видеоматериалов на светских телеканалах предлагаемые сюжеты должны быть короткими, чтобы не нарушалась целостность материала рекламой, или же неким образом следует заранее оговаривать вопрос о минимизировании рекламы во время их показа. Причем сюжеты должны быть максимально качественные, а иначе не надо это вообще делать.

Церковным же телеканалам, на мой взгляд, зачастую не хватает «огонька». Церковь часто ассоциируется у зрителей с чем-то нудным, долгоиграющим, малоинтересным, но, как полагают верующие, «смотреть обязательно надо, потому что это церковный канал». Мое мнение: надо больше продвигать документальные познавательные фильмы про страны мира, про святыни, транслировать качественные концерты, в том числе духовной музыки, давать нормальную рекламу ресурсов Интернета. Главное — чтобы было интересно, а уже потом, со временем, возникнет и понимание. Очень важен подбор духовно одаренных и в то же время привлекательных для зрителей ведущих и участников телепередач.

Сегодня на первом плане у людей все определеннее становится не телевидение, а Интернет. Но телевидение переходит в Интернет и никогда не потеряет своей актуальности. Поэтому работа с ТВ должна стать одной из наших приоритетных задач в области медиа.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/56 129.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru