Русская линия
Православие.Ru Сергей Лабанов05.06.2001 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ АПОЛЛОНА МАЙКОВА

4 июня исполнилось 180 лет со дня рождения замечательного русского поэта (к сожалению, ныне почти неоправданно забытого) А.Н. Майкова. Кроме поэтического творчества он интересен как политический публицист и писатель славянофильского направления мысли. Мало кто знает, что он написал в духе панславизма, во многом поддерживаемый Ф.И. Тютчевым, статью «Всеславянство», опубликованную в славянофильском издании «Беседа» в 1871 году. Сам Майков называл себя духовным крестником Ф.И. Тютчева.
А.Н. Майков родился 23 мая 4июня 1821 года в дворянской семье. Её родоначальником был дьяк великого князя Василия Васильевича и царя Ивана Грозного Андрей Майк; к ней принадлежал русский святой и церковный писатель Нил Сорский (в миру Нил или Николай Майков). Ярославский помещик И.С. Майков содействовал Ф.Г. Волкову в создании первого русского публичного театра, а его старший сын, родной брат прадеда Аполлона Николаевича — Василий Иванович поэт XVIII века. А его родной дед, Аполлон Александрович, служил директором Императорских театров. Кроме этого, Майков был сыном академика живописи Николая Александровича Майкова, а также был родным братом литературного критика Валериана Николаевича и историка русской литературы Леонида Николаевича Майкова. Поэт воспитывался в атмосфере, насыщенной интересом к искусству. В 1837- 41годах Майков учился на юридическом факультете Петербургского университета. С 1844 года — помощник библиотекаря при Румянцевском музее, с 1852 года и до конца жизни — цензор, затем председатель комитета иностранной цензуры. При этом он неоднократно выезжал за границу, главным образом в Грецию и Италию.
Раннее детство Аполлона Николаевича прошло в имении отца сельце Никольском, близ Троице-Сергиевой лавры, и отчасти в имении бабушки сельце Чепчихе Клинского уезда Московской губернии. Его постоянными товарищами были крестьянские дети. Здесь он на всю жизнь пристрастился к рыбной ловле, что отразилось в его поэме «Рыбная ловля», которая была опубликована в «Отечественных записках» в 1856 году. При этом, первоначальное воспитание и образование получил дома: вначале его по — русски и по-французски обучала мать, а потом два года в имении жили гувернёры. Все эти воспоминания детства не могли не отразиться на дальнейшем мировоззрении поэта.
В 1837−41 г. г. учился на юридическом факультете Петербургского университета. С 1844 года он стал помощником библиотекаря при Румянцевском музее, а с 1852 года и до конца своей жизни работал цензором в комитете иностранной цензуры, т. е. в том самом месте где служил его друг Ф.И. Тютчев и чей пост председателя этого цензурного ведомства он блестяще заменил после отставки последнего. При этом Аполлон Николаевич постоянно выезжал за границу, главным образом в Грецию и Италию. В 1842 году он впервые издал сборник «Стихотворения», в котором проявился характерный для Майкова интерес к Древней Греции и Риму. Данный сборник стихов подвёл итог периода становления Аполлона Николаевича как оригинального поэта и вызвала широкие отклики многих маститых литераторов как в его время, так и после смерти автора. В этих своих первых стихах поэт продолжил традиции антологической поэзии К.Н. Батюшкова и Н.И. Гнедича. Здесь для него свойственна ясность и пластичность образов, а также гуманистический идеал земной жизни. В следующем сборнике «Очерки Рима» (1847) Майков сделал попытку на фоне древнего мира показать природу и бытовые сцены из жизни современной Италии. Прекрасные образы древнего Рима, поклонение высокому искусству и красоте вообще, а женской в частности, также наслаждение картинами природы — всё это мотивы в его прежнем, антологическом духе, чем так сильна муза поэта в начальный период его деятельности. Как ни далеки от нас времена античного мира, но главная заслуга Майкова является в силе его поэтического гения, который сумел приблизить этот мир к нам, а также воскресить перед нами его картины и увлечь нас своими переживаниями и глубокой созерцательностью.
В Италии Майков жил вместе со своим братом Валерианом и позднее оба ездили в Париж, чтобы там пробыть в течении нескольких месяцев. Во время этой поездки Аполлон Николаевич слушал лекции в Сорбонне и в College de France, тем самым обогатившись столь нужными для его дальнейшего творчества познаниями. Перед возвращением в Россию поэт побывал в Праге в связи с пробуждающимся в его сознании интересом к панславизму. Его тянуло поближе взглянуть на славян, присмотреться к их быту, узнать их прошлое. Знакомство со славянским миром и его юридическими памятниками дало Аполлону Николаевичу материал для его кандидатской диссертации «О первоначальном характере законов по источникам славянского права». Эта работа вполне объясняет тот интерес, с которым он сам относился к славянской жизни и который задержал его в Праге. В Праге Майков познакомился с деятелями чешского и славянского просвещения Ганкой и Шафариком и нашёл в их тесном кружке ласковый и дружественный приём.
По свидетельству самого Майкова, его литературные вкусы складывались сначала под влиянием М.В. Ломоносова и Г. Р. Державина, а решающее влияние на формирование его как поэта оказали элегии и антологические стихи К.Н. Батюшкова. На эту почву также легли эмоциональные впечатления от творчества А.С. Пушкина, особенно 2-й половины его жизни. На ранних стихах поэта также явственно ощущается влияние русских романтиков от Е.А. Баратынского до Бенедиктова.
Языческое мироощущение, выразившиеся в подражаниях древним грекам и римлянам, приходило в непримиримое противоречие с христианским мировоззрением Майкова. Из борения двух исторически непримиримых начал возникла магистральная тема всего творчества Майкова — тема торжества христианства в борьбе с язычеством в первые века нашей эры.
Всё это в полной мере проявилось в его драматической поэме «Три смерти», где показан Рим времён Нерона. По приказу императора должны были умереть философ Сенека, поэт Лукан и богач-эпикуреец Люций. В их диалогах и монологах во всём многообразии гениально воплощены разложение и упадок языческой Римской империи. А сама христианская тема у поэта здесь только подразумевается. Приблизительно в это же время было написано его большое стихотворение «Савонарола», посвящённая художественному исследованию двух путей христианства — иступленно — аскетического и полного любви и радости. Майков, также его потомок Нил Сорский прославляет второй путь.
В 1852 году Майков женится на русской немке лютеранского вероисповедания Анне Ивановне Штеммер (1830 — 1911). У них было четверо детей: из них до совершеннолетия дожили только трое сыновей: самый известный из них Аполлон был один из ведущих публицистов черносотенного движения в начале ХХ века.
В октябре 1852 года Майков определился в Петербургский комитет иностранной цензуры исполняющим обязанности младшего цензора. При том что служба была сложной и трудной, поэт полюбил её, особенно тогда, когда по его совету председателем комитета назначили его друга и другого великого русского поэта Ф.И. Тютчева, а в 1860-м году секретарём стал Я.П. Полонский. В 1875 году он сам возглавил комитет. «Мне ничего более не надо: я и умереть хочу, как и Тютчев, в дорогом моему сердцу комитете» — однажды признался Аполлон Николаевич. В итоге он в этом ведомстве проработал 45 лет, т. е. до самой смерти. Как глава учёного комитета иностранной цензуры Майков состоял также членом учёного комитета Министерства народного просвещения. В 1853 году Академия наук избрала его чл.- к по отделению русского языка и словесности, а Киевский ун-т почётным членом.
В это время его взгляды резко меняются: он всё больше и больше склоняется к почвенническим и славянофильским идеям, не совсем соглашаясь с окончательными выводами о петровской эпохе старых славянофилов. При этом он полностью соприкасался с идеями Ф.И. Тютчева, Ф.М. Достоевского, А.А. Григорьева. Но всё-таки огромную роль в изменении позиции поэта в отношении к роли и места России в мире сыграло прежде всего его общение и дружба с Ф.И. Тютчевым. «Знакомство с Тютчевым и его расположение ко мне, — отмечает Майков, всё скреплённою пятнадцатилетней службой вместе и частными беседами и свиданиями, окончательно поставило меня на ноги, дало высокие точки зрения на жизнь и мир, Россию и её судьбы в прошлом, настоящем и будущем, и сообщило тот устой мысли, на коем стою и теперь и на коем воспитываю своё семейство». И этот самый устой спас самого Майкова от нигилизма и атеизма. Вот как он сам заканчивает своё письмо из Константинополя своему приятелю М.Л. Златковскому: «Напротив, сам вывел (устой -С.Л) многих из мрака и шатания. Таким образом, завершился период исканий правды в философии, религии, политике. Нравственная евангельская правда одна с малолетства не была поколеблена, плюс некоторые фамильные предания. Когда всё это установилось и отошло на задний план, тогда только началось настоящее творчество, в связи отчасти с непредвидимыми событиями жизни, отчасти с ходом внутренней работы мысли».
Крымская война 1853−56 годов всколыхнула патриотические и монархические чувства Майкова. В самом начале 1855 года вышла небольшая книжка его стихов «1854-й год» (СП — б.). Сама война, настроение, охватившее русское общество столь эмоционально и во многом невольно сообщилось чуткому поэту, образ мыслей которого достиг полной зрелости. Так в письме к А.Ф. Писемскому он пишет: «И каково бы ни было образование каждого, из каких бы источников ни подчеркнул он свои знания и мнения, все в один голос, в один миг должны были разрешить этот вопрос и единодушно, перед судом совести, ответить: «Я — русский"… Ничто не подавило в нашем сознании, что можно быть учёным и образованным человеком и чувствовать, что мы в тоже время русские, и что в нас повыше всего одно святое чувство любви к отечеству!» Как же это необходимо понять нам, сегодняшним интеллектуалам эти замечательные мысли, обращённые Майковым как к его современникам, так и к сегодняшним деятелям. Заканчивает он такими замечательными словами: «На нас писателях лежит великий долг — увековечить то, что мы чувствовали со всеми. Нам следует уяснить и осязательно нарисовать тот идеал России, который ощутителен всякому».
После Крымской войны Аполлон Николаевич сблизился с молодой редакцией «Москвитянина», поздними славянофилами и «государственниками». На почве славянофилов, но с твёрдой идеей государства, с признанием послепетровской истории Майков становится сторонником идей М.П. Погодина, М.Н. Каткова, Ф.И. Тютчева. При этом он создаёт ряд стихотворений о русской природе, которые заучивались наизусть «чуть ли не с первыми молитвами» (так об этом сказал М. Бородкин, написавший статьи о Тютчеве и Майкове), ставшими хрестоматийными и цитатными: «Весна! Выставляется первая рама» (1858), «Летний дождь» («Золото, золото падает с неба», 1858), «Сенокос» («Пахнет сеном над лугами», 1858), «Ласточки» (1856) и т. д.
В это время новым пламенем вспыхнула в поэте любовь к родине, к её природе, к быту «непросвещённого народа». Не одной внешней красотой полны великолепные строки Майкова, вызванные огромной любовью автора к своей родине. Она уже была выражена не буйным и стремительным тоном, а спокойным, тихим и философским. В них выпукло выступает лирическая философия, его идейность. Подтверждению этому служит его стихотворение «Облачка», где Аполлон Николаевич сравнивает небесные тучки со страстями сердца, с бредом вдохновения и делает заключение, что без этих жизненных облачков был бы чужд и страшен Божий суд.
В ноябре 1857 года Майков назначен делопроизводителем Временного комитета по пересмотру цензурного устава, а августе 1858 года Морское министерство пригласила Аполлона Николаевича приинять участие в экспедиции на корвете «Баян» в Грецию. Корвет долго оставался, а Ницце, Рагаузе, Палермо, Неаполе. Отсюда возник «Неаполитанский альбом (Мисс Мэри)» (1858). В нём он великолепно отразил черты красивой страсти, вольного веселья Италии, к которым остался неравнодушным поэт. Посещение Испании отразилось в исторической балладе «Исповедь королевы». Готовясь же к этому плаванию поэт изучил новогреческий язык. Однако, в Грецию в итоге «Баян» так и не попал, но Майков в 1858−62 написал большой цикл «Новогреческих песен». В них он воспевает героев маленького, но героического и православного народа, отстаивающего свою веру, свободу в постоянной борьбе с угнетателями — турками. В целом их можно назвать бесхитростными, но в них прекрасно выражен дух народа, его настроение и своеобразная мудрость, они при этом также полны прелестной искренности, настроения и тихой прелести. Кроме этого, в дальнейшем он ездил в Германию, Францию, Турцию, где лечился и навещал своих сыновей.
В 1863 году он опубликовал продолжение «Трёх смертей» — драматическую поэму «Смерть Люция». По приказу Нерона эпикуреец Люций на прощальном пиру выпивает чашу с ядом. Но перед самой смертью, он вдруг узнаёт, что под языческим Римом в катакомбах уже живут христиане и на смену более жестокому язычеству приходит учение, несущее любовь к ближнему. В 1864 году выходят «Новые стихотворения Майкова. 1858−1863», мало замеченные критикой.
Но больше всего его влекли духовные черты прошлого России, стойкость родного народа, подвиги и страдания «двух сил», шедших рука об руку в государственном деле: князя народа, вождей земли, многолетняя судьба строителей русского государства, видевших на своём веку столько страданий ради любви к народному краю. Все эти величественные картины прошлого с большим внутренним подъёмом рисует Майков. Христианское настроение русской души часто воодушевляло Аполлона Николаевича, при этом давая пищу для его вдохновения. Он благоговейно относился к набожности русского народа и с горячей любовью говорил о его храмах, обителях, святителях, благочестивых князьях и подвижниках русской земли.
В этой связи невольно вспоминается его стихотворение «Упразднённый монастырь», где представлена богатая картина отечественной средневековой обители. Эта картина озарена глубоким пониманием всего сделанного ею для русского общества. Вполне по тютчевски верит Аполлон Николаевич в призвание родной Руси и умиляется, также как и Тютчев, её долготерпению, выносливости, крепости.
Глубоко верующий христианин в личной жизни и вполне уяснивший себе значение христианства, Майков таким же христианином отразился и в своих произведениях, изумительно при этом воспевая родную природу, века и народы, а также те исторические события, которые сопровождали как Россию, так и другие страны. Сумев своей чуткой душой понять не только события, но и вполне уразуметь их истинный смысл, Аполлон Николаевич, по выражению Бестужева-Рюмина, старался «вознестись к высшему религиозному началу и в нём слиться со своим народом». Подобно Тютчеву, поэт считал Россию «по природе христианским царством и хранительницей истинного христианского духа».
В этой связи вполне естественно Майков проявлял интерес к древнерусской истории и славянскому фольклору. Это помогло создать ему один из лучших поэтических переводов «Слова о полку Игореве» (1866−70). Его перевод был признан образцовым многими знатоками древнерусской литературы (в частности Ф.И. Буслаевым, Н.С. Тихонравовым, А.Н. Афанасьевым). Будучи истинным знатоком изящного, Майков как нельзя лучше проникнулся поэтической стороной «Слова…», в которой видит и реальность красок и их жизненность. При этом, поэт старался сохранить слова и выражения подлинника. Сам Аполлон Николаевич называл этот четырёхлетний период перевода «Слова.» «вторым университетом».
Также с глубоким сочувствием поэт рисовал образы Александра Невского, Ивана Грозного, Петра I. Им были посвящены как поэтические, так и прозаические сочинения: «В Городце в 1263 году» (о смерти Александра Невского), «Москва-третий Рим», «Царь Иван Васильевич Грозный. Покорение Казани и Астрахани», «Завоевание Сибири», «Стрелецкое сказание о царевне Софье Алексеевне», «Кто он?» (о Петре I), «Ломоносов», «Менуэт"(об эпохе Екатерины II) и т. д. Вот он как сам характеризует эти сочинения: «Я дошёл до того, что вижу, кажется, физиономии князей удельного и Московского периода». Этими сочинениями начинается как бы последний период творческой деятельности Майкова.
На смену беззаботности, аристократического эпикуризма, стремления к наслаждению жизнью выступают думы о подвигах духа, размышления о высших вопросах человеческого бытия. Здесь как бы совершается своего рода превращение: Аполлон Николаевич всё более проникается религиозным духом, всё ярче отражает христианские воззрения и идеалы, в общем можно говорить о том, что поэт образов уступает место поэту-мыслителю. Самосозерцание, вдумчивость, размышление над сущностью жизни, скорбные думы о многих явлениях современности — вот основное содержание большинства сочинений Майкова этого периода.
В 1882 году была полностью опубликована лирическая драма «Два мира», ранняя редакция которой вышла в 1872 году. Сам поэт считал это произведение главным трудом своей жизни, основными вехами которой являются «Олинф и Эсфирь», «Три смерти» и «Смерть Люция».
В 1883 году вышло 4-е собрание сочинений Майкова — трёхтомное «Полное собрание сочинений А.Н. Майкова». В апреле 1888 года русское общество отпраздновало 50-летний юбилей его творческой деятельности. Александр III произвёл поэта в тайные советники и увеличил его пенсию. В дни юбилея Майков в общественном сознании являлся не только как преемник А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова, но и как последовательный монархист, консерватор и «государственник», являя тем самым реальную силу в противодействии революционному движению. Может быть и поэтому его имя до сих пор предано забвению. И в этой связи вполне закономерна реакция В. Соловьёва на его изумительное по своему духу патриотизма стихотворению «У гроба Грозного», где царь оправдывает свою жестокость и казни бояр интересами государства, православия и народа и называет себя зачинателем дел, которые были продолжены другими русскими царями. Соловьёв же упрекнул Майкова в том, что он «лукавыми словами… злую силу воспевал». Не больше, не меньше!
В стихах 80−90-х годов у Аполлона Николаевича видны прекрасные афоризмы, такие, как например: «Чем глубже скорбь, тем ближе Бог», «Поэзия — венец познания», «Выше всех веков — есть Вечность!» и т. д.
В быту Майкову был присущ тонкий беззаботный юмор и доброта сердца. Будучи по своему характеру отзывчивым и добрым, он постоянно поддерживал молодых литераторов, а также однажды, проживая на даче у станции Сиверской, он стал председателем попечительского совета при местной Петропавловской церкви при этом заботясь о постройке новой школы, церкви, богадельни, тратя много времени и денег. В.В. Розанов однажды записал в «Опавших листьях»: «Поэт Майков… смиренно ездил в конке. Я спросил у Страхова — О да! Конечно в конке. Он же беден. Был «тайный советник», и большая должность в цензуре».
27 февраля 1897 года Майков вышел на улицу уж слишком легко одетым, вскоре заболел и через полтора месяца (20 марта) умер. Он был похоронен в Петербурге на кладбище Воскресенского Новодевичьего монастыря. Почти целый век этот замечательный русский поэт был неоправданно предан забвению из-за того, что был консерватором. И моей задачей в этой статье является открыть почти заново это честное русское имя!

Используемая литература:
1. А.Н. Майков. Полное собрание сочинений. Т.1−4. / Вст. ст. П. Быкова. — Сп-б, 1914.
2. А.Н. Майков. Всеславянство. // «Беседа», 1871, кн.3. С.216−261.
3. Русские писатели. Словарь. Т3.- М:1994.
4. Краткая литературная энциклопедия. Т.4.- М:1967.
5. М.Л. Златковский. А.Н. Майков. — Сп-б, 1898.
6. О.Ф. Миллер. А.Н. Майков. «Русская мысль», 1888. N5−6.
7. М.М. Бородкин. Поэтическое творчество Майкова. — СПб, 1900.
8. Ю. Айхенвальд. Силуэты русских писателей. Т.1. — М:1998.
9. В.С. Соловьёв. Философия искусства и литературная критика. — М:1991.- С.549−554.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru